Диплом больше не нужен

17 Апреля 2023 17:47
17 Апр 2023 17:47

|

Диплом больше не нужен. Работодатели разочаровались в образованных ИТ-шниках и стали искать опытных

В мире растет число компаний, нанимающих специалистов без профильного ИТ-образования, но со знаниями и опытом работы. Это ускоряет процесс поиска кандидата на открытую вакансию. Но в ИТ-отрасли все еще присутствуют консерваторы, верящие в то, что высшее образование способно дать ИТ-шникам качества, которые невозможно развить без четырех лет в вузе.

Диплом – не главное

Современные работодатели при поиске специалиста в сфере ИТ стали в меньшей степени обращать внимание на наличие у соискателей профильного высшего образования. Как пишет портал TechSpot, акценты сместились в сторону знаний – компании из самых разных отраслей стали понимать, что компетентность специалиста в конкретных ИТ-навыках и наличие у него необходимых для выполнения задач, которые предусматривает должность, гораздо важнее «корочки».

Последняя, как пишет TechSpot, чаще всего означает наличие пула общих знаний в ИТ-сфере. По данным портала, в особенности это актуально для степени бакалавра, когда новоиспеченный специалист выпускается из вуза после четырех лет обучения, на протяжении которых бывший студент изучает не только профильные предметы.

Специалисты по кадрам, отбирающие кандидатов на ИТ-должности из десятков кандидатов, тоже понимают, что привязка к наличию у соискателя диплома в значительной степени усложняет им работу и требует большего времени на закрытие вакансии. Это искусственное ограничение не позволяет принять на работу действительно грамотного специалиста, потратившего время не на получение высшего образования, а на приобретение теоретических и практических навыков «в полевых условиях».

Процесс запущен

На то, что работодателей перестает интересовать наличие у кандидата диплома о получении ИТ-специальности, указывает и статистика The Burning Glass Institute. В отчете сказано что в период с 2017 по 2019 гг. 46% технических специалистов среднего уровня (мидлов) и 31% топовых специалистов (сеньоров) столкнулись с исчезновением требования о наличии профильного высшего образования из общего списка условия приема на работу. Работодатели стали больше обращать внимание на так называемые soft skills – непрофильные навыки среди которых грамотная письменная и устная речь, внимание к деталям и пр.

Ценность умения работника быстро и качественно решить поставленную ИТ-задачу в глазах работодателей стремительно растет

В 2023 г. многие технологические лидеры видят выгоду в устранении требований к формальному образованию за счет получения доступа к большему числу кандидатов с богатым практическим опытом. Но еще есть среди них и те, кто по-прежнему делает ставку на наличие у соискателя документа, подтверждающего, что он провел как минимум четыре года своей жизни в стенах высшего учебного заведения, пережил семь сессий, госэкзамены, несколько курсовых работ и защиту диплома.

Точки зрения о превалировании наличия диплома над наличием практического опыта придерживается директор по информационным технологиям компании Veritas Technologies Джейн Чжу (Jane Zhu). Она утверждает, что ученые степени дают кандидатам особые «нематериальные преимущества», к которым она причисляет «социальную осведомленность» (social awareness), «навыки решения проблем» (problem-solving skills), «коллективное мышление» (collaborative mindsets) и «личная ответственность» (personal accountability). По ее мнению развить эти качества, имея за плечами лишь опыт работы, и не не может обеспечить сам по себе опыт.

Россия – не исключение

Российские работодатели тоже испытывают трудности с поиском ИТ-специалистов, наделенных и практическими знаниями, и «корочкой» о профильном высшем образовании. Как сообщал CNews, закрытие всего лишь одной вакансии нередко затягивается на долгие месяцы.

Решение сложившейся проблемы лежит на поверхности – достаточно лишь перестать требовать от кандидатов диплом о высшем образовании. Многие работодатели, решившиеся на этот шаг, познали его эффективность, начав закрывать вакансии втрое быстрее.

Что такое многофакторная аутентификация MFA, варианты реализации и критерии выбора решения

Маркет

Также можно переманить ИТ-специалиста из другой компании, предложив ему более высокую зарплату или престижную должность – это тоже втрое ускоряет поиск работника. CNews писал, что многие ИТ-шники готовы незамедлительно написать заявление об увольнении, если ему предложат работу в другой компании на более выгодных финансовых условиях.

Свой посильный вклад в увеличение в России числа дипломированных ИТ-специалистов пытаются внести отечественные вузы. В 2023 г. количество бюджетных мест на ИТ-специальности должно быть увеличено вдвое. Другими словами, вузы пытаются взять количеством, забывая при этом о качестве – как отмечают представители бизнеса и ученые, зачастую программы вузов не успевают за развитием ИТ-отрасли.

В дополнение к этому российские ИТ-компании больше не хотят вкладываться в подготовку студентов профильных вузов. Это стоит немалых денег и влечет за собой немалые риски – после выпуска новоиспеченные специалисты могут уйти работать к конкурентам, в том числе иностранным.

Уникальные знания в обмен на диплом

Как пишет TechSpot, вопрос наличия у кандидата высшего ИТ-образования поднимается тем чаще, чем больше соискателей откликается на вакансию. В качестве примера портал приводит .NET-разработчиков, при поиске которых почти гарантирован постоянный поток высококвалифицированных кандидатов, проживающих в том же городе, где зарегистрирована компания. В этом случае, при прочих равных, степень бакалавра и присущие ей знания и навыки, могут бы быть отличительной чертой, повышающей общую ценность конкретного соискателя.

И наоборот, когда нам нужно нанять сотрудника на вакансию с очень узкоспециализированными требованиями к набору знаний и умений, условие о необходимости наличия у кандидата высшего образования может превратить закрытие вакансии в кошмар для работников HR-отдела. Вместо того, чтобы получить десятки местных кандидатов за несколько дней, как в примере с .NET, приходится потратить немало сил и времени, чтобы найти хотя бы пять квалифицированных кандидатов по всей стране. Отказ от требования об образовании расширил бы пул кандидатов в геометрической прогрессии.

