Эссе по гераклиту

Все течет, все меняется (Гераклит)

Немногословная мысль Гераклита кажется мне правдивой. Она кратко, но емко описывает сущность нашего мира, а именно – что мир переменчив. Постоянство, пожалуй, невозможно найти ни в чем. Если бы это было не так, вряд ли бы нашу жизнь можно было назвать таковой. И была бы жизнь вообще без переменчивости? Думаю, нет. Об актуальности данной темы не приходится задумываться. Эти слова – повод для размышлений независимо от эпохи.

Мои размышления наталкивают меня на окружающий мир. Он изменчив, но при этом четко систематизирован. Каждый элемент этого мира, начиная с маленькой песчинки и заканчивая небесными светилами, находится на своем месте. Каждый для чего-то нужен, у каждого своя роль. Получается, что вся жизнь на Земле, да и процессы за ее пределами тоже, взаимосвязаны и меняются с определенной периодичностью.

Можно привести десятки примеров изменчивости процессов и явлений. Сама планета Земля менялась десятки раз за миллиарды лет своего существования. На ней менялся климат, менялись континенты, флора и фауна. Менялось и продолжает меняться ее движение. Сухость и жара сменялась ледниковыми периодами, на месте равнин образовывались горы, а посреди океанов – острова. Извергались вулканы, засыпали, потом снова извергались и тухли. А некоторые спят и до сих пор, как будто ждут своего часа, своего периода, когда придет время изменить свое состояние.

В этой всей сложной динамической системе человек – как маленькая крупица. И наша жизнь также переменчива. Мы рождаемся, растем, достигаем зрелости, стареем и умираем. И на наше место приходит другой человек, с тем же самым циклом жизни. Но даже и жизнь человека в целом неодинакова для каждого из нас – она разная по временным рамкам, по скорости прохождения всех этапов жизненного цикла, по содержанию, в конце концов. Она течет, и она меняется. Как и все в этом мире.

Человек менялся в ходе эволюции много раз. И эта эволюция проходила планомерно, в соответствии именно с тем планом, который уже заложен для нас. Мы постепенно достигли понимания того, что мы меняемся непрерывно. Что все меняется вокруг нас. И что нам, наконец, открылась уникальная возможность изучить все эти перемены, начиная с самых истоков. Подумать только, мы смогли заглянуть на миллиарды лет в прошлое, по частям составляя картину мира. И сравнительно с возрастом Земли и пребыванием человека на ней, эта возможность открылась нам недавно.

И вот мы уже далеко в космосе пытаемся заглянуть в будущее, чтобы узнать, ждет нас участь великих первооткрывателей Вселенной или динозавров, которые были когда-то властителями планеты, но исчезли бесследно и навсегда. Хочется верить, что впереди нас ждет все-таки светлое будущее, а не мрак. Ведь жизнь переменчива, но наше, человеческое преимущество в том, что мы можем влиять на нее, можем обернуть эти перемены в свою пользу. И у нас еще есть время.

«Все течет, все меняется» – сказал когда-то Гераклит. Эти слова не открытие, и не новость. И возможно, никогда таковыми и не были. Это просто результат наблюдений, созерцаний и осмысливания этой жизни. Вот такой простой жизненный вывод. Но такой важный. Ведь очень важно понимать, что мы здесь не навсегда, и что нужно ловить каждый миг, потому что он никогда, никогда уже не повторится. Даже если этот миг воссоздать с точностью до мелочей, прожить его именно так не удастся, ведь все течет, и все меняется. Даже мгновения, из которых складывается вечность.

Оглавление:

Введение

ГЛАВА I. БИОГРАФИЯ ГЕРАКЛИТА

1.1 Жизнь Гераклита

1.2 Личность Гераклита

ГЛАВА II. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ ГЕРАКЛИТА

2.1 Огонь и логос в учении Гераклита

2.2 Идеи о всеобщем движении и противоположностях

2.3 Гносеология Гераклита

ГЛАВА III. ВЛИЯНИЕ УЧЕНИЯ ГЕРАКЛИТА

3.1 Влияние на античных философов

3.2 Монография Лассаля

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Периодом зарождения философии в Европе считается V-IV века до н.э. Именно этим временным промежутком датируются самые ранние дошедшие до нас отрывки сочинений древнегреческих философов.

Наиболее известны среди философов того времени Ксенофан и Мелисс, представители элейской школы; Фалес, Анаксимандр и Анаксимен, как представители Милетской школы; Протагор и Горгий — софисты; Левкипп и Демокрит, основатели атомистики.

Обособленно от них стоит Гераклит — философ, чьи идеи резко, а порой и кардинально отличаются от учения всех других школ. Однако этот человек занимает не менее важную роль в становлении первых философских взглядов.

Актуальность работ в области древнегреческой философии неисчерпаема. Многие взгляды философов находят новые, оригинальные толкования у современных ученых и исследователей. Поэтому можно с уверенностью сказать, что потенциал сочинений, даже написанных более двух тысячелетий назад, еще до конца не раскрыт.

При написании работы мы использовали различные источники информации.

Данные о биографии Гераклита мы нашли в книге В.Ф. Асмуса «Античная философия». Информация о сущности учения Гераклита в достаточной мере раскрыты в книгах А.Н. Чанышева «Курс лекций по древней философии». В анализе влияния учения Гераклита на других философов нам помогла в первую очередь книга Бертрана Рассела «История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней». Лучшим пособием, раскрывшим нам мысль Гераклита в оригинале, стала книга, подготовленная А.В. Лебедевым «Фрагменты ранних греческих философов. Часть I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики».

Цель работы: исследовать учение Гераклита.

Задачи работы:

Изучить биографию Гераклита.

Выяснить основные моменты и специфику учения Гераклита.

Установить влияние учения Гераклита на последующих философов.

ГЛАВА I. БИОГРАФИЯ ГЕРАКЛИТА

1.1 Жизнь Гераклита

Гераклит (ок. 544-483 до н э.) — древнегреческий философ, известный как основоположник диалектики. По многочисленным данным родился в полисе Эфес и принадлежал к роду основателей города, басилевсов, что приписывало ему царское и жреческое социальное положение. Однако Гераклит добровольно отказался от привилегий, связанных с происхождением, в пользу своего брата, что, по предположению ученых, является следствием его протеста против демократии, царившей в Эфесе.

Гераклит придерживался о городских порядках крайне негативного мнения, с презрением относился к согражданам и людям в целом, считая, что те сами не сознают, что делают и что говорят. По данным биографов, одно время жил при храме, как многие философы того времени, однако не исполнял каких-либо жреческих обязанностей. Согласно Диогену Лаэртскому, «возненавидев людей, удалился и стал жить в горах, кормясь быльём и травами».

Согласно некоторым данным, Гераклит «велел обмазать себя навозом и, лёжа так, умер». Согласно Марку Аврелию, умер от водянки, а навозом обмазался в качестве средства от болезни.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что Гераклит жил очень необычной для философов того времени жизнью, что сказалось на тематике и содержании его учения.

.2 Личность Гераклита

Гераклит, по свидетельствам современников, был очень неординарным человеком. Согласно многим данным, был нелюдим и презирал всякое общество, а также обладал специфическими, пессимистическими взглядами, за что современники дали Гераклиту прозвище «Скутинос», т.е. «Темный», «Мрачный».

Главным источником данных о философском учении Гераклита является его единственное сочинение — «О природе». Оно было многократно цитировано древнегреческими философами, такими как Сократ и Аристотель, благодаря чему сохранилось в более полном виде, чем аналогичные произведения Анаксимена и Анаксимандра. Тематика сочинения была шире, чем у других философов того времени: она включала размышления на темы Вселенной, политики, государственного устройства и бога. Кроме того, книга была написана в полумифологическом, не свойственном авторами того времени, стиле.

Многие биографы сообщают, что Гераклит не принадлежал к какой-либо школе, так же как не имел учеников, но был знаком с трудами Ксенофана, Гекатея, Пифагора и учением милетских философов. Его взгляды тесно переплетаются с взглядами философов милетской школы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен). Однако учение Гераклита не может рассматриваться как часть милетской школы, так как противоречит ей во многих ключевых моментах.

Таким образом, Гераклит обладал уникальными и интересными философскими взглядами, которые во многом превосходили по глубине мысли его современников.

ГЛАВА II. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ ГЕРАКЛИТА

2.1 Огонь и логос в учении Гераклита

Одним из ключевых моментов учения Гераклита является огонь. Этот элемент был избран философом в качестве субстанциально-генетического начала. Философы других школ избирали первоначалом более стабильные элементы: воду Фалес, землю Фарекид, воздух Анаксимен. Сам Гераклит объяснял свой выбор тем, что эта субстанция наиболее подвижна и нестабильна, поэтому все другие субстанции обращаются в огонь путем «остывания» или «замедления». Он называл этот процесс «путем вниз», т.е. путем от более совершенного, общего, к более низкому, частному.

Гераклит сравнивал огонь с золотом: «Все обменивается на огонь, и огонь — на все, подобно тому, как золото на товары, а товары на золото» (В 90). Так, в философском социоморфическом мировоззрении преломились товарно-денежные отношения, развитие которых, как уже отмечалось, оказало значительное влияние на превращение мифологического мировоззрения в философское. В другом сравнении космический огонь сопоставляется с пламенем, на котором сжигаются различные благовония. Пламя все то же, но запахи разные. Гераклитовский огонь вечен и божествен.

Взаимные превращения огня, воздуха, воды и земли дошли до нашего времени в трех версиях. Клемент считал, что из огня возникает море (вода); море, в свою очередь, «семя мирообразования». Из этого семени возникают и земля, и небо, и все то, что находится между ними. По версии Плутарха, огонь превращается в воздух, воздух — в воду, вода — в землю, земля — в огонь. Не совсем так представлена космогония Гераклита у Марка Аврелия (II в. н. э.). Там Гераклит говорит: «Смерть земли — рождение воды, смерть воды — рождение воздуха, а воздуха — огня: и обратно» (В 76).

Понятие «души» Гераклит тесно объединял с понятием огня. Это одна из его форм, метаморфоз. Согласно его взглядам, души возникают, «испаряясь из влаги» (В 12), и наоборот, «душам смерть — воде рождение» (В 36). Однако, не каждая душа влажна, влажна лишь плохая душа. Душа — единство противоположностей, она сочетает в себе влажное и огненное, и чем больше в ней огня, тем душа лучше. Согласно убеждениям Гераклита, «сухая душа — мудрейшая и наилучшая» (В 118). Гераклит подчеркивает, что «всякая страсть покупается ценою души» (В 85). Он говорит, что «для душ наслаждение или смерть стать влажными» (В 77).

Одним из существенных отличий идеи Гераклита о наличии первоэлемента является мысль о том, что первоэлемент не был создан кем-либо из богов или людей. Он был изначально, был везде, и лишь из него впоследствии появились и боги, и люди.

Другой мыслью Гераклита является идея периодичности повторения циклов «избытка» огня. Под этим циклом Гераклит подразумевает конец света, мировой пожар. Этот пожар сжигает всё: и материю, и души, ведь во всем есть начало от огня. После этого огонь снова «остывает», приходит к состоянию воздуха, воды и земли.

В истории философии наибольшие споры вызвало учение Гераклита о Логосе Логос — это некая управляющая система, который истолковывался как «бог», «судьба», «необходимость», «вечность», «мудрость», «общее», «закон». Многозначность термина «Логос», понимание которого во фрагментах Гераклита усложнено разнообразием и неопределённостью вкладываемого в него содержания, поневоле заставляет рассматривать этот термин в контексте его основных идей. В русле учения о Логосе у Гераклита совпадают судьба, необходимость и разум. Его взгляды наиболее точно описаны словами, найденными в произведении Секста: «Хотя этот логос существует вечно, люди не понимают его ни прежде, чем услышат о нем, ни услышав впервые. Ведь все совершается по этому логосу, а они уподобляются невеждам, когда приступают к таким словам и к таким делам, какие я излагаю, разделяя каждое по природе и разъясняя по существу. От остальных же людей скрыто то, что они делают бодрствуя, точно так же как они свои сны забывают» (В 1).

Таким образом, Гераклит принимал в качестве первоисточника всего сущего огонь. Вся материя, по его взглядам, происходит от огня и в него же уходит. Другое значительное понятие в учении Гераклита — Логос. Логос рассматривается как некая высшая сила или всемирный закон.

.2 Идеи о всеобщем движении и противоположностях

Гераклит в своем сочинении выдвигает мысль о том, что время и жизнь находятся в постоянном движении, которое он сравнивает с течением реки, в которую можно зайти дважды, но воды, омывающие тело, будут уже другими. Однако его мысли о всеобщей изменчивости находят у современных ученых и другое толкование: одно и то же никогда не повторяется, но и никуда не исчезает, а лишь превращается в нечто иное. Промежуточным же звеном между «одним» и «другим» всегда является огонь. Огонь идеально соответствовал его взглядам на жизнь, ведь это самый нестойкий из элементов, который на глазах «пожирает» материю, что люди видели веками, смотря на костры.

В своем учении о постоянных изменениях Гераклит выдвинул мысль о том, что одно и то же может быть противоположным, если смотреть по-разному, причем противоположности выявляют ценность друг друга. Так, можно вспомнить что «морская вода и чистейшая, и грязнейшая: рыбам она питье и спасение, людям же гибель и отрава» (В 61), а «болезнь делает сладостным и хорошим здоровье, голод — насыщение, усталость — отдых» (В 111). Также, Гераклит замечал, что самые большие изменения, а значит и самые яркие проявления жизни, кардинальны, ведь холодное, обращаясь в горячее, меняется полностью. Из этих наблюдений он делает умозаключение, ставшее впоследствии одной из его доктрин: противоположности по своей сути тождественны. Это высказывание представляется нам недостаточно обоснованным, ведь оно противоречит мысли Гераклита о гармонии, как следствии всеобщей борьбы: «Враждующее сходится, из расходящихся — прекраснейшая гармония, и все возникает из распри».

Гармонию эту нельзя увидеть человеку. В этом и есть, по Гераклиту, ее высшая сила. Вся эта вселенская гармония доступна лишь богу. Эта глубочайшая гармония присуща всему мирозданию, несмотря на то, что там все кипит в борьбе, в распре. В этой гармонии растворяется все зло.

Что считать злом, а что — добром, Гераклит до конца не раскрывает, однако указывает на их тесную взаимосвязь этих двух понятий. Подтверждением тому может быть вывод Ипполита о том, что «и добро и зло — одно и то же» (В 58). Теснее взаимосвязь добра и зла прослеживается в другом фрагменте: «Путь у валька прямой и кривой — один и тот же». Один из вариантов толкования этой цитаты: «добро и зло, пусть и различны, но идут всегда рядом».

Исходя из всего вышеизложенного, можно утверждать, что идея Гераклита об изменчивости хорошо согласовывалась с его учением об огне, как всеобщем начале. Тождественность противоположностей же, как доктрина, не находит достаточных обоснований.

.3 Гносеология Гераклита

Сохранилось много фрагментов Гераклита, в которых речь идет о познании. Он различал познание посредством чувств и познание посредством мысли. И тот, и другой методы познания необходимы, однако на первое место Гераклит поставил познание мышлением, о чем свидетельствуют многочисленные фрагменты, в которых идет речь о логосе.

Понимание логоса дается нелегко. В первую очередь это можно связать с тем, что натура самого познания такова, что человеку полностью постичь логос невозможно: настолько он бескраен и необъятен. Поэтому «несмотря на то, что логос существует вечно, люди оказываются несообразительными и прежде, чем его услышат, и (даже) услышав впервые». (В 1).

Многознание, присущее «Гесиоду и Пифагору», также не приближает человека к познанию логоса. Оно дает лишь разрозненные знания о природе, но не дает целой картины построения мироздания, не дает мудрости. Такую мудрость Гераклит ставит отдельно от знаний, на более возвышенное место, о чем может говорить фрагмент: «Из тех, чьи учения я слышал, никто не дошел до признания, что мудрое отлично от всего остального» (В 108).

Также Гераклит считает, что любому человеку свойственно размышление. Однако далеко не все в этом деле преуспевают. Это связано с тем, что большинство людей объяты жаждой удовольствия, жаждой богатства. Однако, как «ослы солому предпочитают золоту» (В 9), так и люди, стремясь к «смертным вещам» упускают то, что действительно имеет смысл в жизни — Логос.

Также во фрагментах Гераклита можно уловить мысль о том, что природа всех вещей — едина. Это согласуется с его учением о тождественности противоположностей. Однако к первому умозаключению у Гераклита больше обоснований — это, в первую очередь, фрагменты В 10 («Соединения бывают всего и не всего, сходного и различного, созвучного и разнозвучного; из всего — единое и из единого — все»), В 32 («Единое, единственно мудрое, не желает и желает называться именем Зевса») и В 50 («Не мне, но логосу внимая, согласиться мудро, что все есть едино»), в которых прослеживается мысль о том, что знания являются клочками цельной Истины, что также фигурирует в его учении.

Таким образом, Гераклит считал, что главным источником познания является мышление, а второстепенным — чувства. Мышление, по его мнению, не дается благодаря многознанию. Мышление дано всем, однако не все могут им распорядиться. Именно мышление приводит человека к верному выводу о единстве всех знаний.

ГЛАВА III. ВЛИЯНИЕ УЧЕНИЯ ГЕРАКЛИТА

3.1 Влияние на античных философов

Учение Гераклита оказало влияние на многих философов античности. В первую очередь, это Платон.

Платон не был современником Гераклита, этих двух весьма похожих людей разделяет около полувека. Однако Платон был учеником другого древнегреческого философа — Кратила. Он, в свою очередь, очень хорошо знал учение Гераклита, в частности, Кратил был приверженцем мысли о всеобщей изменчивости, но его идеи были более радикальными. Именно через Кратила Платон узнал об этом аспекте учения Гераклита, и в дальнейшем развивал его.

Истоки релятивизма истины, одного из ключевых догм философов-софистов, некоторые авторы видят в идее о всеобщей относительности Гераклита. Это мнение является спорным. Конечно, невозможно отрицать сходство учения Гераклита и некоторых мыслей Протагора об относительности истины к условиям. Однако при более детальном рассмотрении учения Протагора выясняется, что релятивистские взгляды Протагора и Гераклита совпадали лишь косвенно.

Взгляды Гераклита о космосе, Логосе и огне нашли благодатную почву в стоицизме, основоположником которого является древнегреческий философ Зенон Китийский. Так, одной из важных составляющих стоического учения является мысль о том, что вся материя «сгорает», «отчищается» огнем божественного закона.

Таким образом, учение Гераклита оказало существенное влияние на взгляды многих древнегреческих философов, которые в дальнейшем развивали и адаптировали идеи Гераклита для собственных школ.

3.2 Монография Лассаля

Одной из самых необычных интерпретаций сочинений Гераклита в современности является монография Лассаля. Эта книга была издана в 1858 г. известным немецким философом, юристом и политическим деятелем Фердинандом Лассалем под названием «Die Philosophie Herakleitos des Dunkeln v. Ephesos».

Основная тенденция этой монографии состояла в том, что Лассаль попытался превратить Гераклита в «Гегеля древнего мира», подвести положения диалектики и материализма Гераклита под учения идеалистической диалектики Гегеля. Это стремление Лассаля было ошибочным, во-первых, потому, что Лассаль хотел превратить наивного материалиста, каким был Гераклит, в идеалиста; во-вторых, потому, что, сближая диалектику Гераклита с диалектикой Гегеля, Лассаль искал в далеком прошлом такие черты диалектики, которые в этом прошлом еще не могли возникнуть.

Книга Лассаля о Гераклите изучалась Марксом, Энгельсом и Лениным. Все они с полным единодушием отметили крупные ее недостатки и ошибочные воззрения. Ленин отметил, что Лассаль приближает Гераклита к Гегелю, «прямо-таки топя Гераклита в Гегеле» (3, т. 29, с. 308), Он находит у Лассаля «рабское повторение Гегеля по поводу Гераклита!» (3, т. 29, с. 306).

Старательный ученик выполняет ее «блестяще», перечитывая у всех древних (и новых) писателей все о Гераклите и все толкуя под Гегеля».

В результате, как заключает Ленин, впечатление получается такое, что идеалист Лассаль оставил в тени материализм или материалистические тенденции Гераклита, подстраивая его под Гегеля.

Подводя итог, можно сказать, что, образ Гераклита был использован в современности с целью усиления рабочего движения, однако неправильная, превратная трактовка Гераклита вскоре нашла справедливую критику.

Заключение

философ гераклит огонь логос

Нам представляется возможным считать, что учение Гераклита в нашей работе было раскрыто в полной мере. В процессе работы были тщательно исследованы различные точки зрения на его учение. Были рассмотрены некоторые политические аспекты биографии Гераклита. Мы выяснили, что Гераклит был одним из самых необычных людей той эпохи, что повлияло на его взгляды. Благодаря этому, учение Гераклита отличается уникальностью и глубиной философской мысли. В частности, Гераклит принимал в качестве первоисточника всего сущего огонь. Вся материя, по его взглядам, происходит от огня и в него же уходит. Также, благодаря Гераклиту в философию был введен термин «логос», который рассматривается как некий божественный закон и обычно ассоциируется с космосом. Кроме всего этого, Гераклит ввел первое понятие о всеобщей, постоянной изменчивости и релятивизме — относительности. Главным источником познания Гераклит считал мышление, а второстепенным — чувства. Интерес представляют и его взгляды на само мышление, как процесс, присущий всем людям. Он приводит человека к верному выводу о единстве всех знаний, причем многознание, но мнению Гераклита, не приближает человека к мудрости. Учение Гераклита оказало существенное влияние на взгляды многих древнегреческих философов из разных школ и разных направлений, а также сказалось на взглядах философов других эпох. Также, была изучена одна из попыток неправильного современного толкования мыслей Гераклита. Эта попытка увенчалась неудачей, встретив критику со стороны таких выдающихся философов, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Список использованной литературы

Татаркевич В. История философии. Античная и средневековая философия / Татаркевич В. — Пермь: Издательство Пермского Университета, 2000.

Рассел Б. История западной философии. В 3 кн.: 3-е изд., испр. / Подгот. текста В. В. Целищева. — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во; Изд-во Новосиб. ун-та, 2001.

Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для филос. фак. и отделений ун-тов / Чанышев А.Н. — М.: Высш. школа, 1981.

Вадим Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений

Фрагменты ранних греческих философов. Часть I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики / Подг. А.В. Лебедев. — М.: Наука, 1989.

История философии: Запад — Россия — Восток: Учебник для вузов. Кн. 1: Философия древности и средневековья / Под ред. Н. В. Мотрошиловой. — М.: «Греко-латинский кабинет» Ю. А. Шичалина, 1995.

Приложение 1

Гераклит. Иоганн Морельсе. Около 1630.

Приложение 2

Гераклит Эфесский. Гравюра. Начало XIX в.

Теги:
Философия Гераклита 
Реферат 
Философия

Сочинение: Философские идеи Гераклита

Философские идеи Гераклита

1. История античной философии, знает немало имён достойных упоминания в летописных сводах. В конце концов, великие мыслители христианской жизни, отцы и святители Церкви, ориентировались в философском созерцании, именно на методику, разработанную елленской мыслью. Нельзя, конечно отрицать, что христианское богословие, будучи в интеллектуальном смысле, неким воплощением «идеализма» Платона, и «категоричности» Аристотеля, тем не менее, впитало в себя черты их предшественников.

«Из ничего, ничего не возникает», гласит известная римская пословица. В смысле развития философско-религиозного откровения, это, пожалуй, верная характеристика. Абсолютно точно, что христианское монашество не возникло на пустом месте: назарейство, ессейство, есть в некотором смысле предвосхищение идей анахоретства и “вражды против” мира. Как собственно и сама христианская вера, суть и расширение веры «ветхозаветной». Пожалуй, в ряд выдающихся мыслителей древней «церкви», можно поставить — Гераклита Эфеского. Почему, прозвучало наименование «церковь»? Ведь Гераклит не принадлежал ни этнически, ни исповедально к иудеям? Дело в том, что мысли высказываемые им, во многом равнозначны откровениям пророков Израиля.

Итак, Малая Азия, 6 — 5вв. д.н.э. Это время, для греческих полисов Ионии достаточно сложное. Гегемония лидийцев, вторжение персов, демократия против тирании [4.стр.404]. По преданию, Гераклит, принадлежал к именитому роду кодридов, т.е, имел право на сан царя (b¼s¾l1w~) Но, Гераклит, по – видимому, не ценит того, что он может отправлять таинства Деметры и прочие почётные отличия. Он предоставляет младшему брату возможность “царствовать” в условиях демократии, и удаляется от политических распрей [1 Гл. 5. стр. 128-129]. Нрава он был строптивого, замкнутого и раздражительного: «Просьбе сограждан дать городу законы он отказал, — гласит один античный источник, — т.к. город, по его мнению, уже впал в произвол дурного устройства». [ цит. по [2.Гл1.4.Стр.24].

Избирает для себя жизнь отшельника, изредка появляясь среди граждан, привлекая к себе внимание экстравагантными выходками в адрес миропорядка демократии. Протест Гераклита, был направлен не против демократии, как таковой, но против “тирании большинства”, против охлократии т.е. власти толпы. “для меня один – десять тысяч, если он лучший” (3.fr.49). “Закон – слушаться совета одного” (3.fr.33). В политическом отношении, Гераклит, убеждён, что власть должна принадлежать немногим “лучшим”, этого требует общая польза и высшая справедливость. «Толпа насыщается подобно скоту». Когда сограждане укоряли его в том, что он играет с мальчишками на улице в кости, он отвечал: «Негодяи! Этим заниматься мне лучше, нежели вести с вами государственные дела» [цит. по 4.стр.406].

На первый взгляд, может показаться, что Гераклит, человеконенавистник, но это не так, философ, не против людей, он против косности. Неравенство в мире, он воспринимает, как нечто заданное, данность продиктованную свыше. Причём, в понимании философа, уровень социального положения напрямую зависит от уровня духовно – нравственного развития. И если кто – то осмеливается противоречить существующим порядкам, то, такой человек идёт не против людей, но против богов, а потому достоин казни, как преступник.

2. Презрение к толпе, конечно у него присутствует, но чем вызвано такое отношение? По – видимому, философ глубоко осознал суетность человеческой жизни, неразумность всех её устремлений, конечную тупиковость всех ставимых целей. Поскольку: “человекам положено однажды умереть” (Евр.9:27). Такого рода осознание, суть “обратная сторона медали”, его философии. Попытки объяснить современникам, тщету жизни, конечно, не могли найти успеха и популярности. У людей, нет способности “слышать вечное слово”, и даже если они его услышат, одинаково не разумеют. Можно сказать, что кое – кто прилагает усилия, но это всё напрасно, поскольку их неумелые потуги не увенчаются успехом. Похоже на то, что люди просто спят, поскольку и не помнят того, что делали во сне (3.fr.1). Для философа же всё прочее, чушь, он оставляет мир для: “единого мудрого, от всего отрешённого”. Всё прочее, как кажется, временно и преходяще. Следовательно, все человеческие представления о морали – ложны, нет в них правды о добре и зле. Поскольку люди, на самом деле спят, и вряд ли смогут проснуться. Ложны все мнения и оценки, они есть порождение толпы. Ложна и религия, продиктованная суеверием толпы. Тем паче, что толпа слушает Гомера и Гесиода. Свою задачу философ не видит в проповеди морального поведения для “спасения” народа, но, тем не менее, в своих речах, он чем – то сближается с пророками Израиля. Поскольку, будучи нелицеприятен, подобно им, мог обращаться с обличительными словами, невзирая на опасность и недовольство толпы.

Для чего живёт философ? Гераклит думает однозначно, если поэты и “теологи”, и дальше будут обольщать толпу, никто не узнает сокровенного смысла. Среди народа, среди глупых суеверий, никто не увидит философии, никто не осмыслит собственную жизнь. Для Гераклита, философия, не просто мышление, это единственно возможный выход, он не видит ничего другого, более достойного. Есть грубость непристойных “таинств” простонародья, есть официальный культ. Но для философа, важно не это, важна — мысль, как таковая [1 Гл 5. стр.130].

Пантеизм орфического движения, нашёл отклик во взглядах Гераклита. Поскольку, он всё — таки ожидает загробную жизнь, он уверен в божественности природы человеческого духа. Он верит в возможность для человеков соединиться с божеством (2Пет.1:4). Идеи орфиков, находят в Гераклите горячего апологета и мыслителя. Но он по – новому смотрит, и многое развивает через оригинальность мышления своей личности. Философ, однако, против мистических культов, как таковых, видя в почитании мёртвых, ночных “радениях” и кровавых жертвах, лишь массовое заблуждение и обольщение. Он говорит, что: “кровью жертв, люди думают смыть собственную грязь” (3.fr.5), “ибо не священно творится посвящение в таинства, почитаемые у людей за таковые” (3.fr.14). Видимо, философ понимал, что суть религиозного поклонения, не может быть в почитании храмов, изображений, в кровавых оргиях и пр. Что народ и мыслил как религию сотериологическую, дающую спасение и вечную, блаженную жизнь.

Гераклит, одним из первых чётко сформулировал неумолимый динамизм бытия, “всё течёт” (pantÀ @ejw), «Нельзя войти в одну и ту же реку дважды и нельзя тронуть дважды нечто смертное в том же состоянии, но, по причине неудержимости и быстроты изменения, все рассеивается и собирается, приходит и уходит»; «Мы входим и не входим в одну и ту же реку, мы те же самые и не те же самые» [цит. по [2 Гл1.4. Стр.24]. Смысл высказывания, достаточно прозрачен, всякий раз войдя в воду, мы омываемся уже другими, новыми струями, притекшими от источника реки вниз по течению. Те же струи, которые омывали нас ещё мгновением раньше, уже безвозвратно утекли в море: “но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь (Еккл.1:7). Причём и мы сами, входящие в реку, уже не, совсем те, которые входили в неё перед тем. Всё в нас меняется, тело растёт и стареет, в каждом дне составы жидкостей и тканей изменяются в связи с умиранием и рождением клеток. Остается неизменной, пожалуй, только субстанция, впрочем, и она изменчива в рефлексии (хотя трудно сказать, писал ли Гераклит о рефлексирующем сознании). Однако он, несомненно, считал, что движение в изменении, суть реальность.

Впоследствии, некоторые из учеников мыслителя (Кратил), доведут мысль эту до крайности выводов. Мы не можем войти в одну реку и единожды, по вполне понятным причинам, всё меняется включая нас, во мгновение ока [2 Гл1.4.стр.24]. Гераклит утверждал, что мы входим и не входим в одну реку, поскольку, с одной стороны, мы есть, но с другой – мы не есть. Ибо для того, чем мы станем быть в следующий момент, нам необходимо перестать быть чем – то в данный момент. Следовательно, чтобы продолжать существовать в дальнейшем, нам необходимо перестать быть в настоящем, тем, что мы есть. Для философа, впрочем, этот момент не основной, в созерцании, он лишь отправная точка, пункт “А”. Т.е. с точки зрения Гераклита, становление вселенной, есть переход от одной вещи к другой. Холодное раскаляется, сухое увлажняется, влажное высыхает, живое умирает, юное дряхлеет, смертное — живое, и так до бесконечности.

Для философа, мир постоянно находится в состоянии войны, весь мир, состоящий из противоположностей, враждует, и это есть реальность любой вещи в становлении. “Война есть мать всего и повелительница всего». Причём, по мнению философа, война, в тот же момент есть мир и гармония. Вечность мира в движение и становление, раскрывается как “контрастная гармоничность”. «Они (невежественные) не понимают, что то, что отлично, согласно с самим собой; гармония разностей подобна гармонии лиры и смычка». «Болезнь делает сладостным здоровье, голод сообщает приятность сытости, а тяжкий труд дает вкусить отдых»; «невозможно было бы понять имени справедливости, когда бы ни было обиды».[2Гл1.4.стр.25]. Гераклит считает, что “живой и мёртвый, спящий и бодрствующий, молодой и старый”, как начало и конец круга, одно и то же. Все вещи, по сути, одно и то же, просто меняясь, они становятся другими, чтобы изменившись, стать самими собою. Эта гармония «единства противоположностей» и есть Бог и божественное: «Бог есть день-ночь, зима-лето, война и мир, сытость и голод».

По определению, философия Гераклита заключена в fvsi~, как тождественность и отличие внутри первоначальной сущности во всех её проявлениях. Гераклит, несомненно, ищет, ищет мудрость, истинный смысл, “разум вещей”, который правит вселенной. Здесь, в некотором смысле, можно провести, “параллель”, между ветхозаветным Екклесиастом, который видит мир, как безвыходность: “Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?” (Еккл.1:3). Подобно, “ церковному проповеднику”, Гераклит, говорит: “Родившись, они стремятся жить, чтобы затем умереть, или лучше сказать успокоится, и оставляют детей в удел смерти” [цит. по [1 Гл.5. Стр.129].

Гераклиту было свойственно облекать свои мысли в формы загадочных афоризмов. В них, он любил говорить противоположностями, взаимоисключающими друг друга понятиями. Речь его отличалась торжественным пафосом, суровой отрывочностью и таинственностью. Гераклит подобно пророкам “указывает” путь, он не подобен предсказателям — оракулам, он провидец. Хотя такое определение, как пророк, самому Гераклиту, конечно не знакомо, он сравнивает себя с Сивилою: “которая неистовыми устами возглашает невесёлые, неразукрашенные, непримазанные речи, побуждаемая богом” (3.fr.93). Другими словами, философ проводит некую взаимосвязь, между своими высказываниями, и вдохновением богов. Несмотря на темность слога, философское миросозерцание Гераклита достаточно ясно. Он – прорицатель, именно по его слову – всё творится. Высказывания его, потому туманны, что смысл вещей сам в себе загадочный, для Гераклита парадоксален. Истина, вмещающая в себе противоположности, по – видимому несовместимые, исключающие друг друга, — вот причина “тёмности” Гераклита. Сократ шутил, что понятое им у Гераклита – прекрасно, но не понятое, наверное, ещё лучше. Гераклит, своего рода философ – поэт, он мыслит образами, метафорами, картинами. Он не логик, он приходит к познанию истинной сути вещей интуитивно. Потому — то эти озарения он и выражает афоризмами и парадоксами. Видимо, философ намеренно говорил и писал эзотерически, дабы скрыть от невежественной толпы высокую истину[4.стр.405].

Несомненно, философ принадлежит к числу тех мыслителей, чья деятельность глубоко субъективна. Всё высказанное им, носит отпечаток “внутренним человеком”. Его мысли, это – события, внутренние озарения. В связи с этим и становится ясным, почему он излагал их в форме афоризмов, а не софистского рассуждения. Совершенно очевидно, что именно в силу мистических озарений, философу, дух человеческий представлялся в виде пламени огня, горение которого тем сильнее, чем обострённее в человеке поиск истины, умственная, духовная жизнь. Чем более человек свободен и жизненен, тем более он связан с всемирным огнём. Вообще говоря, об этой стороне учения Гераклита, следует помнить, что по – видимому философ в себе самом ощущал это горение посредством мистической интуиции [1 Гл.5.стр.131]. Гераклит конечно образован, для своего времени, он знает учение Фалеса, Пифагора, Ксенофана и пр., но он идёт собственным путём, вкладывая в идеи предшественников свой, собственный смысл. Философ считает, что для искателя мудрости не достаточно просто широкого образования, нужно нечто иное – мистическая интуиция “многознание ума не научает” (3.fr.40). “Всё движется, но ничто не пребывает”, это первое положение философии Гераклита. “Наши тела текут, как ручьи”. В наших телах обновляется всё их содержимое, подобно воздуху вдыхаемому нами. Оригинальность Гераклита, заключается в его мышлении о динамичности сущего, сущее, как процесс, не может пребывать в форме бывания, подобно огню, всё сущее изменяется в огонь и огонь изменяется во все вещи, “как товары на золото и золото на товары”(3.fr.90). Все вещи в мировом пространстве огня, лишь “клубы дыма” являющиеся на короткое время (Иак.4:14). Единственно сущее и неизменное, это огонь “мерами вспыхивающий и мерами угасающий” [1.стр.134]. По мнению Гераклита, всякий процесс, суть переход, от одного состояния или положения в другое. Если же не было бы различий перехода, не было бы и процесса. Весь процесс в целом соотносителен, каждая деталь, предполагает иную деталь, позволяет уравновесить гармонию противоположностей, одновременно обособляясь и соединяясь со всеми прочими. В этом и заключается “скрытая гармония” видимой вражды противоположностей. “Так два конца натянутого лука в своём расходящемся стремлении производят согласное действие” (3.fr.51). Весь процесс в целом, подразумевает, как уникальность, так и универсальность всего, всех вещей в мире. “Расходящееся сходится, и прекраснейшее согласие возникает из противоположностей, и всё происходит в силу раздора” (3.fr.8). Закон сущего, и не может быть иным, без борьбы, нечему соединяться, как в музыке, если бы тоны не различались, не было бы гармонии музыкального строя. Именно “Единое”, по мнению Гераклита, содержит в себе: “целое и нецелое, сходящееся и противоположное, согласное и несогласное, из всего одно, и из одного всё (3.fr.10). Причём, Гераклит, ярый противник Гомера, считает, что последний напрасно молит об исчезновении раздора среди людей и богов. Гераклит думает, что такого рода изменение, повлечёт за собою разрушение мира. Поскольку, с уничтожением различий, всё множество мировых вещей, погрузилось бы в пламя вечного огня. У Бога, как известно:”всё хорошо и справедливо, а люди сочли одно несправедливым, а другое справедливым”(3.fr102). Другими словами, мы не можем понять, что в действительности есть хорошо, а что плохо, в конечном итоге. Этому есть пример в истории Иосифа и его братьев: “но теперь не печальтесь и не жалейте о том, что вы продали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни” (Быт.45:5). Люди, по мнению философа, не в состоянии разгадать загадку противоположностей, тут действует логос, смысл, внерасудочное понятие, или даже скорее не понятие, но причина выраженная следствием. Без этого сокровенного смысла, само бытие вселенной просто немыслимо.

В общем потоке вселенной,

разные формы возможны для бытия.

В движение света, в прозрачности дня.

Одним словом, философ, видит и в смене суток и в круговороте годов, циклах жизни – смерти, закономерную правильность, меру, закон, рассуждение извечное. Единое, для Гераклита, то единственное, что может быть мудрым(t3 sof3n). И посему, для человеков, наиважнейшее лишь в том, чтобы понять высшую мысль, могущую править: “всеми через всё”. Здесь, Гераклит, наиболее приближается к христианскому определению Логоса. По мысли Гераклита всё в мире происходит, именно благодаря логосу: “оно есть всеобщий закон всех вещей, которого люди не разумеют, хотя постоянно с ним сталкиваются…”(3.fr.114). Единое же суть, божественно и разумно. Поскольку у человеков не было бы законов, если бы они не черпали свою силу из логоса. В отличие от орфиков, Гераклит утверждает невозможность для логоса называться пантеистическим Зевсом. “Единое мудрое одно, оно не хочет и хочет называться именем Зевса” (3.fr.32). Эта всеобщая жизнь(z|n), конечно отличается от мифологических и религиозных представлений простонародья. Поскольку: ”мудрое есть от всего отрешенное(1.стр.137). Другими словами, философ провозглашает одновременную трансцендентность – имманентность божества, по отношению ко вселенной.

3. Физика, в учении Гераклита, не занимает того места, кое она имела в концепциях милетской школы или пифагорейства. Fvsi~, лишь иллюстрация, видимое проявление всеединства сущего в круговороте бытия. В отличии от прочих физиков, Гераклит учит, что огонь, суть стихия, способная изменяться качественно. Предшественники Гераклита, в философском анализе, считали, что элементы мироздания ни при каких обстоятельствах не могут изменить своей природе. Лишь огонь способен — “обмениваться”, взаимодействовать с вещами, воспринимая их в себя, и становясь ими. Все вещи, по Гераклиту, суть эквивалентны. Огонь угасая, способен превращаться в воду и через неё в землю, чтобы затем снова воспламениться: ”этот строй, один и тот же для всех вещей, не создал никто из богов или людей, но был всегда и есть и будет вечно – живой огонь, воспламеняющийся определёнными мерами и угасающий определенными мерами” [3.fr.30]. В мире всеобщей изменчивости, неизменным остаётся лишь этот строй, непрекращающееся чередование, в котором вечно – живой огонь переходит в свою противоположность и возвращается вновь к себе. Скачки от возгорания к угасанию, происходят и в людях каждое мгновение в процессе дыхания, благодаря вечному огню. В природе, подобное чередование происходит каждые сутки и со сменой времён года, что Гераклит объясняет светлыми огненными испарениями и тёмными холодными [1.стр.138]. Светлые испарения образуют день, который воспламеняется в солнце, когда он догорает, поднимаются тёмные испарения образующие ночь. Противостоянием между днём и ночью, вызвана и смена времён года. По мере своего угасания, огонь образует из себя воду, вода образует море, Гераклит называет его – спермою мира. Из моря «осаживается» суша – это «путь книзу», от небесного огня к земле. Есть и другой «путь вверх», земля разжижается в воду, вода поднимается смерчами или в виде испарений к небу, частью которых подпитываются светила. В этом круговороте стихий сохраняются лишь определённые меры, т.е. пропорции между ними. Общее количество чистого огня, воды, земли, — остаются неизменными. Вода получает одинаковое количество влаги из земли и огня, сколько она расходует на образование земли и огня. Колебания в стихиях тоже присутствуют, как и в смене дня и ночи, но они носят ритмический характер, а потому не нарушают системы всемирного равновесия. В этом и есть гармония противоположностей.

Выше видимого неба, находится чистый огонь, светила же небесные, суть полые сосуды, обращенные отверстиями к земле. В этих сосудах собираются облака, которые воспламеняются с восходом и угасают с закатом. И само солнце, ежедневно обновляется. И на него распространяется «мерность» воспламенения и угасания, если бы оно преступило бы этот закон, его неминуемо настигло бы божественное правосудие (Djkh). Чистые и светлые испарения превращаются в огонь, огонь, угасая, становится водою, вода частично в землю, частично в prhst/r – некий жгучий вихрь, частично в воздух. В космологическом учении Гераклита, несомненно, присутствует элемент дуализма. Огонь одновременно есть целое, единая стихия, и не целое. Пламенеющий небесный огонь, противопоставляется огню угасающему – воде, как пассивному, холодному принципу материального мира. Гераклиту приписывается мнение, что мир возникает в результате воспламенения через каждые 10 800 лет, это есть мировой год. После наступит новый период миророждения. Гераклит последователен и здесь, как и во всём, он и в рождении и угасании миров видит последовательную периодичность. Конечное воспламенение, своего рода суд над вещами: «ибо огонь, пришедши, всё будет судить и осудит» [3.fr.66].

4. Поскольку божество раскрывается в единстве и конечном воспламенении вещей, оно остаётся едиными там, где мы на первый взгляд видим разнообразие сущего. Небесный огонь закрыт от нас подобно жертвеннику окутанному фимиамом. Тем не менее, небесный огонь проникает всё сущее, всё движет и оживляет. Он горит и в людях, именно он и является источником нашей жизни и разума. По свидетельству Аристотеля, Гераклит признавал душу: «испарением, из которого слагаются все вещи, т.е. огненным испарением, огнём». В человеке, подобно, как и во вселенной, присутствуют все стихии – огонь, вода, земля. И так же совершается круговорот; огонь становится водою, вода землёю, и наоборот. Философ утверждал, что: «душам смерть – становится водою, воде смерть – становиться землёю. Из земли же происходит вода, а из воды – душа» [3.fr.36]. По мнению Гераклита, нас, как и солнце и звёзды, питает «сухое», горючее испарение. Наша душа светится и горит им. Так же, как и во вселенной, в человеке происходит колебание между воспламенением и угасанием, чередование сухих и влажных испарений. Это и является причиной смены сна и бодрствования, болезни и здоровья, жизни и смерти [1.стр.141]. Испарения, извлекаются главным образом из атмосферы посредством дыхания, таким образом, поддерживается связь человеческих душ с душою разлитою во всём, «из которой составляются все вещи». Поскольку источник жизни один и органическою связью с ним объясняется разумность единичного духа: «границ души не найдёшь, хотя бы исходивши все дороги, — столь глубокий в ней разум» [3.fr.45]. По сути границы индивидуальной, разумной души, стираются и сливаются в общем разумном начале мира. Единение человеческой души с мировой душою имеет психофизическую основу. Ночью, холодные, тёмные испарения побеждают светлые, тёплые, день угасает, и вслед за ним гаснет и внутренний человеческий огонь. Человек засыпает, тело пребывает неподвижным, связь с внешним миром осуществляется только посредством дыхания, так как чувства закрыты для внешних восприятий. Осознание действительности теряется и человек погружается в мир сновидений. Для бодрствующего человека мир — один свет и один мир, общий для всех, а спящий погружается в свой собственный мир. Ночью каждый свой собственный светоч, впрочем, люди и наяву живут как во сне, хотя единое слово и истинно и всеобще, но каждый живет, имея как бы собственное разумение [fr.1,2,26,89].

5. Нравственное учение Гераклита, тесно связано с его психологией. Философ считает, что перевес в человеке грубо — материального начала есть ослабление тонкого, духовного начала, частичная смерть. Подобного рода ослабление, допустимо во сне, но не позволительно в бдении. Философ считает, что любое плотское наслаждение смертельно опасно для души, оно угашает дух, делает его влажным, подобное состояние, он сравнивает с опьянением. Все желания, «покупаются» сердцем ценою души, т.е. огня заключённого в ней. «Сухая душа есть мудрейшая и лучшая» [3.fr.118]. Лучшая душа, есть наиболее чистая, свободная от грубости материально – телесных примесей. Правда в жизни людей такие примеси неизбежны и материальное затемняет и стесняет душу время от времени. Плотская жизнь осуществляется за счёт души и наоборот: «мы живём их смертью (смертью наших душ) и они живут нашей смертью» [3.fr.77]. Следовательно, по мысли философа, все представления человека о добре и зле относительны и даже ложны. Если наслаждение есть смерть для души, то не есть ли боль и страдание – лекарство? Ведь желания нашего сердца чаще направлены на то, что гибельно для нас. Поэтому, чтобы не следовать за губительными желаниями, душе следует возвыситься над погоней за наслаждениями, которые все относительны, и связаны или с предшествующим или/и с последующим страданием. Нужно жить в согласии с разумом, согласно истинной природе вещей, поступать по природе. Следовать божественному закону, как законам государства, ибо этим единым, божественным законом питаются все человеческие законы. Ибо он господствует, насколько он хочет, всему довлеет и превозмогает. Цель философа – преуспевать в познании мудрости сущего, истинного слова. «Мыслить есть высшая доблесть, и премудрость в том, чтобы говорить истину и поступать по природе, внимая ей». «Мышление обще всем». [3.fr.113,115]. В душе человека есть слово «могущее само себя умножать», есть разум, способный возрастать в познании [1.стр.143]. Положительная сторона учения Гераклита, заключается в обличении суетности и безумия людей ищущих только наслаждений в жизни. Гибель их в том, что они и слыша истинное слово не способны последовать различать ценное от того, что доставляет удовольствие плоти. Каждый создаёт собственные установления и не следует общему, божественному, противится природе. Все лгут и повторяют лживые басни. Как уже говорилось, Гераклит осуждал весь нравственный строй современного ему общества. Но при наличии с его стороны любой формы религиозной нравственности, философ, тем не менее, имеет определённый мистический оттенок, своего нравственного умозрения. Гераклит, верит в мантику, т.е. в возможность проявления воли божества через посредничество определённость определённых людей. Его мораль в итоге, тесно переплетается с религией, близкой к орфизму, по смыслу, нравственность Гераклита, близка к моральным представлениям магометанства, иудаизма, и конечно христианства. Философ считает, что смерть есть для души новое рождение для высшей жизни, смерть – таинство, в котором посвященный переходит от мрака к свету. Загробная судьба, по его мысли, напрямую зависит от заслуг усопших, выглядит по образу их смерти. Интересно, что Гераклит говорит о некоторых мёртвых, которые получают царственный жребий, восстают перед богом и сами становятся хранителями умерших. Средством искупления, Гераклит считает не таинства мистических культов, но философию и праведную жизнь [1.стр.144-145]. Важной частью морали Гераклита, являлась его самобытная свобода, когда персидский царь Дарий узнал о враждебности философа к демократии, он пригласил философа стать его советником, поскольку персы всегда боялись народовластия. На приглашение Гераклит ответил: «Все люди отклоняются от пути справедливости. Заповедь их жизни – алчность с глупым упрямством, и стремятся они лишь к суете. Я лично никому не желаю зла и ни одного человека не могу назвать своим врагом. Но суету двора я презираю и не допущу, чтобы нога моя ступила на персидскую почву. Я довольствуюсь малым и живу, как хочу. В этом мораль Гераклита, дороже всего ему независимость. Также Гераклит не признавал власти традиций: «не следует поступать как дети, подражающие своим родителям» [цит. по 4стр.407].

6. Можно определённо говорить, что философия Гераклита вызвала весьма серьёзный резонанс в современном ему обществе. Учение достаточно быстро распространилось и приобрело в некотором роде «известность». «Мистически озаренный» Парменид, полемизирует с Гераклитом, многие не могут уяснить учение о глобальном изменении вещей. Философия Гераклита, существенно повлияла на становление стоической школы, стоики, уже в 4 – ом веке д.н.э. перерабатывают учение Гераклита, так же и в умственном развитии Платона, философ играл важную роль, поскольку первым учителем Платона, был Кратил, последователь Гераклита. В новое время, скажем, мысли Гераклита немало занимали Гегеля, который пытался найти в его учении идею единства противоположностей в абсолютном. Идею абсолютного, как процесса.

Трудно ныне уяснить, понимал ли Гераклит своё «абсолютное», именно как вещественную стихию, или же он мыслил отвлечённо умозрительно. Что можно говорить определённо о его учении? Скорее, для Гераклита, «абсолютное сущее», представлялось процессом, который с неизбежностью во времени и пространстве видоизменяет одно, по сути, в различное по облику. Определённо можно сказать, что «философия мирового огня», некоторым образом выражает динамизм божеского проявления вне собственной сущности. Другими словами, Бог, в некотором роде – динамизм, сила способная воспламенить космос. И не просто сила, Гераклит мыслит эту силу, именно как логос, смысл, мироправящий разум, меру, закон, рассуждение. Однако его философия, в конечном итоге страдает односторонностью, «поскольку всё течёт и ничто не пребывает», постольку нет в мире ничего тождественного, всё сущее одновременно и существует и не существует. Никакое познание принципиально невозможно, истина и ложь неразличимы, ничего нельзя утверждать определённо, ибо всё изменчиво. Впоследствии, Платон и Аристотель, охарактеризуют философию Гераклита как: «философию огня и вечного движения». И действительно, заслуга Гераклита в том, что он смог увидеть динамику мирового процесса, статичность мифологии Гомера и Гесиода, пантеизм орфиков, мистические культы Элевсина и вакханалии, для философа лишь «ширма» скрывающая от людей истинным смысл бытия. Поскольку наверняка Гераклит считал возможным «огненное перерождение богов», поскольку для него, как для любого его современника, боги тоже часть мира, а потому подвержены изменениям. Так в чём же ценность философии Гераклита? Заслуга его в том, что он первым смог увидеть Логос, разумный Миропорядок, хотя в итоге и пришёл к «дегуманизации» этого порядка, к представлению о вечности, как о «забаве ребёнка» [4.стр.414].

Литература

1. Кн. С.Н. Трубецкой. История древней философии. Кучково поле. Москва.2005г.

2. Реале Дж. Антисери Д.Западная философия от истоков до наших дней. (электр.версия).

3. Гераклит Эфеский. Фрагменты.(электр.версия).

4. Протоиерей А. Мень. У врат молчания. Москва. Эксмо. 2005г.

Содержание:

  1. Биография Гераклита
  2. Диалектика в философии Гераклита
  3. Особенности диалектики Гераклита
  4. Единство противоположностей
  5. Философские учения Гераклита
  6. Логос — универсальный закон мира
  7. Объективный и субъективный логотип
  8. Вывод:
Предмет: Философия
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 14.10.2019
  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

По этой ссылке вы сможете найти рефераты на любые темы и посмотреть как они написаны:

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Введение:

Начало развития европейской философии было положено в Древней Греции в V-IV вв. до н.э. Он возник и развивался в тесной связи с зачатками конкретных знаний о природе. Первые древнегреческие философы были одновременно естествоиспытателями. Они пытались научно объяснить происхождение Земли, Солнца, звезд, животных, растений и человека. Они высказали интересные идеи о движении, размерах и форме небесных тел, причине солнечных затмений, количестве дней в году и т. д.

Специфика древнегреческой философии в ее начальный период заключается в стремлении понять сущность природы, мира в целом и космоса. Не случайно первых греческих философов называли «Физиками». Главным вопросом древнегреческой философии был вопрос о происхождении мира. И в этом смысле философия имеет что-то общее с мифологией, наследует свои мировоззренческие проблемы. Но если мифология пытается решить эту проблему по принципу — кто породил существо, то философы ищут существенное начало — откуда все пришло.

Одним из крупнейших философских учений раннегреческой философии является учение Гераклита Эфесского. О Гераклите во всем мире было опубликовано примерно такое же количество произведений, что и с эпохи Возрождения до конца Второй мировой войны. В настоящее время учение Гераклита привлекает внимание философов различных течений; к нему обращаются марксисты, теологи, экзистенциалисты, иррационалисты, фрейдисты, идеологи «новых левых» и другие. Что вызывает все возрастающий интерес к философу далекого прошлого и в чем актуальность его учения?

Биография Гераклита

Гераклимт Эфемсский — древнегреческий философ-досократик. Родился в городе Эфесе, который, как и Милет, находился на западном побережье Малой Азии. Гераклит был потомком древней аристократической семьи, его предок Андрокл основал Эфес. По наследству Гераклит получил священство в храме Артемиды Эфесской. Но он отказался от почестей, предполагаемых в силу происхождения, более того, он полностью отошел от законотворчества и участия в общественной жизни города. Гераклит придерживался очень негативного мнения о порядке города и презирал сограждан и людей в целом, полагая, что они сами не понимают, что они делают и что говорят. Он был особенно зол на своих земляков, когда горожане изгнали его друга Гермодора из Эфеса. Тем не менее, когда жители Афин и царь Персии Дарий пригласили его, философ не захотел покидать родной город. Ближе к концу своей жизни он превратился в настоящего отшельника, уехал жить в горы, где он питался подножным кормом.

Биографы подчеркивают, что Гераклит «не слушал никого». Он, по-видимому, был знаком с взглядами философов милетской школы, Пифагора, Ксенофана. Скорее всего, он также не имел прямых учеников, но его интеллектуальное влияние на последующие поколения древних мыслителей значимо. С работой Гераклита, Сократа, Платона и Аристотеля были знакомы, его последователь Кратил становится героем платоновского диалога с одноименным названием.

Мрачные и противоречивые легенды об обстоятельствах смерти Гераклита («велел обмазать себя навозом и, лёжа так, умер», «сделался добычей собак»), некоторые исследователи истолковывают как свидетельство того, что философ был похоронен согласно зороастрийским обычаям. Следы зороастрийского влияния также обнаружены в некоторых фрагментах Гераклита.

Единственная его работа, из которой сохранилось всего несколько десятков фрагментов цитат (около 130), — это книга «О природе», состоящая из трех частей («О природе», «О государстве», «О Боге»).

Диалектика в философии Гераклита

Произведения Гераклита и особенности его литературного стиля Основная работа Гераклита — книга «О природе» сохранилась фрагментарно, но широко цитируется в трудах поздних античных философов (Платона, Аристотеля и др.). Эта книга состоит из трех частей: о природе, о государстве и о Боге и отличается оригинальным содержанием. Однако книгу трудно понять, за что уже в древности Гераклит получил прозвище Скутинос (Темный). Гераклит говорил очень лаконично и неоднозначно. Его высказывания часто похожи на фольклорные загадки или высказывания оракула, который, согласно Гераклиту, «… не говорит и не скрывает, но дает знаки». Некоторые считают, что, написав свою композицию («Музы» или «О природе») и поместив ее в храм Артемиды Эфесской, Гераклит, казалось, хотел защитить его от невежественной толпы. Другие видят здесь точно выраженную тьму и тайну того, что должно быть выражено. Аристотель объясняет тьму высказываний Гераклита их синтаксической неопределенностью, в результате чего высказывание может быть прочитано по-разному. Изречения Гераклита, по сути, раскрывают продуманную структуру, особую поэтику. Они полны аллитераций (повторение идентичных или однородных согласных в стихотворении, придание ему особой звуковой выразительности (в стихах), игра слов, внутренне связаны инверсиями и синтаксическим синтаксисом без объединения, характерным для структуры внутренней речи, адресованной речи не столько к другим, сколько к себе, прислушиваясь к себе, готовому переосмыслить, вернуться к элементу мышления молчания. Когда трагик Еврипид спросил Сократа о работе Гераклита, он ответил: «Что понял великолепно, чего не понял, думаю, тоже, а впрочем, нужен прямо-таки делосский ныряльщик». С другой стороны, необычный стиль изложения Гераклита объясняется его философскими взглядами: слова и концепции, воплощенные в них, обозначают явления реальности, разделяют вещи и явления, представляют их как отдыхающие и неизменные, в то время как философ стремился выразить нечто противоположное : жизнеспособность и подвижность бытия, его целостность и противоречивость. Следовательно, появляются такие необычные художественные образы и риторические фигуры, отсюда и любовь автора к объединению противоположных представлений и концепций в одном предложении или фразе, его пристрастие к сложным поворотам речи (например: «мы существуем и не существуем»), загадки, парадоксы, сравнения, и т. д. В то же время следует отметить, что Гераклит в своих работах не использует сложные абстрактные конструкции, а приводит в качестве примера вполне понятные сцены из жизни людей, животных и природы в целом. Мышление Гераклита является образным и концептуальным, он не столько доказывает свои позиции, сколько показывает их на характерных объектах, явлениях и процессах, в которых общее, существенное, типичное, например, «просвечивает» или «сияет», например, когда он говорит, что «в одну реку нельзя войти дважды. «Река здесь — это образ, нечто конкретное, чувственно воспринимаемое. В то же время река — это река в целом, каждая река, то есть концепция. Комбинируя художественный образ с абстрактной концепцией, Гераклит сочетает в себе выразительную силу изображения и «вес» концепции. Благодаря этому ему удается воздействовать одновременно на интеллект и человеческое воображение.

Особенности диалектики Гераклита

Жизнь это движение и активность.

Гераклит, как учил один из основателей диалектики: «На входящего в одну и ту же реку текут всё новые и новые воды», «Мы входим и не входим в одну и ту же реку, мы существуем и не существу-ем». Образ вечно текущей реки в Гераклите символизирует постоянно меняющийся мир, постоянно обновляющееся существо. На примере памятного изображения реки Гераклит он показал, что природа вещей очевидна, а сущность бытия активна. Мир — это процесс, поток вещей. Сама жизнь есть движение и активность. Все, что движет жизнью; все, что живет, движется. Все «бессмертное» движется вечно, все «смертное» — временно. «Смертная природа» невозможно застигнуть дважды в одном и том же состоянии, как и человеческую жизнь. «За то, что прошло; то, что будет, приближается, становится реальным, удаляется. Жизнь и смерть, рождение и смерть и вообще противоположности возникновения и исчезновения взаимосвязаны, обусловливают и предполагают друг друга. Поэтому «один и тот же живой и мертвый». Смерть не чужда жизни; это не воплощено в жизнь где-то снаружи. Она является неотъемлемой частью жизни. Поэтому мы «входим и не вступаем, существуем и не существуем» в единый поток жизни и бытия. А на самом деле: то, что возникает одновременно, погибает; то, что существует, не существует одновременно. Процесс возникновения и исчезновения, связи и расселения, пребывания и снижения связан со временем и напоминает время — настоящее, которое является некой неуловимой границей между прошлым и будущим. Приближающееся будущее становится настоящим; формирование настоящего есть в то же время его удаление в прошлое. Всякое «теперь» есть в то же время и «не теперь».

Образ реки Гераклита, символизирующий как мир, так и космос, выражает оба противоположных аспекта бытия: и общий ход вещей, и универсальный относительный мир. Река, конечно, течет все время, но это вовсе не означает, что в ней нет ничего стабильного, постоянного, неизменного. У Гераклита река остается той же самой рекой, несмотря на то, что в нее каждый раз течет все больше и больше новых вод. Более того, мы можем сказать, что нет ничего более постоянного, чем река, которая течет все время, и солнце, которое светит все время. Основной идеей Гераклита была идея стабильности, он использовал поместье, потому что идентичность не сохраняется ни при каких изменениях, а только в постоянной и размеренной реке: вода течет равномерно, и один ее объем последовательно заменяет другой. В то же время сам принцип измерения проявляется в потоке воды, как и в мировых процессах: космический огонь загорается (порциями) и угасает мерами. Превращение огня в море происходит в определенной степени, подобно морю, которое получает свою меру в той же пропорции, которая была до возникновения земли. Только с учетом этих мер могут быть сохранены порции, то есть количественные материальные пропорции трех мировых элементов, согласно Гераклиту, пространство, существующий мировой порядок. Таким образом, любое физическое изменение происходит в соответствии с определенной нормой и ритмом, известным количественным соотношением, то есть в соответствии с «мерой», которая является одним из аспектов всеобъемлющего логотипа.

Основное положение философии Гераклита передает Платон в своем диалоге «Кратил». Платон говорит: «Где-то Гераклит сказал, что все движется, и ничто не покоится, и, сравнивая вещи с течением реки, он говорит, что невозможно войти в одну и ту же реку дважды». Впоследствии обе части отрывка были «объединены» в одну и ту же формулу «все течет — панта рей», чего нет в текстах Гераклита. Движение — самая общая характеристика мировой жизни; это относится ко всей природе, ко всем ее объектам и явлениям. Тезис об универсальности движения в равной степени применим к вечным вещам, которые движутся с вечным движением, и к тем вещам, которые возникают с временным движением. Вечное движение — это одновременно вечное изменение. Согласно Аристотелю, Гераклит сказал: «Не только новое солнце ежедневно, но и солнце постоянно обновляется».

Мысль об универсальном движении и изменении тесно связана с Гераклитом с диалектическим пониманием самого процесса движения. Именно этот аспект учения Гераклита впоследствии вызвал возражение Аристотеля. Гераклит утверждал, что противоречивый характер их существования вытекает из факта движения и постоянной изменчивости вещей, поскольку для каждого движущегося субъекта необходимо одновременно утверждать, что, поскольку он движется, он существует и не существует в в то же время. Вспоминая это учение Гераклита, Аристотель возразил ему: «Невозможно позволить чему-либо существовать и одновременно не существовать». Будучи универсальным, то есть охватывающим все явления, движение имеет единую основу. Это единство скреплено строгой регулярностью; изучение мышления обнаруживает в нем доминирование. Эту мысль Гераклит изложил в нескольких фрагментах, из которых наиболее важный 30-й: «Этот мировой порядок, одинаковый для всех, не был создан ни одним из богов, ни людьми, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем», мерами, вспыхивающими и мерами угасающими.

Таким образом, подход Гераклита к проблеме единства бытия диалектичен. И так же диалектически ее решение. Рассматривая начало, он исходил из вечности, как материи, так и движения, сочетая принцип существенного единства и принцип универсальности движения и изменения. Это, во-первых, а во-вторых, сам принцип универсального изменения они понимают диалектически.

Возникновение движения, о чем свидетельствуют многочисленные попытки решить проблему в истории философии и их систематический провал в логическом смысле, невозможно доказать в принципе. Так же, как материал не может возникнуть из нематериального, невозможно вывести движение из неподвижного вещества. Если материальная субстанция признана неподвижной, то источник движения неизбежно осуществляется. В конечном счете, при таком подходе движение признается вечным, но выводится из среды естественного бытия и, следовательно, непостижимо. Гераклит фактически предложил единственно возможное решение проблемы, когда он признал, что само начало постоянно меняется и превращается в противоположные состояния. Это было начало огня для него. Огонь наиболее соответствует своему назначению, так как связан с идеей жизненного тепла. И это тоже визуальный образ постоянного изменения. Он меняет себя и меняет все, с чем вступает в контакт. Поэтому Гераклит объявляет космос в целом и все, что в нем, как модификацию первоначального огня, следствие его утолщения и разрежения. Этот изначальный огонь переходит в противоположные элементы: либо в воду, образует море, которое производит «легкое испарение, движущееся вверх», то есть небо, воздух и «движущееся вниз темное испарение», то есть сушу; или — на землю, когда плотные части огня сосредоточены вместе, и в результате разрежения из земли выходит влага, а когда испаряется влага, образуется воздух. «И так постоянно:« … все обменивается на огонь, а огонь — на все, как золото — товар, а золото — товар ». «

Единство противоположностей

Единственный Гераклит — это не только тот, кто уходит в противоположность, так как противоположности свойственны ему самому. Один Гераклит — это гармония противоположностей. Целое не только одно. Каждая вещь одна. «Все одно: делимое — неделимое, рожденное — нерожденное, смертное — бессмертное, логотип — вечность, отец — сын, бог — справедливость». «Связи: целое и не целое, сходящиеся и расходящиеся, согласные и не согласные, и от всех — одно, от одного — все». «Одно и то же в нас — живые и мертвые, бодрствующие и спящие, молодые и старые. В конце концов, это, изменившись, есть то, и наоборот, то, что изменилось, это. «День — ночь, зима — лето, война — мир, изобилие — голод (все противоположности). «Путь вверх и вниз один и тот же».

Поскольку каждая вещь представляет собой единое целое, состоящее из противоположностей, оно представляет собой состояние их борьбы, в результате которого происходит переход в противоположное состояние. «Холод становится теплым, тепло становится холодным, мокрая сушка, сухая мокрая». Молодость стареет, жизнь умирает и т. д. Гераклит не только приводит многочисленные примеры, но, судя по трем фрагментам, даже формулирует общий закон: «Противо-борство объединено, из расходящегося — самая прекрасная гармония, и все происходит через борьбу.» «Война — отец всего, и все — царь; она определила одного как богов, другого — как людей; некоторых она сделала рабами, других — освободила»; Вы должны знать, что война универсальна, а истина — это борьба, и что все происходит через борьбу по мере необходимости.

Но для Гераклита не менее важной, чем борьба, является связь противоположностей, их гармония. Он говорит о самой прекрасной гармонии, получаемой из расходящихся.

Каждый расплав — это гармония, и везде гармония является результатом временного равновесия противоборствующих сил.

Он находит прекрасное изображение гармонии в форме лука и лиры: «Они не понимают, как расходящееся устройство согласуется с самим собой: возвращение / к себе / гармонии, как лук и лира». Единство сжатия и растяжения формируется самым древним оружием — луком и музыкальным инструментом — лирой. Пока есть гармония, связь напряжения и напряженности, есть целое.

Таким образом, Гераклит обрисовывает в общих чертах основную диалектическую закономерность движения: так как один раскололся на противоположные части, стороны, моменты и каждая вещь есть единство противоположностей, то каждое изменение осуществляется через борьбу противополож-ностей, и в то же время существует переход в противоположное состояние. В то же время, об изменении этой конкретной вещи можно говорить только в том случае, если существует гармония ее противоположностей. Эта концепция диалектической закономерности сосредоточена Гераклитом в концепции логоса, порядка всего, что происходит в мире. Поэтому неверно, что гармония всегда и везде является положительным и конструктивным началом, а борьба — началом исключительно негативного и разрушительного. В отличие от общепринятых убеждений, он провозгласил вызывающую и парадоксальную идею о том, что «справедливость — это борьба» и что все происходит через борьбу по мере необходимости. Бой универсален. Борьба — это источник жизни, ее постоянное обновление. Разрушая старую гармонию (противоположностей), она создает новую, которая в то же время является новой борьбой. Борьба вечна. Навсегда и смена трансляции. Вековая космическая борьба определяет вечно обновляющуюся молодежь мира.

Философские учения Гераклита

Начало всего — огонь, наиболее способный к изменениям и движению. Из огня исходил мир в целом, отдельные вещи и даже души. «Этот космос, один и тот же для всего, что существует, не был создан ни одним богом и никаким человеком, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, пожарами и мерами угасания». Кажется, что отдельное существо вспыхивает множеством существ, но также выходит из него, подобно тому, как существо, вспыхнувшее в существе, выходит в своем единстве. Мировой процесс цикличен: после окончания «великого года» все снова становится «огнем», а все возникает из огня в соответствии с необходимостью, которую Гераклит называет «Логосом».

Логос — универсальный закон мира

Смысл термина «логотип». Идея логотипа составляет центральную часть учения Гераклита и играет ведущую роль в его взглядах. Значение термина «логотип» изменилось в зависимости от контекста. Это может означать нечто объективно существующее, согласно которому «все завершено» и субъективное «слово», «мысль» или теоретическое «высказывание» самого Гераклита, адекватное объективному «логосу», и отличающее его логос-слово, исходя из объективных логотипов, он говорит о логотипе как о единстве всего. В некоторых других случаях логотип — это «универсальный» (универсальная истина или универсальный порядок), которому необходимо следовать, а также божественный закон, на который следует полагаться. Создается впечатление, что для Гераклита слова «война» или «борьба», «гармония» (общение, единство), «мера» являются синонимами слова «логос». Он также использовал «Логос» в смысле слова, славы, доктрины и души.

Неоднозначность термина «логотипы», понимание которого во фрагментах Гераклита осложняется разнообразием и неопределенностью содержания, вложенного в него, неизбежно заставляет нас рассматривать этот термин в контексте его основных идей. Используя неоднозначное значение термина «логотип», Гераклит остается верным самому себе. «Хотя этот логотип существует вечно, люди непостижимы даже до того, как слышат (об этом), и когда они слышат его впервые, потому что, хотя все делается в соответствии с этим логотипом, они выглядят невежественными, когда переходят к таким словам и поступкам как я утверждаю, выделяя каждого по своей природе и объясняя, что это такое, на самом деле. От остальных людей, исключая тех, кого называют, то, что они делают, бодрствует, так же, как они забывают, что они сделали во сне ».

Объективный и субъективный логотип

Интерпретация логотипа Гераклитом имеет две стороны. С одной стороны, это цель, которую он хочет выразить с помощью этой концепции, или, это объективный закон. С другой стороны, выражение этого понятия в мышлении передается через слово или иным образом — то, что соответствует понятию. Согласно Гераклиту, субъективный логотип людей имеет все возможности быть в согласии с объективным логотипом, но большинство людей, из-за обывательского тщеславия и менталитета, не согласны с ним. Большинство, склонные к чувственным удовольствиям и духовной спячке, не могут ни слушать, ни говорить. В отличие от большинства, чей субъективный логотип отличается от объективного, логотип-разум лучших людей, в чьей душе огненный элемент преобладает над мокрым, согласуется с логотипом мира.

Совершенно оригинально Гераклит раскрывает диалектику универсального логотипа и разнообразия вещей, диалектику одного и многих вещей в целом, универсального логотипа, присуща всем вещам, но в то же время он находится за пределами их, выделенных и отделенных от них, аналогично тому, как смысл речи содержится, и не содержится в отдельных словах.

Смысл речи, ее логотип — это нечто единое и целое, единое целое, которое ассоциируется со всеми словами, но отличается от слов, взятых по отдельности. То же самое можно сказать и о мире — космосе, единство и гармонию которого определяет его логотип.

Образ прорицательницы Сивиллы, использованный Гераклитом, свидетельствует об объективном характере логотипа, его независимости от человеческого мнения, правда этого закона передается через ее губы неосознанно, независимо, даже от самой себя. «Сивилла с неистовыми губами произносит угрюмый, не приукрашенный, незапятнанный, ее речь была услышана на протяжении тысячелетий, потому что это вызвано божеством». Логос как объективный закон характеризуется самим Гераклитом как единый божественный закон: «… все человеческие законы питаются единым божественным, которое расширяет свою власть так, как ему хочется, доминирует над всем и преобладает над всем». Сложнее объяснить вторую сторону этого вопроса — какими средствами выражается понятие права. О логосе как истине, правде говорится и во Фрагменте 28: «То, что самый испытанный (мудрец) знает и соблюдает, есть только мнение. И, однако, Правда настигнет лжецов и лжесвидетелей».

Здесь вы можете увидеть объективное универсальное значение истины логоса, его превосходство над любым индивидуальным представлением, даже самого мудрого человека, неизбежность победы истины над любым субъективным мнением, над лжесвидетельством.

Но логотип как истина, правда, мудрость уже является категорией разума или знания и свидетельствует о подходе Гераклита к пониманию закона как приемлемого. Отсюда и происхождение термина логос (ум, слово). Но это только подход. Категория знаний еще не выделена полностью. Логос также понимается как разум — как ум, который присущ самому первому огню. «Перун правит всем», то есть он руководит. Он называет Перун вечным огнем, он также говорит, что «огонь разумен и является причиной для контроля всего». Поскольку логотип универсален, разум присущ всему.

В концепции и интерпретации логотипа у Гераклита много мифологических слоев. Обоснованность всей рациональности имеет явно гилозойский характер, а также концепцию вечно живого огня. Но уже есть некоторая разница между его гилозоизмом и гилозоизмом мифологических представлений. Из представлений об универсальной анимации и жизненности выделяется одна сторона — рациональ-ность всего — и существует тенденция к естественной интерпретации ума в целом. И он сознательно выступает против мифологии. Он явно против религиозных верований и ритуалов: «Но напрасно они, запятнанные кровью, жертвоприношения хотят очиститься, как если бы кто-то, войдя в грязь, хотел бы помыться грязью … И они молятся этим статуям, как будто кто-то хотел поговорить с домами … в конце концов, посвящения, принятые людьми тайны, не выполняются священным образом . Дионис, ради которого они Ярость в вакханалии идентична Аиду, т. е. ничто. Гераклит имеет тенденцию к естественному истолкованию ума и пробуждает интерес к человеческим знаниям.

Независимо от того, как Гераклит решает вопрос об отношении мышления к чувствам или ощущениям, попытки Гераклита поднять душу в целом до ее материальной основы бесспорны. Он видел такую ​​основу в сухой огненной природе. Физика огня в психологии Гераклита продвигается учением огненной «психики». В связи с этим Гераклит утверждает, что самая мудрая и лучшая душа — это та, чья природа характеризуется «сухим блеском», и наоборот, худшими душами пьяниц:

Пьяный мужчина шатается, и его ведёт незрелый молодой человек. Он не замечает, куда он идет, потому что душа его влияние .

Одним из достоинств Гераклита является постановка эпистемологической проблемы и попытка адекватно выразить связь субъективного логотипа, который требует согласованности, с объективным «логотипом» бытия, который глубоко противоречив по своей природе. На пути к согласованию субъективного логотипа с целью древний мыслитель столкнулся с трудностями, результатом которых стал его оригинальный стиль, его парадоксы и вся его «метафизическая» доктрина о логотипе. Спор вокруг вопроса об отношении последовательного мышления к противоречивому бытию не прекратился и по сей день.

Гераклит и влияние его философских идей

Вывод:

Учение Гераклита Эфесского было обусловлено тремя факторами:

  • Исторические события, происходящие в греческом мире на рубеже VI-VII веков;
  • Критическое размышление о мифопоэтических и философских взглядах предшественников Гераклита (Гомер, Гесиод, Милет, Ксенофан и др.);
  • Личность философа, его талант и поэтический склад ума, его темперамент и необычайно чувствительная реакция на события.

Гераклит открыл новую картину мира и был основателем диалектической идеи противоречивой парадоксальной природы вещей, единства и борьбы противоположностей как источника всех вещей и вселенского образования, движения и изменения. Хотя ни один из мыслителей до и после Гераклита не выражал идею движения и изменения таким смелым и впечатляющим образом, как Гераклит в смысле вечно текущей реки, тем не менее, он был не просто философом образования, как часто предполагаемый на основе платоновско-аристотелевских традиций.

В истории современной философии Гераклит, естественно, привлекал внимание тех философов и историков философии, которые высоко ценили диалектику. Ленин, указывая на чудесные диалектические догадки Гераклита, писал: «Раздвоение единого и познание его противоречивых частей — это сущность », одна из « сущностей », одна из главных, если не основных, черт или особенностей диалектики . Гераклитовские идеи, о которых говорит Ленин, являются догадкой Гераклита о борьбе и гармонии противоположностей.

Гераклит также привлек внимание Гегеля, который заявил, что в философии Гераклита не было ни одного положения, которое он, Гегель, не мог включить в свою собственную философию. Но Гегель был неточным, поскольку Гераклит, в основных принципах своей философии, является материалистом, вынимает все из огня, а Гегель — идеалистом и вынимает все из абсолютной идеи. Но как бы ни преувеличивали высказывания Гегеля, это говорит о том, что Гегель высоко ценил диалектику Гераклита.

Спонтанная диалектика эфесского материалиста была исторически ограниченной. Гераклит понимал универсальное движение как замкнутый круговорот природы; он был совершенно чужд историчности, идее бесконечного прогрессивного развития. Герцен говорил о «белком колесе жизни» Гераклита, который спланировал учение о «мировом году», о циклическом развитии космоса и его возвращении в первоначальное состояние. Эта антидиалектическая идея Гераклита была впоследствии развита стоиками. Выражая непосредственную догадку о борьбе как о «отце» и «правителе» всех перемен, Гераклит был совершенно чужд абсолютному смыслу борьбы и относительной важности единства противоположностей.

При всей своей примитивности наивный материализм и стихийная диалектика Гераклита Эфесского сыграли свою роль — они положили начало науке древних греков.

За более чем тысячу лет развития древнегреческой философии материализм и идеализм, диалектика и метафизика, сформировавшиеся на основе древней Греции, не остались неизменными, а претерпели долгую и сложную эволюцию, отражающую, в конечном счете, диалектику историческое развитие древнего рабовладельческого общества.

Гераклит Эфесский

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (НИУ «БелГУ»)

Факультет Бизнеса и сервиса

Кафедра ТУРИЗМА И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО СЕРВИСА

РЕФЕРАТ

по дисциплине: История мировых и культурных центров

на тему: «Гераклит Эфесский»

Белгород, 2011 г.

Содержание

Введение

. Жизненный путь Гераклита Эфесского

. Диалектика в философии Гераклита

. Гераклит: Идея логоса

Заключение

Список использованных источников

Введение

Учение Гераклита не только один из образцов раннего древнегреческого материализма, но также и замечательный образец древнегреческой диалектики. Гераклит был современником неудавшегося восстания покоренных персами греческих городов против победителей.

Гераклита современники порой считали дерзким, надменным человеком, не удосуживающимся разъяснить свои мысли-загадки, мысли-шифры. Греки назвали его темным. Так и остается неясным, назвали ли его Темным потому, что он писал на поэтическом, не очень понятном языке, или потому, что был склонен к афоризмам, звучавшим парадоксально, иногда вызывающе. Или потому, что задавал своим читателям, слушателям загадки, не предлагая разгадок, следуя своему убеждению, что «природа любит прятаться». Или потому, что любил игру слов.

Цель данного реферата является рассмотрение биографических данных Гераклита Эфесского, а также изучение основных учение древнегреческого философа.

В соответствии с целью работы были поставлены следующие задачи:

. Рассмотреть учение о диалектике философа;

. Проанализировать учение о логосе Гераклита Эфесского.

1. Жизненный путь Гераклита Эфесского

Жизнь Гераклита, рожденного в соседнем с Милетом полисе Эфесе, нам практически неизвестна. Жил он в середине VI- начале V вв. до нашей эры. Его акмэ (сорокалетие) приходится на 504-501 гг. Судя по упоминаниям, он принадлежал к знатному царско-жреческому роду, однако отказался от своих прав и привилегий в пользу брата, а сам вел довольно замкнутый, и даже отшельнический образ жизни, последние годы свои проведя в горах в пещере.

Видимо, Гераклит обладал очень высокой самооценкой, считая, что только ему открылось божественное знание о мире, только он постиг истинный смысл существования Вселенной, общества, человека. Об этом свидетельствует его резкая критика предшествующих и современных Гераклиту древнегреческих мудрецов — Гомера, Гесиода, Пифагора, Ксенофана, Архилоха. По его мнению, все они недостойны высокого звания «мудрых», ибо не постигли того, что понял сам Гераклит. Вообще, эфесский мыслитель считал, что он как бы выполняет роль оракула, устами которого глаголет сама Мудрость и имеющего право порицать и общепризнанных в эллинском мире мыслителей, и уж тем более простых эллинов, заботящихся только о хлебе насущном и даже не помышляющих о необходимости приобщения к высшему знанию. Именно в этом смысле следует понимать его знаменитый афоризм: «Лучшие люди одно предпочитают всему: вечную славу — бренным вещам, а большинство обжирается как скоты». И в данном случае Гераклит как бы символизирует собой древнегреческое понимание фигуры философа — отрешенного от земных бренных проблем, занятого лишь одним — поиском истины.

Традиция сохранила образ Гераклита-мудреца, высокоумного одиночки, презиравшего людей (и тех, кто славился в качестве мудрецов), за непонимание того, что они сами говорят и делают. Истолковав учение Гераклита в духе расхожей мировой скорби о скоротечности жизни и всего в мире, популярная философия видела в нем прототип «плачущего мудреца», подобно тому, как в Демокрите находила тип «мудреца смеющегося». Мудрость Гераклита, отрешенная от многознающего невежества людей и живущая в соседстве с простой мудростью бытия, запечатлена характерной сценой: некие странники, пожелавших взглянуть на прославленного мудреца, останавливаются на пороге убогого жилища, смущенные зрелищем невзрачного человека, который греется у очага. «Входите, слышат они, и здесь тоже обитают боги» (Аристотель, «О частях животных»).

Гераклит изъяснялся столь сжато и многозначно, что за ним сохранилось прозвище «темный». Его изречения часто подобны фольклорным загадкам или речениям оракула, который, по словам Гераклита, «…и не говорит, и не утаивает, а подает знаки». Одни полагают, что, написав свое сочинение («Музы» или «О природе») нарочито темно и отдав его на хранение в храм Артемиды Эфесской, Гераклит будто бы хотел уберечь его от невежественной толпы. Другие видят здесь именно ясно выраженную темноту и загадочность того самого, что подлежит сказыванию. Аристотель объясняет темноту речений Гераклита их синтаксической неопределенностью, вследствие чего высказывание можно прочитать по-разному. Изречения Гераклита в самом деле обнаруживают продуманное строение, особую поэтику. Они насыщены аллитерациями, игрой слов, внутренне связаны хиазмами, инверсиями, бессоюзным синтаксисом или паратаксисом, характерным для строя внутренней речи, т. е. речи, обращенной не столько к другим, сколько к себе, слушающей себя, готовой к переосмыслению, к возвращению в стихию мыслящего молчания. Когда трагик Еврипид спросил Сократа о сочинении Гераклита, тот ответил: «Что понял великолепно, чего не понял, думаю, тоже, а впрочем, нужен прямо-таки делосский ныряльщик».

Диоген Лаэртский сообщает, что Гераклит, «возненавидев людей, удалился и стал жить в горах, кормясь быльём и травами». Он же пишет, что к философу в его добровольном изгнании явился ученик Парменида Мелисс и «представил Гераклита эфесцам, которые не хотели его знать»[3].

Биографы подчёркивают, что Гераклит «не был ничьим слушателем»[3]. Он, по-видимому, был знаком с воззрениями философов Милетской школы, Пифагора, Ксенофана[4]. Непосредственных учеников у него также, скорее всего, не было, однако его интеллектуальное влияние на последующие поколения античных мыслителей значительно. С сочинением Гераклита были знакомы Сократ, Платон и Аристотель, его последователь Кратил становится героем платоновского диалога.

Мрачные и противоречивые легенды об обстоятельствах смерти Гераклита («велел обмазать себя навозом и, лёжа так, умер», «сделался добычей собак») некоторые исследователи интерпретируют как свидетельства о том, что философ был погребён по зороастрийским обычаям. Следы зороастрийского влияния обнаруживаются и в некоторых фрагментах Гераклита.

Гераклит является одним из основоположников диалектики.

. Диалектика в философии Гераклита

Гераклит знаменит не только интересными и глубокими размышлениями о первоначале. Еще более славен он как великий древнегреческий диалектик(Слово «диалектика» употребляется здесь в значении, которое ему придали более поздние философы. Аристотель же применяет слово «динамика», имея в виду философов, начиная с Зенона. Но представляется оправданным употреблять его и применительно к рассуждениям более ранних авторов и особенно, конечно, Гераклита.). Те диалектические мысли и идеи, которые в зародыше и стихийно заключены в концепции первоначала первых греческих философов, получают у Гераклита более четкую артикуляцию, дальнейшее развитие. Диалектика у Гераклита, как и у его предшественников, — это, прежде всего констатация и фиксирование вечности происходящих в мире изменений. Мысль об изменениях, характерная для самых первых греческих философов, у Гераклита приобретает форму мысли всеобщей, т.е. философской идеи. Все изменяется, и изменяется постоянно; нет предела изменениям; они есть всегда, везде и во всем — вот что спрессовано в знаменитой краткой формуле, приписываемой Гераклиту: «Все течет, все изменяется». Какой бы простой и банальной ни казалась эта формула человеку сегодняшних дней, необычной, новаторской и мудрой она выглядела тогда, когда впервые в емкой, обобщенной форме представила результаты тысячелетних наблюдений, раздумий человека об окружающем мире и своей собственной жизни. Переход здесь весьма тонкий. Скажем, наблюдения за рекой легко могут склонить мыслящего человека к идее изменений. У Гераклита же — река не более чем символ, благодаря которому понятным для людей способом утверждается всеобщая мысль. Такова же роль других гераклитовых символов — огня, войны (вражды) и др. Повязанность мысли Гераклита с символами, образами — специфическая черта его философии, да и всего древнегреческого любомудрия. Это диалектика изменений в образах и символах. Хотя мысль об изменении то и дело приобретает в фрагментах, приписываемых Гераклиту, всеобщий, абстрактный характер, она объединяется с хорошо запоминающимися образами, делающими философскую мудрость живой, понятной. Например, солнце Гераклит характеризует как «новое ежедневно, но и всегда и непрерывно новое». В другом случае Гераклит говорит: „На входящих в те же самые реки притекают в один раз одни, в другой раз другие воды». Поэтому, согласно Гераклиту, в одну и ту же реку нельзя войти дважды.

Специфика диалектики Гераклита — еще и в том, что мысль об изменениях объединяется здесь с идеей единства и борьбы противоположностей. Предвестником такого подхода, как уже упоминалось, был Анаксимандр. Гераклит как бы извлекает из недр внутренней логики первоначала только брезжившую идею единства и борьбы противоположностей и подробно, уже именно по-философски, развивает её. Идея Единого — и, стало быть, приведения к Одному, к единству — соседствует с идеей раздвоения Единого, выделения из него противоположностей. «Выслушав не мою, но эту-вот Речь (Логос), должно признать: мудрость в том, чтобы знать все как одно», — говорит, согласно свидетельству Ипполита, Гераклит. Гераклит утверждает не просто существование противоположностей, но их неизбывность и всеобщность. Противоположности существуют везде. Эта идея воплощается у Гераклита в некоторой космической, но также в этической и эстетической формах. Ибо наличие противоположностей для Гераклита — основа и существования, и гармонии мира. Противоречивость сближает — таков гераклитовский парадокс.

Еще одна диалектическая идея — борьба, «вражда» противоположностей. Гераклит был изобретателем идеи борьбы противоположностей как конструктивного философского начала. В изображении Гераклита борьба, распря, война имеют глубинное отношение к рождению, возникновению, расцвету, т.е. к самой жизни. «Должно знать, что война общепринята, что вражда — обычный порядок вещей… и что все возникает через вражду и заимообразно. В этой связи Гераклит снова вступает в полемику с Гомером: ведь тот, молясь, «чтобы вражда сгинула меж богами и меж людьми, сам того не ведая, накликает проклятье на рождение всех существ», «ибо они рождаются в силу противоборства и противодействия…» (свидетельство и комментарий Плутарха. Три основополагающие диалектические идеи, которые были выделены из корпуса гераклитовских фрагментов, внутренне связаны друг с другом, друг в друга переливаются, в чем также уже проявляется диалектика — в ее облике диалектики философских идей. Раз мы приняли, вместе с Гераклитом, идею-образ вечного изменения: в одну и ту же реку нельзя войти дважды, то логично сделать вывод в несколько иной форме: в ту же реку вступаем и не вступаем, существуем и не существуем. Одно состояние уступает место другому, «холодное нагревается, горячее охлаждается, влажное сохнет, иссохшее орошается». Так идея всеобщей изменчивости поворачивает к нам другой свой лик — она переливается в тезис о единстве противоположностей. Изменение и есть, по Гераклиту, совмещение крайностей — прежде всего существования и несуществования, но также уничтожения и возникновения. Ведь уничтожение одного есть возникновение другого.

Противоположности едины, неотрывны друг от друга. И эту неотрывность Гераклит пытается разъяснить и на трудных, непонятных, и на простых примерах. Он говорит об обычных людях: «Они не понимают, как враждебное находится в согласии с собой: перевернутое соединение (гармония), как лука и лиры». Есть очень много толкований этих гераклитовых образов. Вероятно, под «перевернутым соединением (гармонией) лука и лиры» он имел в виду то, что лук и лира — противоположности: «вражда» и единство уничтожения, смерти и красоты; разъединяющей войны, понимаемой в самом широком смысле — как вражда, распря, и единящей красоты, символизируемой образом лиры. Вместе с тем, каждая из этих вещей (лук и лира) — символы единства двух зримо соединенных друг с другом концов. Музыка, гармония рождается именно потому, что лира соединяет струны. Лук — изогнутая палка, у которой два конца соединены. Иными словами, лишь тогда, когда две как бы противоположные части соединяются вместе, и существуют предметы. (Свидетельство Порфирия: «…гармония натянута в противоположные стороны» и «стреляет из лука» посредством противоположностей. Пользуясь этими наглядными образами, Гераклит и делает «зримой» идею раздвоения единого и взаимодействия противоположностей. Есть и более «конкретные» толкования гераклитова образа лиры. Например, Платон считает (и к нему присоединяются многие авторы), что этот образ символизирует возможность гармонии низких и высоких звуков, которые, хотя и противоположны, мелодией могут быть приведены в гармоническое согласие.

В своде фрагментов Гераклита встречаются образы, связанные с техникой или наукой и символизирующие ту же идею.

Диалектика входила в историю философии и культуры, а потом продвигалась вперед также и через рассуждения, которые демонстрировали относительность представлений человека о мире и самом себе, ставили философов и интересующихся философией людей перед мировоззренческими, логическими, математическими парадоксами, загадками, противоречиями, трудностями. Ко времени Гераклита философия уже накопила немало таких парадоксов, загадок. Подобные формы мысли — по мере развития философии они усложнялись и видоизменялись — были не только свидетельствами накопившихся в философском объяснении мира противоречий и затруднений, но и своего рода точками роста диалектики. Это в такой же мере относится к парадоксам Гераклита, апориям элейца Зенона и антиномия Канта.

Гераклит в своих сочинениях, если судить по некоторым из сохранившихся фрагментов, настраивал на готовность к познанию неожиданного, скрытого, обескураживающего и парадоксального. «Не чая нечаянного, не выследишь неисследимого и недоступного», — говорил, по свидетельству Климента Александрийского, Гераклит. «Нечаянным» же могло казаться и то, что привычные греку житейские знания и понятия, согласно которым различные качественные состояния несовместимы друг с другом. Гераклит находит возможным соединить их с противоположностями. Отличается ли чистая вода от грязной Может ли одна и та же вода в одно и то же время быть и чистой, пригодной для жизни и для питья, и грязной, для всего этого непригодной Грек, скорее всего, уверенно и однозначно отвечал на подобные вопросы отрицательно, да еще, наверное, дивился, почему кому-то приходит в голову их задавать. А у Гераклита наготове был неожиданный, парадоксальный положительный ответ: «И грязное и чистое, говорит Гераклит, — одно и то же, и пригодное и непригодное для питья — одно и то же. «Море, — говорит, — вода чистейшая и грязнейшая: рыбам — питьевая и спасительная, людям — негодная для питья и губительная». Так, сталкивая обыденное сознание с философскими парадоксами, Гераклит снова и снова отстаивал идею единства, тождества противоположностей. Аристотель считал, что гераклитовская диалектика оказала огромное влияние на Платона. Трудно не верить Аристотелю — ведь он был учеником Платона. В интеллектуальной судьбе многих последующих философов, причем таких несхожих, как Гегель и Ницше, можно обнаружить глубокое воздействие гераклитовских идей и образов. Итак, непреходящая заслуга Гераклита в том, что он, представив мир множественных, смертных вещей, человеческий мир подвижным, изменчивым, текучим, разделенным на противоположности, в то же время удержал идею единства и закономерного порядка в неизмеримом, всегда задающем загадки, до конца не познанном и непознаваемом космосе.

Иначе обстояло дело в философии элеатов — тоже великой своими открытиями, интеллектуальными новшествами. Именно она вывела античную мысль к одной из самых грандиозных идей — философской идее бытия. Но не смогла, натолкнувшись на глубочайшие мыслительные трудности противоречия, объединить бытие и движение.

Философ Гераклит изображает логос как то, познание чего требует совершенно особых усилий и предполагает изменение обыденных установок сознания. Логос — «слово», «речь» самой вечной природы. Об этом важнейший фрагмент Гераклита, переданный Секстом Эмпириком: «Эту-вот Речь (Логос) сущую вечно люди не понимают и прежде, чем выслушать её, и выслушав однажды, Ибо, хотя все люди сталкиваются напрямую с этой-вот Речью (Логосом), они подобны незнающим её, даром что узнают на опыте точно такие слова и вещи, какие описываю я, разделяя их так, как они есть. Что же касается остальных людей, то они не осознают того, что делают наяву, подобно тому, как этого не помнят спящие». Что же выясняется о логосе в первую очередь из фрагментов Гераклита.Логос скрыт от большинства людей. Чаще всего они о логосе слыхом не слыхивали. Но если им о нем и поведать, рассказать, то вряд ли они сразу поймут, что это такое. Парадокс, однако, заключается в том, что с логосом, управляющим всеми вещами, люди постоянно соприкасаются, но «с чем они в самом непрестанном общении… с тем они в разладе» (свидетельство Марка Аврелия).

Логос в понимании Гераклита — то, что присуще всем и всему, то, что всем и через все управляет. Видимо, это одна из первых формулировок, где идея первоначала смыкается с едва забрезжившей на философском горизонте идеей всеобщего закона, управляющего сущим. Обе пока еще слитые, нерасчлененные, но в тенденции расчленяющиеся идеи составляют смысл понятия «логос». Сточки зрения перспективы очень важно и интересно как «раз гераклитово выделение логоса, отличение его от природы как всего существующего и от огня как некой «первоначальной» материальной стихии. В тенденции здесь содержится возможность вычленения деятельности по описанию и изучению природы, возможность отличить философию от физики, от физического объяснения. Но пока, конечно, у самого Гераклита все три элемента едины. И все они объединены идеей первоначала, хотя уже и различены в ней.

Опыт предшествующей философии доказывал, что первоначало нельзя отождествить ни с каждой отдельной вещью, ни с какой-то определенной материальной стихией. Впоследствии предстояло установить, что первоначало нельзя объединить и с материей вообще. Почему Да потому, что, чем дальше, тем больше философы будут задаваться вопросом: как объединить мир и человека, а в человеке — его тело и его дух Как объединить в понятии первоначала человеческое и природное Надо было найти такой принцип, который объединяет любое тело, в том числе и тело человека, и то, что с телом связано, но ему никак не тождественно, то, что античные мыслители уже назвали душой. Потом трудные поиски универсального единства мира и человека приобретут в философии, да и во всей культуре, более четкие очертания. Они выльются в постановку проблемы бытия. Но у истоков этих размышлений, которые впоследствии станут неотделимыми от философии как таковой, — мысли, парадоксы, загадки, противоречия, сформулированные Гераклитом и элеатами.

Гераклита интересует, что такое человеческая душа, а иными словами, что такое человеческие мысли, страсти, волнения. И кстати, огонь как первоначало для Гераклита приемлем еще и потому, что ему кажется: душу можно уподобить огню. Человеческая душа, полагает Гераклит, это какой-то невидимый динамичный огонь. Уподобление души огню толкает Гераклита к одушевлению природы. Он так и говорит: «Мы эту душу (т.е. огонь) в вещах не видим». Но во всех вещах есть огонь, он — всеобщее первоначало, а одновременно и душа мира, душа вещей. В человеческом же теле душа принимает вид страсти, размышления, мысли, страдания и т.д. Здесь прежде всего находит последовательное развитие идея первоначала. Ведь, действительно, греческие философы так и замышляли себе первоначало: оно управляет всем через все. Это то всеобщее, объемлющее, которое нужно всему — природе и человеку, телу и душе, вещи и мысли. Как найти такое — истинно всеобщее — первоначало

Не следует полагать, что Гераклит первым задумался о душе, о духовном. Милетские мудрецы тоже рассуждали о душе. Но к их рассуждениям Гераклит, судя по всему, относился критически. Обращаясь ко всякому человеку, который бы самодовольно объявил, что познал душу, Гераклит говорит: «Границ души тебе не отыскать, по какому бы пути в каком бы направлении ты ни потел: столь глубока её мера»; здесь Гераклит отражает представления о «бесконечном» воздухе, соотносимом с «бесконечной» землей у Ксенофана. Для воздуха не было еще устойчивого термина.). Когда Гераклит рассуждает о «сухой» и «увлажненной» душе, то его философские определения перемежаются с нравственно-бытовыми сентенциями. Души, по Гераклиту, рождаются из влаги: «из влаги испаряются». Но оставаться влажными им не подобает. Сухая душа — мудрейшая и наилучшая». А вот всегда влажная душа — это настоящее бедствие, что очевидно в случае такого порока, как пьянство. «Когда взрослый муж напьется пьян, его ведет [домой] безусый малый, а он сбивается с пути и не понимает, куда идет, то душа его влажна».

Душа толкуется Гераклитом как первооснова человеческой жизни и познания. Пусть, например, глаза и уши даны всем зрячим и слышащим людям, но сколь по-разному они видят и слышат! «Глаза и уши — дурные свидетели для людей, если души у них варварские». В человеческом сердце идет настоящее противоборство желаний. «С сердцем бороться тяжело, — сетует Гераклит, — ибо чего оно хочет, то покупает ценой души».

философ гераклит диалектика логос

Заключение

Учение Гераклита Эфесского было обусловлено тремя факторами: историческими событиями, происходившими в греческом мире на рубеже 6 — 7вв.; критическим осмыслением мифопоэтических и философских воззрений предшественников Гераклита (Гомера, Гесиода, милетцев, Ксенофана и др.);

Личностью философа, его талантом и поэтическим складом ума, его темпераментом и необычайно чуткой реакцией на происходящие события.

Гераклит открыл новую картину мира и явился родоначальником диалектической идеи о противоречиво-парадоксальной природе вещей, о единстве и борьбе противоположностей как источнике бытия всякой вещи и всеобщего становления, движения и изменения. Хотя никто из мыслителей до и после Гераклита не выразил идею движения и изменения столь рельефно и впечатляюще, как это сделал Гераклит в смысле, образе вечно текущей реки, тем не менее, он не был просто философом становления, как это нередко принято считать на основе платоновско — аристотелевской традиции.

В истории философии нового времени Гераклит, естественно, привлекал к себе внимание тех философов и историков философии, которые высоко ценили диалектику. Ленин, указывая на замечательные диалектические догадки Гераклита, писал: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его есть суть, одна из «сущностей», одна из основных, если не основная, особенностей или черт диалектики». Гераклитовские идеи, о которых говорит Ленин, — это догадка Гераклита о борьбе и гармонии противоположностей.

Гераклит привлёк к себе внимание и Гегеля, который заявлял, что в философии Гераклита нет ни одного положения, которое он, Гегель, не мог бы включить в собственную философию. Но Гегель был неточен, так как Гераклит в основных принципах своей философии — материалист, выводит всё из огня, а Гегель — идеалист и выводит всё сущее из абсолютной идеи. Но как бы ни было преувеличено утверждение Гегеля, оно говорит о том, что Гегель высоко ценил диалектику Гераклита.

Стихийная диалектика эфесского материалиста была исторически ограничена. Всеобщее движение Гераклит понимал как замкнутый круговорот природы; ему была совершенно чужда историчность, идея бесконечного поступательного развития. Герцен говорил о «беличьем колесе жизни» Гераклита, у которого намечалось учение о «мировом годе», о циклическом развитии космоса и о возвращении его в первоначальное состояние. Эту антидиалектическую идею Гераклита впоследствии разработали стоики. Высказав стихийную догадку о борьбе, как об «отце» и «управителе» всех изменений, Гераклит был совершенно чужд понимания абсолютного значения борьбы и относительного значения единства противоположностей.

При всей своей примитивности наивный материализм и стихийная диалектика Гераклита Эфесского сыграли свою роль — им было положено начало науке древних греков.

За тысячу с лишним лет развития древнегреческой философии материализм и идеализм, диалектика и метафизика, сложившиеся на почве Древней Греции, не оставались в неизменном виде, но претерпели длительную и сложную эволюцию, отражавшую, в конечном счёте, диалектику исторического развития античного рабовладельческого общества.

Список использованных источников

1. Б.Ф. Асмус, Античная философия, Учеб. Пособие. Изд. 2-е, доп. М., «Высшая школа», 2005, 375 с.

. Дж. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. I. Античность, Учебное пособие-ТОО ТК «Петрополис», 2006, 213 с.

. Ф.Х. Кессиди, Гераклит, учебное пособие. М. — 2008 г,

. М.А. Дынник, Материалисты Древней Греции, учебное пособие. М. — 2006 г., 206 с.

. А.Н. Чанышев, Курс лекций по древней философии. М. — 2007, 132 с.

. М. Серова, История философии в кратком изложении. М. — 2005, 263 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *