Эссе по фильму землетрясение

Землетрясение

Декабрь 1988 года. Живущий в Армении русский архитектор Константин (Константин Лавроненко) возвращается домой в Ленинакан после многолетнего заключения. Он был осужден за нарушение правил, которое привело к автокатастрофе и гибели целой армянской семьи. В живых тогда остался лишь маленький сын. Теперь Роберту (Виктор Степанян) 20 лет, и он ждет убийцу родителей, чтобы посмотреть ему в глаза и, может быть, отомстить. Однако о личных счетах приходится забыть, когда случается катастрофа. Мощное землетрясение превращает Ленинакан в груду обломков, и Константин, Роберт и другие чудом выжившие начинают разбирать завалы.

Кадр из фильма "Землетрясение"

Картину пытались выдвинуть на «Оскар» от Армении, но этого не удалось сделать, так как над картиной работало слишком много российских кинематографистов. Правила «Оскара» требуют, чтобы национальное кино представляло национальную кинематографию

История Армении в XX веке обрамлена двумя страшными трагедиями – рукотворным геноцидом в ходе Первой мировой войны и природной катастрофой в конце советского периода. 7 декабря 1988 года Спитакское землетрясение полностью уничтожило город Спитак и частично разрушило сотни городов и сел, включая Ленинакан (ныне Гюмри), второй по величине и по значению город Армении после Еревана. Всего тогда пострадало 40% территории республики. Десятки тысяч жителей погибли, сотни тысяч остались без крова.

Кадр из фильма "Землетрясение"

Декорация разрушенного города была построена в Москве, на территории заброшенного завода. Она занимала 10 тысяч квадратных метров. Для ее создания завезли 8 тысяч тонн строительных материалов

Живущий в России армянский режиссер Сарик Андреасян известен как постановщик и продюсер дурацких комедий вроде «Беременного». Но это не единственный жанр, в котором он работает. В прошлом году он выпустил фантастический триллер «Мафия: Игра на выживание», в начале следующего года в прокат должна выйти его супергеройская лента «Защитники», а в промежутке Андреасян поставил свой самый серьезный и «самый армянский» фильм о трагедии, память о которой еще свежа в сердцах многих семей по всему бывшему Союзу. Ведь Спитакское землетрясение затронуло не только тех, кто в нем так или иначе пострадал, но и тех, кто примчался на помощь со всех советских республик и со всего мира.

Кадр из фильма "Землетрясение"

Если вышедшая шесть лет назад китайская драма «Землетрясение» исследовала многолетние последствия катастрофы на примере одной семьи, разорванной надвое в ходе землетрясения в Таншане, то фильм Андреасяна рассказывает о первых днях разрушенного Ленинакана и охватывает множество семей. Константин Лавроненко может показаться главным героем ленты, поскольку это ее самый харизматичный актер и поскольку его персонаж, как привыкший руководить знаток строительства, оказывается самым компетентным спасателем среди ошарашенных бедой мужчин. Но история архитектора – лишь один из десятка сюжетов, вплетенных в повествование.

Кадр из фильма "Землетрясение"

Мы видим людей, которые плачут навзрыд над телами близких, судорожно, порой голыми руками откапывают выживших, из последних сил заботятся о своих и чужих детях, делятся последним, что у них осталось, переосмысляют свое отношение к тем, кого прежде недолюбливали… И мы также видим тех, кто сходят с ума или становятся мародерами, наживаясь на общем горе. Казалось бы, землетрясение должно было объединить ленинаканцев, и отчасти так оно и случилось. Но всегда есть те, кого беда превращает в зверя и кто оказывается не менее опасен, чем сила природы.

Кадр из фильма "Землетрясение"

Если в своих предыдущих лентах Андреасян стремился заставить зрителей смеяться, то от «Землетрясения» наворачиваются слезы. Нужно быть очень циничным и бесчувственным человеком, чтобы не заплакать, когда режиссер показывает человеческую боль и давит на слезу картинкой, музыкой, игрой актеров. В фильме есть просветления – чудесные спасения, забавные моменты, атмосфера взаимопомощи. Но в основном это печальное повествование – полнометражный памятник всем тем, кто погиб в 1988 году, и тем, чью жизнь перепахала катастрофа.

В актерском составе фильма нет слабых мест, от диалогов не заворачиваются уши (к сожалению, это приходится специально оговаривать, когда речь идет о нашем кино), спецэффекты масштабны и убедительны, и упрекнуть ленту можно лишь в том, что это не особенно глубокая и зашкаливающе сентиментальная драма. Но когда хочешь передать свои чувства по поводу трагедии тем, для кого это просто строчка в учебнике истории, такая сентиментальность допустима и простительна.

С 1 декабря в кино.

3563818_okino_uazemletryasenie798946a (490x700, 262Kb)Моя новая статья «Бремя потрясений» в авторскую колонку, которую я веду в газете «Мирт» о фильме «Землетрясение» и том, почему именно этот фильм важен.

Настоящее искусство часто шокирует нас. Именно так — через потрясение и шок — мы и приходим к катарсису. И не к тому хрестоматийному катарсису из учебников по теории искусства, а к настоящему, который и описать часто трудно, потому что он ощущается кожей, он переворачивает наш мир и не дает нам покоя. Но особенно шокирует то произведение искусства, которое выводит наружу наши страхи и ставит нас с ними лицом к лицу, не давая опомниться и применить всевозможные психологические приемы защиты, которые мы годами оттачивали и доводили до совершенства.

Когда я шел на премьеру фильма «Землетрясение», я прекрасно понимал, что иду не на развлекательный блокбастер. Тут неуместно ведро с попкорном и желание приятно провести вечер выходного дня.

Однако, опасения у меня, естественно, были. Опасения были вызваны и личностью самого режиссера Сарика Андреасяна, который стал популярным, снимая довольно низкопробные комедии. Да и опасался я, что тему человеческого горя очень сложно передать честно и легко впасть в пафос и выдать штампы.

В основу фильма были положены трагические события землетрясения в Армении, произошедшего 7 декабря 1988 года. Я помню, какой шок вызвала эта катастрофа в СССР. Все тогда не отходили от радиоприемников и телевизоров, с ужасом следя за новостями.

Практически каждая семья пыталась как-то поучаствовать в ликвидации последствий землетрясения. Многие ехали добровольно разбирать завалы и помогать спасателям, врачи безвозмездно отправлялись помогать армянским коллегам, трудившимся в полевых госпиталях сутками. Это был шок для всей тогда многонациональной страны. И многие задавали один вопрос: «Почему?»

Серия подземных толчков за 30 секунд практически уничтожила город Спитак и нанесла сильнейшие разрушения городам Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (ныне Ванадзор) и Степанаван. Всего от стихии пострадал 21 город, а также 350 сел (из которых 58 были полностью разрушены).

В эпицентре землетрясения городе Спитаке его сила достигла 10 баллов (по 12-балльной шкале), в Ленинакане — 9 баллов, Кировакане — 8 баллов. Шестибалльная зона землетрясения охватила значительную часть территории Армении, подземные толчки ощущались в Ереване и Тбилиси.

По подсчетам специалистов, во время Спитакского землетрясения в зоне разрыва земной коры была высвобождена энергия, эквивалентная взрыву десяти атомных бомб, каждая из которых была подобна сброшенной в 1945 году на Хиросиму. Волна, вызванная землетрясением, обошла Землю и была зарегистрирована научными лабораториями в Европе, Азии, Америке и Австралии.

По официальным данным, в результате землетрясения погибли 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, а 514 тысяч человек лишились крова. Землетрясение вывело из строя около 40% промышленного потенциала Армении. Были разрушены или пришли в аварийное состояние общеобразовательные школы на 210 тысяч ученических мест, детские сады на 42 тысячи мест, 416 объектов здравоохранения, два театра, 14 музеев, 391 библиотека, 42 кинотеатра, 349 клубов и домов культуры. Было выведено из строя 600 километров автодорог, 10 километров железнодорожных путей, полностью или частично разрушено 230 промышленных предприятий.