В некоторых случаях наличие в условиях вакансии требования о высшем образовании делает более подходящим кандидатом человека, который закончил вуз очень много лет назад и официально считается дипломированным ИТ-специалистом, но совершенно не в той области, которая требуется компании. А соискатель без высшего образования, но имеющий багаж необходимых навыков, с очень высокой степенью вероятности после собеседования или проверки его резюме получит отказ.

  • Что лучше — ГЛОНАСС или GPS: главные различия систем навигации

Отношение к высшему образованию в России противоречивое. С одной стороны, число получивших его людей растет: по последним данным Росстата, диплом вуза в 2015 году имели почти 30,3% россиян в возрасте от 25 до 64 лет, а в 2005 году таких было около 20,2%.

В то же время все больше россиян полагают, что значимость вузовского диплома преувеличена, и сомневаются, что высшее образование является существенным подспорьем в построении успешной карьеры. Более половины выпускников колледжей не считают необходимым продолжать обучение в вузе, чтобы найти высокооплачиваемую работу. А некоторые сервисы по поиску работы подумывают о том, чтобы убрать графу «образование» для некоторых вакансий. Значит ли это, что диплом вскоре превратится в бесполезную бумажку, а университеты закроются?

Кому не нужен диплом

Лояльное отношение к «корочке» отчасти связано с меняющимися требованиями на рынке труда. Генеральный директор HeadHunter Михаил Жуков говорит, что работодатели все больше воспринимают сотрудников как носителей определенного набора навыков — skill set — и при приеме на работу оценивают именно это, а не то, чему учился соискатель в институте.

«Любая система образования, будь то российская или западная, никогда не сумеет поддерживать этот skill set актуальным. Сейчас самое главное — уметь учиться всегда и всему, постоянно анализировать и приобретать востребованные навыки, оценивать разрыв между своими возможностями и новыми потребностями работодателей, стремиться этот разрыв закрыть», — сказал он.

Поэтому в некоторых сферах диплом может не играть никакой роли при приеме на работу. Это, к примеру, области, связанные с оказанием интеллектуальных и прочих услуг, — маркетинг, туризм, развлечения, торговля. Много самоучек и среди представителей творческих профессий — дизайнеров, фотографов, копирайтеров, артистов. То же касается и новых специальностей, для которых вузовских программ пока не существует. Например, SMM или некоторые направления IT.

Однако высшее образование все еще важно в сферах, имеющих повышенную общественную значимость и ответственность, говорит Жуков, — в медицине, фармацевтике, строительстве, транспорте, проектировании (от авиастроения до коммуникаций), высокоточном производстве, госслужбе.

Самоучка в облаке

Создатели облачной платформы Voximplant считают, что в IT высшее образование — не главное, и при подборе кандидатов на джуниорские позиции о дипломе даже не спрашивают; на более высокие позиции также могут взять хорошего специалиста без высшего. Сейчас почти 30% разработчиков компании не имеют профильного образования.

Как объясняет сооснователь и СТО Voximplant Андрей Коваленко, в вузах не учат программированию как таковому, а дают лишь базовые алгоритмы, и наличие диплома не гарантирует профессионализм сотрудника. «С другой стороны, для сферы IT особенно свойственна высокая скорость изменений, поэтому все учебные планы в университетах устаревают к моменту их согласования и внедрения в процесс обучения. Для нас сейчас наличие высшего образования у кандидата говорит только о том, что у него хватило дисциплинированности и базовых знаний, чтобы получить диплом», — говорит он.

Тимлид команды backend-разработки Voximplant Дмитрий Иванейчик — один из тех сотрудников, кто начал работать, не имея высшего образования. Еще в школе он увлекся информатикой, учился по книгам. Потом пошел в армию и попал в отделение программирования, что помогло не забыть навыки. Отслужив, устроился на работу: сначала занимался телефонными и компьютерными сетями, потом ушел в небольшую студию веб-дизайна, через год перешел в системный интегратор, а затем уже в Voximplant. «Ни на одном месте работы у меня не потребовали диплом, но почти везде были тестовые задания», — вспоминает он.

Несколько лет назад Иванейчик «для успокоения души» получил высшее образование. Теперь его красный диплом менеджера МЭСИ «лежит на всякий случай». Он признается, что учеба в вузе пока ничего ему не дала: в работе пригодились различные курсы, а характер сформировался в армии. Сфера IT, говорит он, в целом открыта для людей без диплома, которые увлечены своим делом и готовы постоянно учиться, но на некоторых направлениях высшее образование все же нужно. Например, в сфере финтеха или машинного обучения.

Диплом в спешке

По данным опроса Superjob, более 80% выпускников российских вузов сталкивались с трудностями при трудоустройстве после окончания учебы. Причем это связано с отсутствием не только опыта, но и подходящих вакансий. Как следует из исследования НИУ ВШЭ, каждый четвертый дипломированный специалист выполняет работу, не требующую высшего образования, а около 30% работают не по специальности.

Евгению Куропаткину диплом инженера-энергетика Камышинского технологического института ни разу в жизни не пригодился. В студенчестве он начал играть в КВН и к учебе охладел. Но вуз окончил и пошел работать в городской комитет по молодежной политике, затем — на местное телевидение и радио. Потом был переезд в Москву и актерские курсы. Сейчас Куропаткин периодически играет в театре, занимается озвучкой рекламы, но в основном ведет различные мероприятия. Заказчики ни разу не спросили его о дипломе. «Достаточно показать свою работу. Сейчас, особенно в Москве, людям важен результат. Их интересует только то, какую пользу вы им можете принести. А бумажки нужны только для понтов», — считает он.

Не пригодились оба полученных диплома и бизнесмену Александру Кайгородову, бакалавру МФТИ по системному анализу и управлению и РАНХиГС — по экономике. Он поступал в вуз потому, что все его одноклассники туда шли, и вскоре разочаровался в учебе. Еще в институте устроился в банк в отдел трейдеров. «Я смотрел на людей в банке, которым 40 с небольшим, — ипотека, семья, появляющийся живот, потухший взгляд. Я не хотел стать таким же и решил, что мне нужно что-то более яркое», — вспоминает он.

В итоге Кайгородов прошел бизнес-курсы и запустил интернет-магазин товаров для копчения. Сейчас он доволен, что работает на себя, сам устанавливает график и ни от кого не зависит. Он считает, что в вузах дают только hard skills (англ. — «жесткие навыки», которым можно обучить и которые можно измерить), но не учат зарабатывать деньги, заводить друзей и работать с внутренними состояниями. «Поэтому образование не всегда ключевой фактор успеха», — поясняет он.

В поисках альтернативы

Проблема выпускников вузов, которые работают не по специальности, связана с отсутствием профориентации в школе, считает психолог Ольга Твардовская. Сейчас, по ее оценкам, около 40% школьников старших классов не понимают, куда идти. «Есть много людей, которые шли по накатанной и вдруг поняли, что занимаются не своим делом», — говорит она.

Кроме того, в обществе сохраняется восприятие диплома как «путевки в жизнь», добавляет директор по разработке и исследованиям компании «Профилум» Виталий Алтухов. По его словам, многие поступают, руководствуясь стереотипом о том, что без диплома карьеру не построить, либо поддаваясь давлению родителей. В итоге специалистов, которые осознанно получали профессию и тщательно выбирали вуз, мало.

Ситуация усугубляется тем, что ряд программ высшего образования не соответствует реалиям современного рынка труда — либо устарели, либо очень теоретичны. «Получается, что знания, умения и компетенции, которые важны для рынка, не формируются в вузе. Есть проблема и с soft skills (коммуникация, критическое мышление, креативность), которые значимы для работодателей, но редко осваиваются в вузе», — говорит он. Поэтому «корочку» приходится подкреплять дополнительным образованием.

В то же время и психологи, и хедхантеры, и работодатели согласны, что обучение в вузе дает ряд преимуществ: широкий кругозор, умение учиться и систематизировать информацию, способность посмотреть на проблему с разных точек зрения и спрогнозировать развитие событий, а также более развитый эмоциональный интеллект. По словам Твардовской, это помогает, даже если человек по специальности потом не работает.

«Пройдя через конкурентную среду вуза, люди лучше социально интегрируются. Им проще услышать разные точки зрения, реагировать на критику, проявлять сочувствие и эмпатию, вообще работать в команде. И это серьезные преимущества, которые дает высшее образование по сравнению с простым накоплением специальных навыков», — поясняет Жуков из HeadHunter.

Вузы готовятся к интеграции

В вузах заметили меняющийся настрой школьников. Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина говорит, что старшеклассники стали разворачиваться в сторону среднего профобразования и терять интерес к некоторым вузовским направлениям подготовки, например экономике, сервису, менеджменту, политтехнологиям.

Но от изменений на рынке труда вузы отчасти защищены новыми профессиональными стандартами, которые с 2020 года должны быть внедрены в компаниях с госучастием от 50%. Это набор параметров для каждого вида деятельности, включая описание трудовых функций и уровень квалификации — от первого (неквалифицированный труд) до девятого (руководители страны). Требование иметь диплом бакалавра прописано уже в шестом квалификационном уровне, к которому относятся специалисты среднего звена.

Но вузам тоже придется подстраиваться. «Здесь работа вузов строится на том, чтобы создавать интегрированные длинные программы, начиная работать со школьниками, предлагая программы среднего профессионального образования, а потом программы высшего образования, удобные для совмещения с работой», — говорит Абанкина. Она считает, что вузам нужно налаживать тесное партнерство с работодателями, помогать им в продвижении сотрудников, которые достигли определенной квалификации и нуждаются в повышении уровня образования.

Такие программы уже появляются. Например, в 2018 году в Инженерной школе Дальневосточного федерального университета в партнерстве с Дальневосточным центром судостроения и судоремонта и судостроительным комплексом «Звезда» открылась магистратура «Энергокомплексы и оборудование морской техники», а в 2019 году планируется первый набор на бакалавриат «Кораблестроение». Тульский госуниверситет совместно с производителем товаров для гигиены и здоровья Essity запустил магистерскую программу «Автоматизация научных исследований, испытаний и экспериментов». В основном в создании длинных программ заинтересованы крупные компании.

А как за границей?

«Кризис диплома» затронул многие западные страны, говорит Абанкина. По ее словам, в Германии, например, переориентировали систему высшего образования на короткие, трехлетние, программы, которые позволяют выпускникам сразу трудоустроиться, а потом уже, если будет желание, продолжить учебу.

В Австралии нашли иные способы поддержать престиж образования и компенсировать снижение востребованности специалистов с дипломами на рынке труда. С одной стороны, власти сократили поддержку обучения за счет госбюджета, но при этом видоизменили систему образовательных кредитов: если выпускник вуза смог трудоустроиться, то, как и раньше, сам выплачивает долг, а если он успешно усвоил программу, но работу найти не сумел, государство возмещает кредит за него. Кроме того, в стране отрабатывают технологию контракта на человеческий капитал, когда любой частный инвестор может оплатить образование студента в обмен на часть его доходов в будущем. «Да, есть риск, что он потом не устроится на работу, но считается, что риски сопоставимы», — поясняет Абанкина.

Снижение ценности фундаментального образования для некоторых профессий — глобальный тренд, соглашается Жуков из HeadHunter. В основном это касается продаж и других рабочих позиций в производстве. «Если вы знаете свою отрасль и умеете продавать, ваше образование, скорее всего, отойдет на второй план к вашей успеваемости и полученному вами доходу», — говорит он. Кроме того, степень уже не так впечатляет из-за появления на рынке все большего числа выпускников колледжей.

Как и в России, компании за рубежом трепетно относятся к дипломам, когда речь идет о должностях, требующих определенной степени, лицензии или сертификата для легального трудоустройства: от здравоохранения до права, инженерии и некоторых технических должностей.

По мнению Алтухова из «Профилум», адекватной альтернативы вузам пока нет. Так что дипломы не «вымрут», а вузы еще долго будут оставаться базой, где человек не просто получает знания, но и развивается как личность, приобретает культурный и социальный капитал.

Ася Сафиуллина
  

Пандемия внесла коррективы не только в рынок труда, но и повлияла на выбор учебы. По данным исследования SuperJob, проведенного среди выпускников школ-2021, только 43% школьников собираются идти в вузы. Каждый пятый (21%) намерен поступать в колледж. Почему высшее образование теряет привлекательность среди молодежи?

Интересно распределение интересов нынешних выпускников. По данным исследования, специальности, связанные с информационными технологиями, выбирают 26% выпускников, 16% — медицинские ВУЗы, учиться на инженеров собираются 11%, на экономистов — 7%, учителями, военными и менеджерами хотят быть по 5%, юристами и дизайнерами — по 4%, филологами и журналистами — по 2%. Вопрос – где всему этому учиться ?

Пандемия, снижение зарплат и доходов сделали непозволительной роскошью для многих семей гонку за высокими баллами ЕГЭ с помощью репетиторов и платных курсов. Подросшие расценки на обучение в ВУЗах заставили многих родителей пересмотреть планы. Судите сами: в 2021 г. обучение в МГУ стоит от 241 250 до 404 437 руб. в год, в Московском государственном университете международных отношений — от 489 000 до 567 480 руб. за год, в Московской консерватории — 539 тыс. руб. в год, в Российском национальном медицинском университете им. Пирогова – от 260 до 337 тыс. рублей в год, в МВТУ им. Баумана – от 270 119 до 313 059 руб. в год.

Количество бюджетных мест с каждым годом сокращается. Самая большая доля «бюджета» в ВУЗах в последнее время выделяется на инженерные специальности. Но на технических факультетах достаточно трудно учиться. Много сил и средств отнимает и подготовка к поступлению. А после окончания не видно большой перспективы: ведь у нас сейчас не создаются новые инженерные конструкторские бюро, число действующих предприятий с производством можно пересчитать по пальцам. Поэтому многие семьи считают, что надо выбирать ориентированные на практику программы обучения, которые не требуют больших вложений.

«Сейчас совсем другие требования. За 4 года обучения в институте многое меняется, навыки устаревают, молодые люди выходят на рынок труда оторванные от реальности. Мы пытаемся решить проблему более раннего выхода на рынок труда за счет привлечения молодых людей в колледжи, это всего 2 года обучения плюс профессиональные навыки. Мир сейчас продумывает более краткие пути выхода на рынок труда, это современный трэнд, в котором больше преимуществ», — считает руководитель Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

«При трудоустройстве все меньше внимания обращают на диплом, все больше на опыт работы. Современный российский капитализм варварски относится к труду молодых людей. Помню, в 1970 году, когда я начинал работать, после выдачи диплома в институте мне выплатили стипендию за 2 месяца, плюс я получил в школе, куда пришел работать, первую зарплату авансом. Сейчас все по-другому. Я знаю молодых людей, которые имеют диплом и никуда не могут устроиться на работу. Либо у них испытательный срок без зарплаты, либо они вынуждены менять работу. Бесплатный труд молодых специалистов – это, видимо, особенность российского дикого капитализма труда с не гарантированной зарплатой», — заявил «НИ» первый заместитель комитета по образованию Госдумы Олег Смолин.

Так или иначе, количество студентов в России снижается с каждым годом. В СССР на 10 тысяч населения было 220 студентов, сейчас на 10 тысяч населения менее 130 студентов. Падение уровня доходов, которое началось в 2014 году, делает платное обучение малодоступным, поэтому многие отказываются от обучения по чисто материальным соображениям.

Колледжи оказались столь востребованы в этом году еще по одной причине. В условиях пандемии и «дистанционки» обучение в ВУЗах потеряло прежний смысл. Особенно трудная ситуация сложилась у иногородних: общежития закрыты, снять квартиру проблематично и дорого, а учиться дома по компьютеру и платить за это сотни тысяч в год – удовольствие сомнительное. В этих условиях колледжи сумели предложить более выгодные условия. Во-первых, они расположены не только в крупных, но и в малых и средних городах, то есть в большинстве случаев никуда не нужно переезжать. Во-вторых, они более доступны и предлагают более краткий курс обучения. В-третьих, колледжи связаны с работодателем. Ну и наконец колледжи – это экономия: платить за учебу нужно меньше, суммы вполне приемлемы: в среднем 30-50 тыс. рублей в год, а вовсе не 150 тыс. как минимальная цена для университетов. В результате в некоторых регионах в среднее профессиональное образование уходит больше половины выпускников школ. Например, в Краснодарском крае — 56%. Очень многие дети в кавказских республиках после 9 и 11 класса идут в колледжи, чтобы получить профессию. Кто-то потом продолжает обучение в вузе, но уже после того, как поймёт, зачем ему это надо.

«Программа колледжей больше, чем вузовская, ориентирована на практику — на неё отводится до 50% учебного времени. Это значит, что будет возможность поработать в разных местах, присмотреться к работодателю и показать себя. Выпускникам колледжа проще найти работу — их ждут по месту практики. Многие студенты находят подработку уже во время учёбы и могут содержать себя самостоятельно», — считает специалист по профориентации Дарья Зотова.

«Это раньше колледжи выпускали главным образом парикмахеров, поваров и строителей. Сегодня выпускники колледжей – это дизайнеры, IT- специалисты, стилисты, продюсеры. Получить «корочки» некоторых профессий можно только в колледже: автомеханик, парикмахер, повар-кондитер, сварщик, метролог, визажист, флорист… И не надо мучительно готовиться к ЕГЭ, поступить в колледж можно и на основе аттестата. Причем колледж – он недалеко от дома, не придется отрываться от семьи и жить в общежитии. Служба в армии – да, но всего год. А поступить в ВУЗ можно и после колледжа. К тому же многие институты и университеты имеют при себе колледжи», — рассказывает руководитель Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

Ну и самое главное в среднем профессиональном образовании – это возможность выбора для самого молодого человека. Не секрет, что выбор ВУЗа – это чаще всего выбор родителей, а не детей. По рассказам преподавателей, часто бывает так: поступив в ВУЗ, многие молодые люди вдруг понимают – «Не моё!». Но путей к отступлению уже нет. В итоге — апатия и потерянное время.

«Я просил коллег-преподавателей: оцените, сколько человек в ваших академических группах, где вы ведете занятия, во-первых, мотивированы на учебу, то есть хотят учиться, и, во-вторых, умеют и могут учиться. В 99,9% случаев преподаватели говорили: 1-2-3 студента из группы. В среднем от общего числа студентов мотивацией и готовностью к обучению обладают только 15% студентов», — считает педагог, профессор Семен Давыдович Резник, много лет занимающийся изучением высшего образования.

Все это не значит, что в ВУЗах учат хуже. Высшее образование дает шанс получить глубокие фундаментальные знания. Вопрос в их применении и актуальности.

«Все же я считаю, что те 43% молодых людей, которые решили поступать в вузы, приняли правильное решение. Общая статистика убеждает в том, что высшее образование повышает шансы на трудоустройство; у тех, кто имеет высшее образование, в перспективе более высокая зарплата. Люди с высшим образованием также имеют больше шансов на трудоустройство в предпенсионном возрасте, это данные ВШЭ. Есть и еще один немаловажный фактор: люди, имеющие высшее образование, дольше живут. Это тоже статистика», — считает первый заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Олег Смолин.

Каковы перспективы высшего образования в России, покажет время. Но на сегодня реальность такова: по сведениям Минпросвещения, около 60% выпускников школ выбирают для дальнейшего обучения колледж, а не ВУЗ. Это много, учитывая, что в начале 2000-х получить среднее профессиональное образование хотели лишь 30% выпускников. Из этого можно сделать по крайней мере один вывод: система российского высшего образования ждет перемен.

#Новости#Образование#МГУ#Молодежь#Дистанционное образование#Вузы#Общество

В настоящее время правительство проводит активную реформацию отечественной системы образования. Для этого предпринимаются определенные действия – например, дистанционное обучение для школьников и студентов, а также высказываются различные инициативы – к примеру, о введении дипломов «со сроком годности». Не так давно пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сделал заявление, в котором назвал выдачу бессрочных дипломов «абсурдом» и предложил ввести новую категорию образовательных документов – «дипломы по требованию». Имея такой документ, гражданин будет обязан подтверждать актуальность знаний в момент его предъявления – например, при трудоустройстве.

Естественно, общество не поддержало инициативу Пескова и его сторонников. Чиновникам напомнили, что главная проблема заключается не в актуальности знаний, а в том, что дипломы в нашей стране огромное количество людей просто покупают, а не получают честным путем – после нескольких лет обучения. Также не следует забывать, что если человек несколько лет работает по специальности, подтверждать наличие необходимых компетенций ему в принципе не нужно.

Подтверждение и повышение квалификации работника. Действует ли при этом прежний диплом?

В нашей стране существует несколько видов образования. Наряду с традиционными колледжами, техникумами и вузами действуют учреждения ДПО, предлагающие курсы повышения квалификации и профессиональный переподготовки на любой вкус и кошелек. Последние реализуются также удаленно и позволяют за относительно короткий период времени освоить новую специальность, при этом никак не влияя на основное образование, которое гражданин получил ранее. Выдаваемые учебными центрами ДПО документы позволяют работать по новой специальности, однако они не аннулируют полученный в техникуме или вузе диплом.

В большинстве случаев повышение уровня квалификации носит добровольный характер, но есть сферы, в которых это обязательная процедура, закрепленная в официальных нормативно-правовых актах. В качестве примера можно привести педагогическую деятельность и здравоохранение. Сотрудники, прошедшие курс повышения квалификации, сдают итоговый экзамен (проходят аттестацию), по которому оцениваются их профессиональные навыки и компетенции.

Срок годности диплома

Если инициативу Дмитрия Пескова поддержат в правительстве, образовательные документы нового образца могут появиться в обороте в течение пяти – десяти лет. Главная цель «дипломов по требованию» — отражение актуальных знаний обладателя. По замыслу инициатора, они должны стать альтернативой выдаваемым в вузах документам. Иными словами, если выпускник закончит образовательное учреждение с низкими оценками, он сможет пройти профильные курсы и изменить их на более высокие баллы. Например, если в дипломе стояла тройка по информатике, можно будет переобучиться и исправить ее на пятерку. Так, «диплом со сроком годности» будет способен отражать реальные знания специалиста в настоящее время, а не полученные много лет назад и, возможно, потерявшие актуальность.

Слухи насчет того, что диплом теряет юридическую силу через 5 лет с момента выдачи, если гражданин не работал по специальности, имеют глубокие корни. При СССР в таких случаях было необходимо подтвердить свои профессиональные компетенции, сдав экзамен. В нынешних реалиях абсолютно все дипломы имеют неограниченный срок годности, дополнительные процедуры для уточнения уровня квалификации на законодательном уровне не предусмотрены. Работникам образовательной, медицинской и некоторых других сфер необходимо на регулярной основе проходить курсы повышения квалификации, но даже если они этого не сделают, диплом не «сгорит», просто найти работу будет сложнее.

В нормах ТК РФ указано: если выпускник трудоустраивается впервые в течение 12-ти месяцев после окончания вуза, ему не нужно устанавливать испытательный срок. Но этот пункт нельзя трактовать так, что диплом актуален лишь 1 год.

Что интересует работодателя

Сторонники инициативы введения дипломов «со сроком годности» отмечают в качестве плюса увеличение финансирования вузов, так как многим людям придется начать учебу заново, а второе образование в нашей стране платное. Но минусов от нововведения, конечно, будет больше. Для людей реформа обернется тратой денег, времени и нервов.

Не стоит забывать о том, что в России человек может с отличием закончить вуз, а потом банально не иметь возможности устроиться на работу по специальности на протяжении многих лет. Когда, наконец, ему подвернется походящий вариант (например, через 5 лет), вместо исполнения непосредственных трудовых обязанностей нужно будет снова проходить обучение.

Также стоит помнить, что в крупных компаниях существуют собственные корпоративные университеты (например, в РЖД). Сотрудники на регулярной основе проходят образовательные курсы, организованные работодателем.

Популярные статьи в категории:

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Уровень безработицы в России вырос до 6,4%. В январе 2020 г. безработными числились 3 482 000 человек, с марта по сентябрь этот показатель увеличился до 4 808 000. Из-за кризиса на рынке труда, подстегиваемого коронавирусом, обладатели дипломов вузов готовы сейчас работать курьерами, помощниками по хозяйству, администраторами. Однако спрос на высшее образование продолжает оставаться высоким. Из-за пандемии единый государственный экзамен (ЕГЭ) в этом году был обязательным только для тех, кто решил поступать в вузы, т. е. сдавать его можно было по желанию. Однако, по данным Рособрнадзора, 90% выпускников школ ЕГЭ сдавали. Таким образом, большинство приняло решение продолжить образование в институтах и университетах.

В 2020 г. в 252 российских вузах выделено 525 633 бюджетных мест. «Абсолютное большинство абитуриентов реализовали свое конституционное право на конкурсной основе получить высшее образование, в том числе бесплатно. На очную форму бакалавриата, специалитета и в магистратуру зачислено около 620 000 студентов», – заявил министр науки и высшего образования Валерий Фальков.

Пропуск в будущее

Насколько высшее образование способствует успеху в карьере? Помогает ли оно при поиске работы, дает ли конкурентные преимущества? И в каких сферах оно все еще необходимо, а где без него уже можно обойтись?

«Высшее образование в России часто рассматривается как некий спасательный круг, который может выручить при поиске работы. Это связано с высоким уровнем неравенства – как в экономике между разными регионами страны, так и в доходах между богатыми и бедными, – объясняет высокий спрос на высшее образование Дарья Щеглова, научный сотрудник проектно-учебной лаборатории «Развитие университетов» Института образования НИУ ВШЭ. – Кроме того, студенческие годы дают возможность пересидеть кризис». Есть и другие причины – например, такая, как возможность получить отсрочку от армии. Но главное – в России диплом о высшем образовании все еще остается элементом национального культурного кода.

Во многих странах это уже не так. Вот что говорит психолог Джулия Врееман, работающая в Амстердаме: «Согласно социологическим исследованиям, наша молодежь самая счастливая, точнее, самая довольная жизнью. При этом получать высшее образование планирует очень небольшая доля молодых людей. Дело в том, что люди с дипломом более разборчивы при поиске работы, более требовательны к тому, какой должна быть их карьера, а значит, не достигнув желаемого, острее начинают чувствовать себя неудачниками. А если учесть, что современное общество нуждается в большем количестве работников в сфере обслуживания, то люди с высшим образованием имеют высокие шансы оказаться на должностях ниже того уровня, на который рассчитывали. Потому у голландцев высшая школа не относится к категории почти необходимого, как зачастую бывает в России». Десятилетия экономической стабильности также способствуют тому, что молодое поколение не спешит, завершив один уровень образования, сразу же переходить на более высокий. «Когда большинство семей на протяжении нескольких поколений живут в достатке, их дети могут позволить себе потратить время на поиски себя, а то и просто поизучать слонов в Северной Индии или поиграть на кельтской арфе, – продолжает Врееман. – В Нидерландах отношение к человеку не связано с уровнем его образования или дохода. Здесь не принято жестко конкурировать, доказывать себе и другим свою значимость. Доминирует так называемый принцип достаточности. Например, жить достаточно хорошо – это очень по-голландски».

>740 вузов

насчитывается сейчас в России (без учета филиалов). На начало 2010 г. дипломы о высшем образовании выдавало порядка 1500 заведений. Таким образом, за последние 10 лет закрылось почти 50% университетов и их филиалов по причине недостаточного уровня компетенций преподавательского и профессорского состава и несоответствия федеральному государственному образовательному стандарту

Схожая картина в Чехии. «Школьники в последние годы обучения могут осваивать специальности, например, пекаря, строителя, фельдшера. Поскольку выпускники школ зачастую уже имеют профессию, они могут сразу идти работать. Такой путь выбирает большинство, – рассказывает аспирантка Карлова университета в Праге Владислава Польякова. – Благодаря такой системе высшее образование в Чехии не так востребовано, как в России. Хотя некоторые чехи сразу после школы идут в университеты, чтобы иметь возможность найти работу намного лучше».

В то же время для построения серьезной карьеры диплом необходим практически во всех странах. «Высшее образование для большинства крупных компаний – обязательное и необсуждаемое требование при приеме на работу на хорошую должность. Не удивительно, что в США многие стараются его получить, несмотря на дороговизну обучения», – рассказывает HR-консультант компании Databasic Inc. (Вашингтон) Олег Долгих. Он сравнивает образование с башней: чем выше поднимаешься, тем лучше видно и тем просторнее – меньше конкурентов, выше заработок. «Зачастую не так важно, какой именно университет окончил соискатель, какое место в международном рейтинге сейчас занимает его alma mater, как то, что у человека в принципе есть диплом. Особенно когда речь заходит о среднем и старшем поколении», – говорит Долгих.

Неравные дипломы

«Сам по себе диплом никогда не был гарантией успешной карьеры или высокого социального статуса, – подчеркивает нейрофизиолог, психолог и HR-консультант Марина Беляева. – Все зависит от мотивации, личных достижений будущего специалиста, выбора направления, готовности к дальнейшему развитию в профессии». При этом для России характерно, что человек, получив диплом по одной специальности, уходит совершенно в иные сферы. И чем проще процесс обучения и менее специфично выбранное направление, тем ниже вероятность того, что, поступая в вуз, человек принимает сознательное решение использовать полученное образование в своей дальнейшей работе. И наоборот.

Например, по данным Росстата, в области клинической медицины свою деятельность продолжает 97% выпускников медицинских вузов. Среди выпускников педагогических вузов только 20% кардинально меняют сферу деятельности, 80% так или иначе связывают свою жизнь с образованием, преподаванием и просвещением. Среди IT-специалистов полных «перебежчиков» уже больше – 22%: их знания и навыки востребованы сегодня во всех отраслях и IT-специалисты способны встраиваться почти в любые производственные и управленческие процессы. Куда меньше верны профессии обладатели дипломов юристов: работу по профилю продолжает немногим более 70%. А из выпускников факультетов экономики и управления свои знания использует по прямому назначению лишь 60% выпускников, остальные уходят в другие сферы деятельности.

Причины, вынуждающие выпускников вузов искать иное применение своим способностям, разные. Кто-то не может найти работу по специальности, кого-то не устраивает зарплата. «Никто не знает, сколько и каких специалистов необходимо подготовить. Чаще всего руководители образовательных программ ориентируются на контрольные цифры приема, которые спускает министерство, и не занимаются исследованиями того, какие специалисты с высшим образованием и в каком количестве нужны конкретному региону. Чуть лучше дело с этим обстоит в федеральных вузах и национальных исследовательских университетах, – указывает Щеглова. – Эффективность диплома измеряется долей трудоустроенных выпускников и размером их зарплаты. Данные Росстата показывают, что в целом уровень занятости выпускников вузов и их зарплата выше, чем у тех, у кого нет диплома. Но эти преимущества образования нивелируются экономическим неравенством регионов: дипломированный специалист в Иванове зарабатывает вдвое меньше, чем такой же в Красноярске».

О сегодняшних предпочтениях абитуриентов Фальков рассказал в августе на совещании у президента Владимира Путина. В целом, без разбивки по вузам и регионам, выпускники школ чаще всего в 2020 г. выбирали информационные технологии, инженерное дело, медицину и педагогику. По всей стране выросли рейтинги специальностей, связанных с химией, биологией и физикой. Пользуются спросом направления, в основе которых изучение компьютерных технологий, методов обработки данных. Выросла популярность факультетов, связанных с цифровой аналитикой и веб-разработкой. По словам ректора МГУ Виктора Садовничего, в 2020 г. самый высокий конкурс был на мехмате, биофаке, факультете вычислительной математики и кибернетики. А на один из самых молодых факультетов МГУ – космических исследований конкурс составил 40 человек на место. По данным Росстата, на фоне пандемии почти на 4% увеличилось число поступающих в медицинские вузы.

В то же время, как показывают исследования ВШЭ, определенный дисбаланс сохраняется: с 2015 по 2019 г. высокий спрос сохранялся на медицинские, педагогические, физико-математические, юридические, экономические, строительные и IT-специальности. В то же время сельскохозяйственные направления демонстрируют постоянный недобор даже на бюджетные места.

Тонкости трудоустройства

Согласно результатам обследования рабочей силы Росстатом за 2019 г. в целом по России 69% выпускников вузов работают по специальности или «скорее по специальности». Однако в стране очень высок уровень региональной дифференциации в трудоустройстве выпускников, обращает внимание Щеглова: «Например, в Кировской области трудоустраивается 95% выпускников вузов, а в Ингушетии 41% молодых специалистов остаются безработными».

327 700 руб.

составили в 2019 г. госрасходы на образование в расчете на одного обучающегося в вузе

Так или иначе, значительное количество выпускников сталкиваются с проблемами трудоустройства. Работодателям сложно проверить компетенции молодого специалиста, и они предпочитают людей с опытом. Во времена СССР, когда существовала единая программа обучения, по вкладышу в диплом с оценками можно было хотя бы примерно понять, чему именно и насколько обучен человек. Сегодня каждый вуз в той или иной степени самостоятельно разрабатывает образовательные модули, потому не всегда предсказуемы набор компетенций выпускника и их уровень.

«Подразделения HR в крупных компаниях выстраивают собственные системы проверки квалификации молодых специалистов без опыта работы, – рассказывает Нина Яныкина, ректор Университета 20.35. – Обычно на новое место человек приходит с резюме. У HR есть свои критерии, по которым определяется, подходит ли сотрудник. Например, место предыдущей работы, наличие рекомендаций, сертификатов о прохождении курсов, стажировок, практик. Но когда речь идет о выпускнике, тут один показатель – диплом определенного вуза. В современной ситуации он может быть дополнен цифровым портфолио».

Для студентов Университета 20.35 наличие цифрового резюме – обычная практика. В него заносятся сведения о прохождении курсов, об участии в конференциях, интенсивах, создании стартапов, практике, стажировках в компаниях и т. п. Причем самостоятельно занести информацию в портфолио, т. е. подделать или «накрутить» компетенцию, студент не может. «Такое цифровое портфолио наряду с дипломом вуза, который котируется у работодателя, помогают вчерашнему студенту быстрее трудоустроиться и реализовать свои амбиции», – уверена Яныкина.

Вуз дает фундаментальные знания, создает базу, позволяющую самостоятельно решать сложные задачи. Но главное – практика. «Совмещение учебы с работой позволяет студенту не столько зарабатывать, сколько приобретать и накапливать опыт, на который потом будет смотреть потенциальный работодатель», – подчеркивает Щеглова. Трудоустройству молодых специалистов помогает сотрудничество институтов с крупными компаниями. «У нас более 300 вузов-партнеров, – рассказывает Андрей Очеретный, исполнительный директор Центра академических партнерств «Сбера». – Форматы сотрудничества разные. С одними мы работаем в рамках образовательных программ подготовки студентов и переподготовки преподавателей. С другими – через поддержку работы бизнес-инкубаторов и помощь в развитии перспективных стартапов. А с кем-то мы работаем по карьерным мероприятиям – например, предлагаем студентам стартовую позицию, стажировку или практику для успешных первых карьерных шагов в «Сбере».

В компании Biocad, по словам ее вице-президента по HR Александра Глазкова, с 2014 по 2020 г. стажировку прошло 466 студентов более чем из 90 вузов. «Каждый четвертый продолжил свою карьеру в Biocad», – говорит Глазков. А гендиректор компании «Геопроект-изыскания» Николай Алексеенко считает, что предприятия должны формировать прямой запрос к вузам с ориентацией на решение будущим выпускником определенных задач, чтобы по окончании вуза он мог быстро интегрироваться в производственный процесс. «За последние годы в нашей компании прошли практику несколько десятков человек, в том числе из МГУ и Бауманки, – рассказывает Алексеенко. – Я уверен, что их карьера складывается успешнее по сравнению с теми, кто учился только по книгам. Совместно с Государственным университетом по землеустройству мы создали базовую кафедру цифрового землеустройства, и часть занятий проходит непосредственно в нашей компании».

Генеральный директор союза «Молодые профессионалы WorldSkills Russia» Роберт Уразов также считает важной возможность реальной верификации полученных студентами навыков и знаний. «Например, отправляют на соревнования студента-инженера второго курса, дают ему задание по инженерному дизайну, а он не может выполнить базовый чертеж. Сразу возникает реальная оценка ситуации, – поясняет Уразов. – Инженер должен уметь сделать чертеж. Независимо от того, выполнен он карандашом на бумаге или в компьютерной программе, этот навык должен быть. Конечно, знания инженера-конструктора состоят не только из этого. Но если базовый навык, с помощью которого профессионал собирается зарабатывать, делать стартап, расти и строить профессиональную карьеру, находится на нулевом уровне, о чем можно говорить? И лучше об этом узнать на первом или втором курсе, чем когда выпускник с дипломом уже придет на работу. Именно поэтому важны стажировки, соревнования, практики, работа в бизнес-инкубаторах».

Учеба в реальном времени

Все большую популярность приобретает гибкая система подготовки студентов, которая позволяет собрать и достроить те компетенции, которые будут востребованы в профессиональной деятельности. Например, те части высшего образования, которые организуют мышление, или базовые системные знания по психологии, включая социальную психологию, так же необходимы для эффективного менеджера, как и знания законов экономики и основ производства. «Четко определить границы профессии сейчас невозможно. Одни профессии быстро отмирают, им на смену приходят новые, требующие иных компетенций. Поэтому высшее образование, как и курсы дополнительного образования, встраивается в практику обучения в течение всей жизни, – отмечает Щеглова. – Так называемое life long learning – это не собирание «корочек», а необходимые элементы развития человека. Конструирование компетенций по принципу Lego учит постоянной адаптации в работе. Подобные практики, например, используются по выбору для общеуниверситетских курсов в НИУ ВШЭ. Они так и называются: «МагоЛего». Любой студент может записаться на такой курс независимо от направления подготовки и изучать почти все – от древних рун до машинного обучения».

Часто аргументом в споре о ценности диплома является то, что многие успешные люди и визионеры не имели документа о классическом для своего времени образовании. В пример приводят Генри Форда, Билла Гейтса, Стива Джобса, Джона Дэвисона Рокфеллера. «Конечно, единичные прорывы, в основе которых лежит глубокая вовлеченность конкретного гения, будут происходить и дальше, – считает Ирина Гордина, продюсер образовательных и социальных проектов. – Но системное высшее образование гарантирует, что специалист освоился в поле знаний структурированно, что из его обучения не выпало самое важное – формирование широкого профессионального и гуманитарного кругозора. Можно бесконечно развиваться в любом направлении. Но именно в университете человек получает базу научного мышления, раскрывает способность принимать взвешенные решения, учится выстраивать отношения в будущем профессиональном кругу».

Часто диплом уже действительно не дает в современном мире значимых профессиональных кредитов. «С точки зрения прикладных навыков быстро наступает инфляция образования, – отмечает Щеглова. – Это особенно характерно для сфер искусства, дизайна, медиа, многих направлений IT». Сегодня теоретические и практические навыки можно получить самыми разными способами – есть множество курсов (включая онлайн), образовательных центров и программ. Да и специальностей, где не требуется высшее профильное образование и где успех зависит исключительно от личных навыков и практики, немало. «Кому должны предъявлять диплом о высшем образовании видеографы, независимые блогеры или стрингеры? Сами себе? – рассуждает Светлана Ярославская, директор Учебного центра кино и телевидения UHD. – На них работает собственное портфолио, личный блог, харизма. Да и ни одно образовательное учреждение не обеспечит вам высокий уровень профессионализма, до тех пор пока вы сами не наработаете этот уровень».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *