Эссе по социальной антропологии

Социальная антропология-наука, зародившаяся в 18 веке, которая изучает культуру, общество и человечество в целом во всеобщем временном и пространственном отношениях посредством детального исследования локальной жизни, дополненного сравнительным анализом, также она производит знания об актуальном культурном и социальном разнообразии в мире, предлагает методы и творческие перспективы, дающие возможность исследовать, сравнивать и понимать разнообразные проявления человеческой природы. С развитием социальной и культурной антропологии все отчётливее стали понимать, что раса это не есть реально существующее. Социальная антропология может быть в своём роде микросоциологией, поскольку она изучает власть и социальные отношения на низших уровнях. Одним из известных антропологов, который привнёс значительный вклад в развитие социальной антропологии является Марсель Мосс. Он первый обратил внимание на тёмнокожих людей и заметил, что у них присутствуют специфические, физиологические и физические проявления, так называемые техники тела. По мнению антрополога каждое общество обладает особенными чертами присущими только ему. Например английские войска не могли использовать французские лопатки и им доводилось менять до восьми тысяч лопат на дивизию. Находясь в Нью-Йорке Марсель Мосс заметил, что походка у американских девушек достаточно сильно похожа на походку его сестёр, он долго рассуждал над этим и вспомнил, что подобное он видел в кино. По приезде в Париж он заметил, что американская походка начала проникать во французскую культуру. Техникой тела антрополог называл традиционный и действенный акт,  в котором человек отличается от животного, тем что можно передавать техники тела посредством слов. Марсель Мосс выделил несколько классификаций техник тела. Первая техника тела называется сжимание кулака. Когда кулак сжимают мужчины они кладут большой палец сверху, а женщины оставляют его внутри. Чем же можно объяснить эту особенность? Возможно тем, что их так научили, но разумнее делать акцент на биологические и психологические особенности. Марсель Мосс выделил также такую классификацию, как изменчивость техник тела в зависимости от возраста. В качестве примера рассмотрим следующее явление. В детстве каждому из нас было удобно сидеть на-корточках , но когда же мы подросли это стало доставлять некоторые неудобства. Эти явления можно связывать с наследственностью или физиологическими особенностями, психологическими, а также социальными. Третья классификация техник тела основана на эффективности. Например методы применяемые к животным люди активно применяют на себе и на своих близких. Дети становятся первыми существами дрессировавшимися ещё до появления животных. Значит можно сравнивать эти методы с дрессировкой и располагать их по эффективности, но здесь стоит отметить такое важное для социологии понятие как сноровка. Четвёртым методом является передача формы техник. Этот принцип основывается на особенностях дрессировки и воспитания. Здесь стоит упомянуть про амбидекстрию, это проблема употребления двух рук в равной степени, где отсутствует ведущая рука. Например набожный мусульманин употребляет пищу только правой рукой, здесь нет никаких психологических или физических особенностей, нам нужно знать традиции общества, которые побуждают человека делать те или иные действия. Особенное внимание стоит обратить на техники родов и акушерства, фактов связанных с этими техниками достаточно мало и они плохо изученные, но есть и известные. Например, когда ребёнок был внутри его мать держалась в вертикальном положении и рожала его таким образом и это было также естественно, как сейчас девушки рожают в вертикальном положении. Далее стоит упомянуть техники и периоды детства. Вспоминаем периоды вскармливания и взросления ребёнка. Когда мать носит ребёнка на своём теле он относится к ней по-другому нежели ребёнок, которого мать не носила в детстве на руках. Это обусловлено тем, что когда мать носит своего ребёнка на своём теле, их тела соприкасаются и это способствует иному восприятию ребёнком своей матери. Техники юности, в первую очередь характерны для мужского населения, конечно они также важны и для девушек, потому что именно в этом возрасте они усваивают техники, которые закрепляются за ними на всю оставшуюся жизнь, Существуют также техники взрослого возраста. Их перечень очень большой и объёмный. Одна из техник взрослой жизни это техника сна. Некоторые люди предпочитают спать на природе, другие же в помещении, также не все люди используют подушки. Существуют и техники бодрствования. Отдых как таковой может быть полный и паузный. Отдельно Мосс выделял техники еды и питья. Сюда известный антрополог относил наличие и отсутствие таких столовых приборов, как нож. Что касается питья, некоторые люди могут пить не только из кружек и других предназначенных для этого ёмкостей, но и из фонтана или природного источника.

Культурная антропология-наука

представляющая собой целостную систему знаний, базирующуюся на этнологии и этнографии. Смотря различные фильмы, у нас может сложится образ этнографа, как человека, который находится в постоянном поиске приключений, кроме того они являются коллекционерами различных исторических объектов. Чтобы разобраться в культурной антропологии для начала нужно понимать язык этой науки, который является достаточно непростым, а затем уже изучать её. С 19 века и весь советский период культурную социологию называли этнографией, что с латинского переводится как описание народа.  Сегодня это называют методом включённого наблюдения. Это значит, что исследователь, изучая некоторое сообщество должен сам некоторое время прожить с интересующими его людьми, пытаясь выучить их язык и посмотреть на окружающий мир и отношения этих людей их же глазами. Понять их ценности и мотивы, которыми они руководствуются. В чём же актуальность этой сферы знаний? В современном мире средой обитания человека стали большие города, которые в свою очередь объединены в национальные государства, с огромным населением в котором есть всё: система образования, национальная армия, полиция, государственные учреждения. Всё существует для создания однородной культурной среды. Мы привыкли без труда находить язык с незнакомыми людьми и считаем это естественным. Но так было не всегда. Около сотни лет назад в разных уголках Земли существовали изолированные общества, включавшие несколько тысяч или сотен человек. Научным языком их называют этническими группами. В свою очередь они всегда делились на общины. Соседние этнические группы могли сильно отличаться друг от друга.  Существовала так называемая языковая проблема и она являлась только малой частью. Главной проблемой считался чужак сам по себе. Они всегда отличались подозрительным внешнем видом и специфичным поведением. Любая такая встреча несла в себе угрозу конфликта и необходимость в практических знаниях соседних культур возникла таким образом. Благодаря прогрессу наше общество сейчас не просто больше, оно сложнее чем первобытное общество и разнообразнее. В нашем мире встречи представителей разных народов происходят часто и спонтанно. Большую роль сыграло в этом развитие транспорта и коммуникаций. Положением мира без границ пользуются десятки миллионов людей, кроме ярких впечатлений от природы и архитектуры далёких стран, путешествия приносят и опыт общения с носителями других культур. Не так всё просто и с соотечественниками, мы кажемся себе абсолютно адекватными людьми, однако представителей других культур разнообразное поведение может озадачить. Трудно не испытывать отторжение, когда ты не понимаешь другого.

Сибирские исторические исследования. 2021. № 4

ОБЗОРЫ И РЕЦЕНЗИИ

УДК 316.3:316.77

DOI: 10.17223/2312461X/34/15

ГЕОВЛАСТЬ, ЭКСТРАКТИВИЗМ И ВЕРТИКАЛЬНЫЕ ТЕРРИТОРИИ: ЭССЕ О «ГЕОЛОГИЧЕСКОМ ПОВОРОТЕ» В СОЦИАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ (НА ПРИМЕРЕ РАБОТ Э. ПОВИНЕЛЛИ И К. ЮСОФФ)*

Данная эссе-рецензия посвящена «геологическому повороту» в социальной антропологии — новому направлению, которое объединяет аналитический аппарат критической социальной теории, классическую методологию этнографического исследования, проблематику гуманитарной географии, историю и философию геологического познания. В широком значении предметом геологической антропологии являются взаимоотношения между социальными и геологическими процессами. Под «геологией» в данном случае имеется в виду не столько одноименная дисциплина, сколько специфическая оптика изучения социальных процессов в эпоху антропоцена (Bobbette, Donovan 2019).

Под антропоценом неформально принято понимать современную геологическую эпоху, для которой характерно значительное воздействие человеческой деятельности на геологические процессы и окружающую среду (Malhi 2017). У исследователей антропоцена нет однозначного ответа, какое событие в человеческой истории послужило отправной точкой для наступления этой эпохи. Одним из возможных «кандидатов» на эту роль является промышленная революция в Англии XVIII в., в ходе которой произошел переход на машинный способ производства. Этот переход инициировал широкомасштабное использование богатых залежей каменного угля, что, в свою очередь, значительно повлияло на климатические изменения и запустило процесс накопления «ископаемого» капитала за счет экстрактивизма ресурсов в позднем либерализме, который некоторые исследователи (Moore 2017) обозначают термином «капиталоцен».

Дебаты вокруг теории антропоцена в социальных науках стимулировали возникновение ряда направлений, критикующих центральное

* Работа написана в рамках проекта РНФ № 20-68-46043 «Антропология экстракти-визма: исследование и проектирование социальных изменений в регионах ресурсного типа» (рук. Д.А. Функ).

положение антропоса (человека) в планетарных процессах. К числу таких направлений можно отнести и геологический поворот в социальных науках. Этот поворот способствовал появлению целого ряда исследований, посвященных рассмотрению понятия «геос» (неживая материя) в изучении взаимодействия между социальными процессами, политикой и практиками экстрактивизма. Например, Стюарт Элден (Elden 2013) показывает, как внимание к геологии и ее методам картографирования «подземных пространств» помогает переосмыслить обыденное представление о территории лишь как о поверхности. Ранее эта идея обсуждалась на примере концепции «вертикальной территории» (Braun 2000) и «колониального подземелья» (Scott 2008). Кларк и Юсофф (Clark, Yusoff 2017) опубликовали подборку статей, в которых исследуется разнообразие ролей геологической материи и ее осмысление в теории антропоцена. Наконец, Джерри К. Джека (Jacka 2018) предлагает термин «минеральный век» для определения взаимосвязи человечества с подземными минеральными ресурсами. Он подчеркивает то огромное влияние, которое органические и минеральные вещества оказывают на жизнь современного человечества.

Исследователи также отмечают важность учета альтернативных геологических теорий. Так, в коллективной монографии под редакцией Боббетт и Донован (Bobbette, Donovan 2019) исследуются незапад-ные/индигенные геологические теории строения и происхождения Земли, а также материальное измерение геополитики и отношения между геологическими традициями и политикой в разных сообществах, включая коренные народы мира. Кроме того, ученые обращают внимание на взаимосвязи между политическими и геологическим процессами, включая историю принятия политических решений в связи с экстракти-визмом.

Геополитическое измерение экстрактивизма также обсуждается в работе Жюли Клинге под названием «Границы редкоземельных элементов: от подземных недр к лунным ландшафтам» (Klinger 2017) на примере редкоземельных металлов. Клинге отмечает, что география распределения редкоземельных элементов геологически условна: металлы не знают границ национальных государств. Следовательно, эти границы создаются искусственно в целях установления геополитических властных отношений. Дискурс «редкоземельности» служит хорошим оправданием экономической конкуренции, которая часто имеет мало общего с самими редкоземельными металлами. Таким образом, как пишет Клинге, речь идет не о добыче редкоземельных металлов, а скорее о демонстрации прав на исторически оспариваемые и геополитически значимые пространства. В своем исследовании Клинге обращается к понятию «высшее благо», утилитарному подходу в экономике, согласно которому наилучшим экономическим результатом являет-

ся тот, который приносит максимальную пользу как можно большему количеству людей. Этот подход часто используется для оправдания нанесения вреда в местах разработки полезных ископаемых, которые исследовательница определяет как «зоны, приносимые в жертву» (sacrifice zones) для всеобщего блага.

Эти и многие другие работы заложили фундамент нового направления социальных исследований, которое неформально называется «геологическая антропология». В этом эссе я подробнее проанализирую два ключевых текста, которые значительно повлияли на развитие теоретической базы этого направления: работы Элизабет Повинелли и Кэтрин Юсофф.

Профессор Колумбийского университета, социальный антрополог, философ и режиссер Элизабет Повинелли является одной из ведущих исследовательниц концепции «геос». В своей книге «Геонтологии: реквием по позднему либерализму» она предлагает концепцию геонтовла-сти, под которой понимает способ управления, объединяющий дискурсы и практики, определяющие отношения и границы живого и неживого (Povinelli 2016). Согласно Повинелли, геонтовласть — это способ управления «существованием» (existence) с помощью концептуального различия между «жизнью» (Life или биос) и «не-жизнью» (Non-Life или геос), появившийся в позднем либерализме, к которому Повинелли относит и неолиберализм. Важно отметить, что идея не-жизни (геос) не тождественная идеи смерти (танатос), так как смерть — это атрибут

Геонтологии Элизабет Повинелли

Povinelli, Elizabeth. Geontologies: a Requiem to Late Liberalism. Durham: Duke University Press, 2016.

ELIZABETH A. POVINELLI

жизни, а сущности, попадающие в категорию «геос», онтологически изначально мертвы. Повинелли подчеркивает, что раскрытие проблематики искусственного разделения жизни и смерти, а также жизни и нежизни происходит вследствие дебатов о вымирании (исчезновении) человечества и всех планетарных сущностей в эпоху антропоцена. Она отмечает, что признание теории антропоцена знаменует момент, когда человеческое существование стало определенной формой планетарного существования, злокачественной по отношению ко всем другим формам бытия. Ответственность людей за гибель планеты становится доминирующим дискурсом в современных дебатах о климатических изменениях, при этом убийства отдельных человеческих популяций и массовые переселения занимают пропорционально меньше места в социальной повестке и политическом дискурсе. Фукодианская концепция биовласти неспособна, по мнению Повинелли, описать происходящие изменения. Для их осмысления она и предлагает концепцию геонтовласти.

Здесь нужно сказать несколько слов о «биовласти». Под «биовластью» французский философ Мишель Фуко понимал взаимоотношения между сувереном и подданным, основанные на взимании с последнего тех или иных ресурсов, включая право на его жизнь. Он также подчеркивал отличие суверенной власти от дисциплинарной. Последняя не заинтересована в физическом устранении в качестве наказания, а оперирует с помощью дисциплинарного контроля над телом человека как разновидности биологического вида, что составляет основу биополитики. Именно управление жизнью является основной функцией дисциплинарной власти, с помощью которой она осуществляет свой контроль над популяцией. Почему концепция Фуко перестает работать в эпоху антропоцена? Повинелли отвечает на этот вопрос следующим образом: потому что появляется идея «исчезновения» (extinction), которая дискурсивно переносится на все формы жизни. Антропос остается элементом в этом «наборе жизни» только постольку, поскольку «жизнь» сохраняет свое отличие и от смерти или исчезновения, и от нежизни. Таким образом, основное отличие предложенной Повинелли концепции геонтовласти от биовласти заключается в проблематизации самих понятий «живое» и «неживое», которые она критически анализирует в своей работе «Геонтологии».

Повинелли отмечает, что сторонники антропоцена неверно противопоставляют человека как действующего субъекта остальным биологическим, метеорологическим и геологическим акторам. В подобной картине мира человек (the Human) оказывается абстракцией, отделенной от категории нечеловеческих субъектов (the Nonhuman). Однако такой способ классификации имеет смысл только в «дисциплинарной логике геологии», опирающейся на идею классификации, основанной на четком различии между различными формами жизни и не-жизни. При этом Пови-

нелли не стремится поставить знак равенства между человеком и другими сущностями (или существованиями). Напротив, для нее подобная идея является лишь одной из форм дискурсивного оформления теории антропоцена, которую она критикует, о чем будет сказано далее.

Работа Повинелли начинается с обсуждения австралийского кейса 2013 г., когда коренное население Северной Территории через Управление по защите территорий аборигенов Австралии подало иск против компании OM Manganese Ltd. за причинение вреда коренному населению вследствие умышленного осквернения священного места под названием «Две сидящие женщины», находящемся на марганцевом руднике Буту-Крик. Это место связано с мифом, отсылающему к двум предкам аборигенов: бандикуту и крысе. Согласно мифу, у бандикута было только двое детей, в то время как у крысы их было много. Бандикут попыталась забрать одного из крысиных детей, что привело к драке с крысой. Миф заключает, что выход марганца в этом священном месте является кровью этих двух предков, пролитой во время их драки. Управление выиграло данное судебное дело на пике увеличения производства марганца в Австралии. Сразу после такого неожиданного успеха правительство Северной Территории попыталось изменить устав Управления, упразднить независимость его совета и включить Управление под юрисдикцию кабинета министров. Правительство также предложило закон, согласно которому слово «священный» трактовалось бы как «относящийся к религиозным верованиям, нежели к месту, связанному с мифологическими историями, песнями и поверьями». При этом Повинелли заключает, что суд, рассмотревший дело об осквернении священного места, не принял во внимание то, чего желал или намеревался сделать сам памятник природы. Суд не заботился о том, хочет ли он остаться на месте, покончить жизнь самоубийством в качестве политического заявления или претерпеть трансформацию в марганец, чтобы австралийские поселенцы смогли извлечь больше капитала с земель коренных народов. Суд априори исходил из того, что не-жизнь не способна намереваться и желать, а само дело сводится к религиозным представлениям аборигенов.

Анализируя этот кейс, Повинелли не стремится занять одну из сторон конфликта или выступить в роли активистки, борющейся за права памятника или аборигенов. Она пытается увидеть корень проблемы, который, на ее взгляд, лежит в области онтологии. В своих поисках она обращается не только к индигенным метафизикам, но и переосмысливает корпус западной философии, начиная с Аристотеля, исследующей проблемы живой и неживой материи. Согласно учению Аристотеля, живое отличается от неживого наличием души и потенциальностью, т.е. стремлением к изменению в целях достижения своей формы или внутренней сущности. Сила, которая вызывает эти изменения, присуща

самим вещам, и на уровне живой материи выражается в концепции души. Живое отличается от неживого тем, что оно может изменяться самостоятельно через внутреннее побуждение. Неживое, напротив, не имеет потенциальности, а его движение зависимо от внешних сил. Если на неживую вещь не действуют внешние стимулы, то она покоится. В этом отношении камни и геологические породы, например марганец, пребывают в своей актуальности, так как представляют собой практически чистую форму, чья сущность завершена: они «покоятся» на месте, т.е. онтологически изначально не живы.

Повинелли считает, что фиксация на «жизни» — проблема фактически всей западной философии, и Аристотель в этом отношении был первым «анимистом». Равно и для судьи «Две сидящие женщины» априори есть не что иное, как неживая материя, так как этот памятник лишен возможности передвигаться, целенаправленно воздействовать на окружающую среду и не имеет души. «Две сидящие женщины» — воплощенная бездушная экзистенция, находящаяся, что особенно важно в свете работы Повинелли, вне поля человеческой этики и права. В связи с этим, если компания разрушит данный памятник в целях извлечения марганца для нужд глобального рынка, то это действие не будет считаться убийством: ведь смерть — это атрибут жизни, а памятник изначально мертв. Само разделение между жизнью и не-жизнью интересует Повинелли постольку, поскольку оно затрагивает сферу политического, из которой не-жизнь полностью исключена. Такая же логика прослеживается в стереотипном описании австралийских аборигенов как людей каменного века, т.е. относящихся к категории «геос», а не «биос», за пределами «нашего» времени и пространства. Это, в свою очередь, ведет к конкретным политическим решениям, влияющим на жизнь коренного населения. Однако чтобы понять, как устроено управление жизнью, нам нужно понять, каким образом разграничение между жизнью и не-жизнью вообще оказалось возможным.

На уровне материи «Две сидящие женщины» состоят из марганца, а марганец имеет решающее значение для производства железа и стали, алюминия и меди. Играя роль в мировом производстве, этот памятник вносит свою лепту в продуцирование смога и изменение климата, политических процессов и общественных движений. Но самое главное — он порождает движение капитала, оперирующего посредством различия между жизнью и не-жизнью. Показывая ограниченность и даже несостоятельность различия между этими категориями, Повинелли обращается к трем фигурам антропоцена: Пустыня, Анимист и Вирус. Эти три фигуры отсылают к четырем фигурам Фуко (истерическая женщина, мастурбирующий ребенок, мальтузианская пара и извращенный взрослый), связанных с четырьмя типами дискурса, с помощью которых государство применяет различные формы контроля и наказания. Фигура Пустыни здесь олицетворяет

не-жизнь, Анимист утверждает, что все есть жизнь (тотальный витализм), а Вирус отрицает и то и другое. Для Вируса категории жизни и не-жизни не имеют значения, так как они не определяют его онтологию: вирус не является ни живым, ни неживым. Он использует это различие, передвигаясь от одного конца континуума к другому, лишь с единственной целью -расширить себя. Таким образом Капитал оказывается схожим с Вирусом: его единственная цель — извлечение все большей прибыли, чего он добивается посредством манипулирования границами и отношениями между жизнью и не-жизнью. При этом Капитал, как и трикстер, может выступать и в роли Анимиста, провозглашая вездесущую витальность прибыли и эксплуатируя дискурс прогресса, но в конечном счете движение Капитала направлено на объективизацию и дальнейшее потребление. Он является, по выражению Повинелли, Пустыней в одеянии Анимиста (the Desert in Animist Clothing).

Таким образом, основная идея работы Повинелли заключается не в перенесении категории «жизни» на нечеловеческие сущности, что делают исследователи, работающие в рамках онтологического поворота, а в проблематизации категорий «жизни» и «не-жизни», высвечивании их дискурсивности, гибридности, противоречивости и неопределенности, расшатывании устоявшихся представлений о жизни, не-жизни и смерти, а также, что особенно важно, в деконструкции неосознанных или, напротив, целенаправленных манипуляций этими категориями в целях извлечения капитала в позднем либерализме.

Черный антропоцен Кэтрин Юсофф

Yusoff, Kathryn. A Billion Black Anthropocenes or None. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2018.

A Billion Black Anthropocenes or None

Kathryn Yu soff

В своей книге под названием «Миллиард черных антропоценов или ни одного», вышедшей через два года после книги Повинелли, британский географ, социальный антрополог и философ Кэтрин Юсофф исследует то, каким образом имперская геология создает свой объект изучения с помощью своеобразного языка описания и номенклатуры, устанавливает границы, отделяющие живые сущности от неживых, а также превращает «минералы» в безжизненные ресурсы для дальнейшего их распределения и потребления на мировом рынке (Yusoff 2018). Во введении к своей работе Юсофф отмечает, что исследователи ан-тропоцена, провозгласившие новый этап геологического развития человечества, недостаточно внимания уделили проблеме насильственного лишения земель коренных народов под эгидой колониальной «геологики» (geo-logics), не заметили они и «грамматик извлечения ресурсов» (extractive grammars), которые продолжают создавать инструменты и диктовать правила, по которым функционируют исторически сложившиеся колониальные нарративы, влияющие на практики вытеснения и исключения колонизованных субъектов. Юсофф также отмечает, что, признавая «всеобщность» геологической истории, исследователи антропоцена тем самым обходят стороной историю расизма, который зародился в том числе с помощью регуляторной структуры (regulatory structure), лежащей в основе геологических отношений. В частности, она подчеркивает связь между ресурсным освоением Нового Света и возникновением расовой категории «черные», рабовладением и лишением коренного населения их земель.

Каким образом категория «черноты» (blackness) семантически оказалась когнатом категории «ресурсы»? Юсофф пишет о том, что в логике колониального экстрактивизма такие категории, как «рабы» и, например, «золото», должны быть материальными объектами и эпи-стемически содержать идею извлечения их «не-человеческих свойств». Иными словами, обе категории объединены понятием «ресурсы», которые можно обменять, продать, переместить или распределить. Проблематика концептуализации этого понятия с точки зрения расовой теории является одним из ключевых направлений исследований Юсофф. Как расовые условия и предпосылки добычи ресурсов исторически и материально организованы? Каким образом можно осмыслить «воплощенную» (embodied) геологию и ее пространственные отношения, выраженные в институализированных формах расы? Как ведущие геологи своего времени академически фреймировали понятие «раса», прибегая к геологизации языка описания? Эти и многие другие вопросы Юсофф исследует в своей работе. При этом в рамках ее теоретического подхода геология понимается не столько как дисциплина, сколько как оптика и определенная материальная практика властных взаимоотношений в сфере извлечения ресурсов. Юсофф определяет эти отношения с помо-

щью концепции «геовласти», а колониальные практики геологии называет «белой геологией» по аналогии с «белым супремасизмом». Для того чтобы лучше понять, что именно Юсофф подразумевает под геовластью и «белой геологией», я процитирую следующий абзац из ее книги (перевод мой. — Н.М.):

Дело не только в том, что геология является означающим для извлечения (ресурсов), но и в том, что трансмутация материи происходит внутри этого означивания (сигнификации), в рамках которого материя превращается в ее свойство, что создает раздел между ее агентностью (способностью воздействовать) и бездействием; это, в свою очередь, делает стабильным разделение (букв., разрез) собственности и предписывает удаление материи из ее образующих отношений и как субъекта, и как минерала, включенного в социологические и экологические поля знаний. Таким образом, я утверждаю, что семиотика белой геологии создает вневременную материальность, смещенную в пространственно-временном отношении, — мифологию диссоциации в формировании материи, независимую от языков ее описания и исторической конституции социальных отношений (Yusoff 2018).

В данном абзаце Юсофф, искусно сочетая языки семиотики и геологии, показывает, что «означаемое» здесь — это не только полезные ископаемые, но и все остальные биополитические категории, включая рабов. Их объединяющим критерием является отсутствие агентности, т.е. способности воздействовать на окружающую среду. Более того, создаваемая белой геологией материальность не независима от академического языка описания, но является ее продуктом, а также создается с помощью конкретных социальных отношений. Вместо субъектов, наделенных агентностью, здесь фигурируют извлеченные свойства материи, имеющие для их обладателей какие-либо полезные качества, которые можно обменять на эквивалентные ресурсы. Перемещение людей, например рабов, является еще одной формой пространственного изъятия ресурсов по аналогии с добычей полезных ископаемых, во время которой «материя» изымается из своего пространственного окружения. Юсофф называется этот процесс «заземленной некрополи-тикой» (grounding necropolitics), заимствуя термин у камерунского философа Ачилла Мбембе. Согласно Мбембе, некрополитика — это система мер, с помощью которых государство определяет, кто должен жить, а кто умереть. Некрополитика включает разные формы уничтожения или лишения субъектности, к которым Мбембе относит, например, апартеид, расизм и колониализм. Для Юсофф экстрактивизм — это форма некрополитики, которая ведет к извлечению, смещению, колониализму и уничтожению, прямо или косвенно.

В рамках подобной геологики черные рабы и минералы рассматриваются в качестве обладателей определенных ценностей, а извлечение

их свойств создает тот самый излишек прибыли, который лежит в основе экономической мотивации экстрактивизма. В этом отношении категория «черные» является «пустым означающим», точно так же, как и золото и другие имеющие ценность ископаемые и ресурсы, где стоимость обмена устанавливается с помощью описательных маркеров, а предметы обмена рассматриваются как набор каких-либо свойств, имеющих меновую стоимость в конкретную историческую эпоху. При этом Юсофф пишет о том, что процесс символической материализации, направленный на создание материи как ценности, преобразует субъекты этого процесса с помощью «цветовой экономики», онтологически отличной от человеческой с ее правами, свободами и собственностью. Юсофф метафорически отмечает, что в зависимости от вашего цвета на геологическом спектре геология может выступать и как способ накопления собственности, и как способ ее лишения.

Обращаясь к конкретным примерам белой геологии, Юсофф исследует работы известных геологов XIX в. в свете их представлений о человеческих расах, показывая, как академическая геология заложила основы расовой теории. В частности, она обращается к фигуре Чарльза Лайеля, основателя британской геологии, и его работе «Основные начала геологии», повлиявшей на теорию эволюции Чарльза Дарвина. Представления Лайеля о человеческой расе были выражены с помощью языка академической геологии — той науки, родоначальником которой он во многом является. Лайель сформулировал проблематику рас в тех же терминах, что и стратификацию горных пород. Лайель считал, что «чернокожие» -это отличный от «белых» временной вид, т.е. основным их отличием служит время формирования. Идея «расового прогресса», т.е. превращение черных в «людей», согласно Лайелю, — это также дело времени. Юсофф подчеркивает, что контекст рабства и практики белой геологии как науки об извлечении полезных ископаемых создали единую канву для колониального проекта по описанию как земли в целом, так и «места» для различных людей внутри нее/на ней.

Идеи Лайеля и его геологические сравнения не являлись исключительными для своего времени, а скорее были вписаны в более широкий контекст осмысления расы через язык геологии — на тот момент еще зарождавшейся дисциплины. Другой известный геолог и палеонтолог, критик Дарвина, Луи Агассис заявлял, что «черные» в принципе не могут быть потомками детей Ноя, а являются неким деградировавшим видом, вне нашего времени и пространства, дожившей окаменелостью. Юсофф обращает внимание на то, как геологическое время в этих примерах используется для закрепления колониального дискурса: раса как еще одна формация, процесс и продукт геологии (земли). Это положение имело колоссальный эффект на черное население Америки, которое было исключено из категории «граждане» (иными словами «лю-

ди»), но по-прежнему рассматривалось как население, находящееся внутри государственных границ, не имеющее право голоса и возможности свободно передвигаться. Как и «Две сидящие женщины» Пови-нелли, они были обречены на то, чтобы пребывать в неподвижности своей внечеловеческой материальности, лишенной агентности, языка (права голоса), воли и права.

Подводя итог, отмечу, что данное эссе раскрывает лишь незначительную часть идей, обсужденных на страницах рассмотренных работ. Основной моей целью было показать, как антропология может анализировать геологическое знание, переосмысливать наследие академической геологии и представления о геологических процессах через призму критической теории, включая расовую теорию и проблемы колониализма. В этом отношении работы Повинелли и Юсофф, безусловно, являются ключевыми.

Источники

Yusoff K. A billion black anthropocenes or none. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2018. URL: www.manifold.umn.edu/projects/a-billion-black-anthropocenes-or-none.

Литература

Bobbette A., Donovan (eds.). Political geology: active stratigraphies and the making of life.

Cham: Palgrave Macmillan US, 2019. Braun B. Producing vertical territory: geology and governmentality in late Victorian Canada //

Ecumene. 2000. № 7 (1). Р. 7-46. Clark N., Yusoff K. (eds.) Special Issue: Geosocial Formations and the Anthropocene //

Theory, Culture & Society. 2017. № 34 (2-3). Elden S. Secure the volume: vertical geopolitics and the depth of power // Political

Geography. 2013. № 34. Р. 35-51. Jacka J.K. The anthropology of mining: The social and environmental impacts of resource

extraction in the mineral age // Annual Review of Anthropology. 2018. № 48. Р. 61-77. Klinger J.M. Rare earth frontiers: from terrestrial subsoils to Lunar landscape. Ithaca and

London: Cornell University Press, 2017. Malhi Y. The concept of the Anthropocene // Annual Review of Environment and Resources. 2017. № 42. Р. 77-