Катастрофические масштабы разрушений городов во время землетрясения были вызваны, прежде всего, тем, что их градостроительные системы оказались неспособны противостоять разрушительным ударам стихии. Ни в одном из разрушенных городов до землетрясения не проводилось никаких предупредительных мероприятий, а ошибки в проектировании, низкое качество строительства, недостаточная защищенность и эксплуатационная надежность систем жизнеобеспечения городов привели к таким ужасным последствиям.

Уже к исходу первых суток стало ясно, что сложившаяся чрезвычайная ситуация выходит из-под контроля. Большинство больниц в районе оказались разрушены, значительная часть местных врачей погибли или пострадали, были повреждены системы подачи электроэнергии и водоснабжения. Местные власти оказались не готовы к стихийному бедствию такого масштаба.

Первыми на помощь пострадавшим пришли добровольцы и спасатели из Грузии. Одновременно с ними в спасательных работах приняли участие подразделения Вооруженных сил СССР, а также пограничных войск. Из Москвы в Армению в тот же день вылетела бригада из 98 высококвалифицированных медиков и военно-полевых хирургов во главе с министром здравоохранения СССР Евгением Чазовым. За несколько дней в республике было развернуто 50 тысяч палаток и 200 полевых кухонь.

Всего в спасательных работах, помимо добровольцев, принимали участие свыше 20 тысяч солдат и офицеров, на расчистке завалов использовалось более трех тысяч единиц военной техники. По всей стране активно проводился сбор гуманитарной помощи.

Трагедия в Армении потрясла весь мир. В пострадавшие районы прибыли врачи и спасатели из Франции, Швейцарии, Великобритании, ФРГ, США. В аэропортах Еревана и Ленинакана приземлялись самолеты с грузом медикаментов, донорской крови, медицинского оборудования, одежды и продовольствия из Италии, Японии, Китая и других стран. Гуманитарную помощь оказали 111 государств со всех континентов.

В основу фильма «Землетрясение» легли документальные хроники и истории, рассказанные свидетелями землетрясения: медиками и спасателями, руководителями бригад, разбиравшими завалы, и выжившими, которых спасли из-под завалов.

Съемки фильма длились 42 дня и проходили в Москве и Гюмри. В России снимались сцены после землетрясения, в Армении — мирной жизни до трагедии. В съемках, проходивших в Армении, в массовке участвовали сами жители города Гюмри, большинство из которых пережили и помнят землетрясение 1988 года. В массовых сценах приняли участие 150 человек.

Площадь декорации разрушенного после землетрясения Ленинакана — 10 000 кв. метров. Декорация с практически документальной точностью воссоздала улицы и дома реального Ленинакана. Она была построена за полтора месяца на территории заброшенного московского завода. На строительстве работала тяжелая техника — краны, бульдозеры, экскаваторы. Было завезено 8000 тонн строительного материала.

Для меня всегда произведение искусства – это поступок нравственный, если это действительно настоящее произведение искусства. И фильм «Землетрясение» как раз из категории таких поступков. Поначалу я пытался оценивать декорации, игру актеров (нужно сказать, что я не нашел там слабых актерских работ), но очень скоро я забыл про свою предвзятость к режиссеру, погрузившись в это кинополотно.

На самом деле фильм затрагивает самые важные темы человеческого бытия: жизнь и смерть, справедливость и прощение, благородство и подлость. Все, как в жизни, но все до предела обострено.

В центре сюжета истории двух героев — 45-летнего Константина Бережного (Константин Лавроненко) и 20-летнего Роберта Мелконяна (Виктор Степанян), хотя в самом фильме несколько линий, благодаря которым режиссер и пытается донести свое послание до зрителей.

В 1980 году в автокатастрофе по вине Бережного погибли родители Роберта. Константин провел 10 лет в тюрьме, а маленького Роберта приютили родственники. Бережной возвращается к своей семье в день землетрясения: его ждут жена, дочь, сын. А Роберт, который так и не простил ему гибели своих родителей, идет к дому Бережного, чтобы посмотреть ему в глаза.

И все же важно даже не то, как герои находят друг друга и что с ними происходит. Важно то, что землетрясение переворачивает жизни людей, просто заставляя обнажить то, что есть внутри них, выкорчевывает глыбы из их душ, с кровью вырывает то, что они выстраивали годами. И тогда ты невольно задаешься нелегкими вопросами: «Почему нужна беда и страдание, чтобы отказаться от ненависти, непрощения, злобы?», «Почему нужна смерть, чтобы завоевать доверие и прощение?», «Зачем нужна трагедия, чтобы мы научились проявлять человечность?»

Армянский актер Михаил Погосян играет роль престарелого отца, который не хочет простить ошибку своей дочери и поверить своему зятю. И когда зять погибает, спасая чужого ребенка, старик приходи к месту гибели и задает вопрос, который уже к тому времени беспокоит и самих зрителей: «Господи, я понимаю за что, но почему Ты так больно объясняешь?»

Если честно, я не понимаю, как этот фильм можно спокойно и отстраненно смотреть, взвешивая все «за» и «против». Я сидел в кинозале рядом с армянской семьей. Зал был полон, кто-то пришел сюда вместе с детьми. Очень скоро я услышал, как стали плакать женщины. Мужчины держались дольше, но скоро и они полезли в карманы за платками и закрывали лицо ладонями, чтобы сдержать слезы.

Землетрясение в Армении стало тектоническим сдвигом в обществе, обнажив и социальные его страхи. Оказалось, что мы не готовы, при всей нашей технике, масштабах, амбициях, к тому, что не можем объяснить, к тому, перед чем бессильны самые мощные империи. Это бессилие, словно острие, разрезает все наши парадигмы, концепции и гордыню.

Мы оказываемся лицом к лицу к Богу и друг другу. Андрей Тарковский говорил, что разговор с Богом начинается с разговора с самим собой. С тем самым собой, с которым ты не готов говорить, потому что так долго от себя прятался. Бремя потрясений, которое оказалось невыносимым, но важным опытом, быть может, самым важным опытом в том, чтобы найти себя.

И все же, фильм «Землетрясение» не о смерти и трагедии. Это скорее фильм о жизни и любви, которые прорастают через страшную реальность. Они исцеляют то, что невозможно исцелить другими способами. Они наше тайное духовное оружие, которое не поддается логике.

Сила, рожденная из бессилия. Честность, выкованная из потерь. Любовь, выросшая на пепле ненависти. И очень важно не забывать о том, что происходило когда-то, потому что забвение ведет к повторению трагедии, а у нас не так много ресурсов, чтобы переживать это снова. Может, лучше научимся уже, а?

(с) Игорь Попов

статья опубликована в газете «Мирт»

в авторской рубрике «Культурный код Игоря Попова»

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Закрытый показ фильма «Землетрясение» оказался непростым. Это была, пожалуй, самая мрачная премьера, на которой мы бывали, ведь речь шла не о какой-то фантазийной катастрофе, выдуманной голливудскими сценаристами, которую к финалу фильма обязательно предотвратят, а действительно о страшном реальном событии прошлого, когда 7 декабря 1988 года разрушительное землетрясение стёрло с лица земли армянский Спитак и нанесло непоправимый урон ближайшим городам: Ленинакану, Кировакану и Степанавану.

В числе гостей показа были не только актёры, блогеры и журналисты, но и представители армянской диаспоры, спасатели и работавшие в то время казахстанские медики, отправлявшие помощь пострадавшим. Актёр Фархад Абдраимов, участвовавший, оказывается, в спасательной операции, рассказывал страшные вещи, которые нелегко повторить, не то что представить. Спустя 28 лет эти события показали на большом экране. Рыдали все зрители, ведь остаться равнодушным к такой трагедии не смог ни один.


Кадр из фильма "Землетрясение"

Кадр из фильма «Землетрясение» / kinomania.ru


«Землетрясение» – это не столько фильм-катастрофа, сколько драма, разворачивающаяся на фоне стихийного бедствия. Спецэффекты с рушащимися домами тут есть и вполне убедительные, но главнее здесь оказываются человеческие судьбы, растерзанные стихией. В картине рассказывается о четырёх днях из жизни жителей Ленинакана (ныне – Гюмри), от дня когда случилась эта катастрофа до того момента, когда из под завалов спасатели вытаскивали последних оставшихся в живых людей.

Режиссёр решил не концентрировать внимание на истории одной семьи, а предпочёл вписать в сюжет их как можно больше. До землетрясения каждая семья живёт своей обычной жизнью, в которой есть как свои радости и счастливые минуты, так и обиды, и непонимание. В одной семье строгий отец не принимает забеременевшую до свадьбы дочь и её мужа. В другой – завидная невеста отвергает ухаживания и глупые, на её взгляд, подарки поклонника – управляющего кладбищем.


Кадр из фильма "Землетрясение"

Кадр из фильма «Землетрясение» / kinomania.ru


В третьей – ждут отца из тюрьмы (его играет Константин Лавроненко). Отбыв наказание за ДТП со смертельным исходом, он должен вернуться к жене и сыну (супругу играет Мария Миронова). С нетерпением его ждёт не только семья, но и юноша, чьи родители погибли в том ДТП. Узнав, что виновник их смерти теперь на свободе, парень (его играет Виктор Степанян) решает встретить «убийцу», посмотреть ему в глаза и, возможно, отомстить. Только до встречи случается землетрясение, которое перевернёт их жизнь с ног на голову и заставит пересмотреть взгляд на многие вещи. Завязка к фильму могла быть, конечно, не такой надуманной, да и сценарий просится помощнее, но придираться не будем.


Трейлер фильма «Землетрясение»


«Землетрясение» – один из тех фильмов, которые не хочется подвергать анализу и разбираться, к примеру, в тонкостях драматургии, ведь события в фильме столь драматичны, что будь даже это документальная хроника, собранная в полтора часа экранного времени, эффект был бы такой же: много слёз, сочувствие и ужас от увиденного. Как говорится, лучший сценарист – сама жизнь. К тому же страх возможного разрушительного землетрясения в нашей стране – один из самых глубоких и, увы, небезосновательных, а потому на нашу аудиторию фильм действует ещё сильнее.


Кадр из фильма "Землетрясение"

Кадр из фильма «Землетрясение» / kinomania.ru


Что касается режиссуры, то заметно, что для Сарика Андреасяна, российского режиссёра, выросшего, кстати, в Казахстане, тема личная, поэтому Андреасян здесь постарался и, кажется, выдал всё, что умел. Его работы, взывающие к чувствам – это и «Землетрясение», и нашумевший фильм-альманах «Мамы», где он был одним из режиссёров – у него получаются намного лучше, чем комедийные фильмы, благодаря которым он, собственно, и получил первую известность («Беременный» с Дюжевым , «Служебный роман: Наше время», «Тот ещё Карлсон» с Галустяном). К тому же надо учесть, что Сарик – своего рода феномен: критики его частенько ругают за качество картин, а вот зрители совсем не против такого качества и голосуют за его фильмы деньгами. И за фильм «Землетрясение», думается, отдадут голоса охотно. Ведь эта картина о том, что нужно жить и наслаждаться жизнью сейчас, ценя каждую секунду, не копя в себе обиды, злость и желание мстить.


Кадр из фильма "Землетрясение"

Кадр из фильма «Землетрясение» / kinomania.ru


«Землетрясение» – это фильм о человечности и о том, что человек человеку всё-таки друг и добрых людей на свете всё же больше. В картине мы видим тысячи добровольцев, приехавших помогать пострадавшим не только со всех городов Армении, но и со всего Союза. Самый симпатичный герой – ростовский крановщик, которого играет Артём Быстров (мы его помним по фильму «Дурак»). Он приехал из своего города, как только узнал о трагедии. Документальные фотографии, которые идут вместе с титрами, вызывают слёзы, ведь выясняется, что часть тех фото ожило в фильме. Оттого и формулировка «основано на реальных событиях» стала ещё драматичнее. Играет на создание нужной атмосферы и прекрасная музыка, написанная армянским певцом Айко.


Кадр из фильма "Землетрясение"

Кадр из фильма «Землетрясение» / kinomania.ru


В целом фильм можно считать большой заслугой известного российского продюсера Рубена Дишдишяна, который тоже принимал участие в спасательной операции в Армении в декабре 1988 года. Сделать такой фильм было наверняка очень непросто, и съёмки фильма были эпичными. Известно, что декорации разрушенного после землетрясения города занимали 10 000 кв. метров, на месте работали краны, бульдозеры, экскаваторы. Во время съёмок в Москве распылили 4 тонны цемента, чтобы создать атмосферу рушащегося города. Картину выдвигали на «Оскар» от Армении, но, увы, американцы её не приняли, как было сказано «из-за большого количества россиян в команде».

Фильм уже в прокате.

Плюсы картины: Отличный продюсерский проект, посвященный драматичной странице в истории Армении. Масштабные съёмки, неплохие актёрские работы, прекрасная музыка и финал, который говорит о том, что жизнь всегда побеждает

Кому рекомендовано смотреть: широкой аудитории.

7 декабря 1988-го года. На часах – 11.41. Спросите любого жителя Армении или человека, хотя бы раз побывавшего там – и вам скажут, что значит эта дата и это время. Если, конечно, найдут слова, чтобы ответить. Лично я помню, как трясло мою подругу-армянку, когда я спросила её по глупости, что было тогда в Спитаке. А ведь я спросила спустя двадцать лет. Сейчас прошло двадцать восемь. Но люди до сих пор говорят об этом с трудом. И до сих пор не могут забыть.

Константин Лавроненко в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Константин Лавроненко в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

7 декабря 1988-го года – один из самых черных дней в армянской истории. Землетрясение силой 9-10 баллов полностью разрушило город Спитак. Сильно пострадал и Ленинакан. По официальным данным погибло 25 тысяч человек (по неофициальным – в несколько раз больше). Выжившим помогали все. И это не красивая фраза, не преувеличение: кто жил в соседних районах – ехали разгребать завалы. Другие отдавали вещи, собирали гуманитарную помощь, даже детские игрушки покупали…

Виктор Степанян в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Виктор Степанян в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

И «Землетрясение» Сарика Андреасяна — это фильм-реквием, фильм – поминальная молитва. Он о том, что творилось в те дни. Но в картине трагедия персонифицируется, обретает лицо. Сюжет складывается из нескольких историй, которые вначале развиваются параллельно, а потом сплетаются в единое целое. Каждая такая история – это драма одной семьи.

Семьи деда Ерема, выгнавшего из дома своего зятя и дочь; семьи Константина и Анны Бережных (Константин Лавроненко и Мария Миронова): они не виделись 8 лет и именно сегодня муж и отец возвращается. А вот брат и сестра: Сурен и Лилит. И Роберт, семья которого погибла в автокатастрофе… Их жизни навсегда изменятся всего за пару минут – изменятся и они сами.

Даниил Изотов в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Даниил Изотов в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Думаю, что вы уже поняли, что «Землетрясение» с традиционными фильмами-катастрофами общего имеет мало: там на первом плане все-таки «экшен». Да и сам сюжет, как правило, от зрителя очень далек. Здесь все по-другому. Здесь всё происходящее на экране зрителей постарше когда-то коснулось. Да и экшен для Андреасяна – вопрос десятый. Ему важнее проследить, как меняется человек в такую минуту, как проявляется его настоящее «я». Как сильных и уверенных людей беда делает слабыми, а беспомощным дает силу. Как самые родные люди внезапно становятся чужими, а бывшие враги – самыми близкими.

Кадр из фильма «Землетрясение»

Кадр из фильма «Землетрясение»

«Землетрясение», конечно, потрясает. На нем плачут все. Даже матерые циники (сама свидетель!). При этом нужно оговорить еще вот какую деталь: к самому страшному Сарик Андреасян подходит максимально деликатно. Он не спекулирует на человеческом горе, не пытается шокировать разорванными в клочья трупами… Моря крови вы не увидите. Шокирует другое. В самом конце экран разделят на две половины: слева будут документальные кадры – настоящие фотографии, снятые в 1988-м, а справа – кадры из фильма, кадры-двойники, точно повторяющие документальные. И вот в этот момент становится действительно жутко: ты понимаешь, что очень многое в «Землетрясении» не было художественным вымыслом – самое страшное оказывается реконструкцией, слепком с реальности.

Мария Миронова в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Мария Миронова в фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Нельзя не сказать и о масштабе съемок. Снимали в двух городах: в Гюмри (бывший Ленинакан) и в Москве. Решение не снимать сцены разрушения в Армении было принципиальным: не хотели шокировать жителей города, где почти каждый лично столкнулся с этой катастрофой. Поэтому павильон (площадью 10 000 метров) построили в Москве. Декорации почти полностью повторяли улицы Ленинакана. Кстати, продюсер фильма Рубен Дишдишян и исполнитель одной из главных ролей Грант Тохатян в 1988-м в Ленинакане были: принимали участие в спасательных операциях. Так что для них этот фильм – не просто очередной проект, а история очень личная.

Кадр из фильма «Землетрясение»

Кадр из фильма «Землетрясение»

Что же касается других участников, то, на мой взгляд, Мария Миронова и Константин Лавроненко сыграли в «Землетрясении» свои лучшие роли. Мария Миронова уж точно. Во всяком случае, таких мощных сцен, с таким пронзительным нервом, я у нее и не помню. Она стала для меня открытием в этом фильме, безусловно. Впрочем, все без исключения актеры работают, не щадя себя, все рвут себя в клочья. И в больших ролях, и в эпизодах.

Кадр из фильма «Землетрясение»

Кадр из фильма «Землетрясение»

Но как бы то ни было, финал у «Землетрясения» светлый. Потому что 7 декабря 1988-го года – это не только боль и скорбь. Это пример того, что чужая боль может стать своей. Ведь тогда на призыв о помощи откликнулись все: русские, армяне, грузины, французы, итальянцы… Люди поняли, что они ближе друг к другу, чем им казалось. А всякого рода «непреодолимые разногласия» – на самом деле сущая ерунда. И «Землетрясение» передает эту мысль очень точно. Чем и подкупает.

Вера Алёнушкина

В российском прокате с 1 декабря

Расписание и покупка билетов на фильм «Землетрясение»

Фильм Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Фильм Сарика Андреасяна «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

Кадр из кинофильма «Землетрясение»

История Армении в XX веке обрамлена двумя страшными событиями – рукотворным геноцидом в ходе Первой мировой и природной катастрофой в конце советского периода. 7 декабря 1988 года землетрясение полностью уничтожило город Спитак и частично разрушило сотни городов и сел, включая Ленинакан (ныне Гюмри), второй по величине и значению город Армении. Всего тогда пострадало 40% территории республики. 25 тысяч человек погибли (в Союзе сильно занижались подобные цифры, ведь в какой-то степени это был минус государству, которое не смогло спасти своих граждан; по неофициальным данным, погибших было порядка 150 тысяч. – С.В.), 19 тысяч стали инвалидами, больше полумиллиона остались без крыши над головой.

Молодые журналисты в зрительном зале, которые родились позже этой трагедии, вытирали слезы и хлюпали носами, сопереживая героям фильма, пришедшим совсем из другой эпохи.

Основанное на реальных событиях «Землетрясение» не фильм-катастрофа в привычном понимании: сам катаклизм в кадре длится всего 40 секунд, остальное экранное время люди пытаются справиться с его последствиями. По жанру это эпическая драма с элементами фильма-катастрофы, являющаяся данью памяти людям, которые прошли через эту трагедию, людям, жизнь которых тогда оборвалась.

Фильм Андреасяна рассказывает о первых днях разрушенного Ленинакана. Одну из главных ролей – Константина Бережного – играет заслуженный артист РФ Константин Лавроненко, характерный харизматичный киноактер, единственный из наших современников обладатель приза Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль. Трагедия его семьи (супругу Бережного играет заслуженная артистка РФ, лауреат ряда престижных театральных и кинопремий Мария Миронова) является лишь одним из десятка сюжетов, органично вплетенных в повествование. Еще одной линией проходит история молодого парня Роберта Мелконяна (актер Виктор Степанян), по иронии судьбы оказавшегося в одном спасательном отряде с Константином, по вине которого много лет назад погибли родители Роберта.

Съемки картины длились 42 дня и проходили в России и Армении. Начало фильма снимали в современном Гюмри. Это солнечный город, в котором царят счастье и радость. После землетрясения солнце исчезает, остаются дым, пыль, туман. Кадры разрушений снимали в столичных павильонах: декорацию города построили на старом заводе. А в самом конце солнце появляется вновь, ибо жизнь продолжается. Несмотря на то, что есть болезни, которые никогда не лечатся, есть боли, которые всегда болят.

Одна из главных тем «Землетрясения» – интернационализм. Общая беда затронула не только тех, кто так или иначе пострадал, но и тех, кто примчался на помощь из всех союзных республик и со всего мира. Тысячи добровольцев просто садились в машины и отправлялись в Ленинакан, где собирались в бригады, разгребая завалы днем и ночью. Тогда вся наша страна объединилась в желании помочь, шла помощь из других стран.

Прямых прототипов в фильме нет. Но в историях героев сквозят отголоски и детали реальных историй, рассказанных людьми, пережившими катастрофу. Тот кошмар длился меньше минуты, но у каждого героя фильма сейчас, как и у каждого жителя Ленинакана тогда, были свои сорок секунд. Один из героев картины дед Ерем, простой человек в возрасте, суровый дядька и всем недовольный ворчун, впадает в транс, машинально разбирает завал и в какой-то момент, подняв голову к небу, спрашивает: «Господи, я все понял, но зачем ты так больно объясняешь?!».

На экране мы видим не только людей, которые, плача, разбирают голыми руками бетон и камни, выискивая выживших, из последних сил заботящихся о своих и чужих детях, делящихся последним, что у них осталось. Но мы также видим и тех, кто сходит с ума или становится мародером, наживаясь на общем горе. В фильме есть чудесные спасения, даже забавные «улыбающие» моменты, царит атмосфера взаимопомощи. Но в основном это печальное повествование – полнометражный памятник всем тем, кто погиб в 1988 году, и тем, чью жизнь перепахала катастрофа.

Сценарий фильма пронзителен. Он про людей и про то, как на фоне страшных испытаний изменяются человеческие судьбы. «Землетрясение» – это не рассказ о том, как ужасна смерть, а способ показать, насколько прекрасна и бесценна жизнь, как нужно ею дорожить. Трагедий вокруг предостаточно. Дорожите миром, дорожите собой, близкими, жизнью и любовью, вот что главное на земле – основная мысль фильма. Главное – не перестать сопереживать чужому горю. Это фильм об истинных и общечеловеческих ценностях, о прощении и милосердии.

Бетонная пыль вскоре осядет, но ничто уже не будет прежним. Жизнь продолжится. Построят новые дома, и родятся новые люди. Но ничто и никто не будут забыты, пока память об этой трагедии жива в наших сердцах.

* * *

Картину пытались выдвинуть на «Оскар» от Армении, но этого не удалось сделать, так как над картиной работало слишком много российских кинематографистов. А правила «Оскара» требуют, чтобы национальное кино представляло национальную кинематографию.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

  • Фильм основан на реальных событиях.
  • Работа над сценарием длилась 4 года.
  • Декорации, практически с документальной точностью воссоздавшие улицы и дома реального Ленинакана, были построены за полтора месяца на территории заброшенного московского завода.
  • На съемочную площадку было завезено 8 тысяч тонн строительного материала.
  • Для «наполнения» квартир (стенки, стеллажи, столы, стулья, ковры, люстры, посуда, игрушки, книги) было привезено пять грузовиков реквизита.
  • На московском блоке съемок было использовано 4 тонны цементного порошка, который распыляли на площадке для создания нужных визуальных эффектов. Для съемочной группы было куплено 1500 респираторов.
  • В съемках, проходивших в Армении, в массовке участвовали жители Гюмри (бывший Ленинакан), большинство из которых пережили и помнят землетрясение 1988 года. В массовых сценах участвовали 150 человек.
  • Продюсер фильма Рубен Дишдишян и исполнитель одной из главных ролей Грант Тохатян в декабре 1988 года принимали участие в спасательных операциях в Ленинакане.
  • Каждый съемочный день завершался минутой молчания в память о жертвах землетрясения.
  • После землетрясения 1988 года ни один ребенок не оказался в детском доме – каждая армянская семья считала своим долгом усыновить сирот.

Сергей ВИЗЕ

«Землетрясение» Это больше, чем кино / Газета «Ставропольская правда» / 29 ноября 2016 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *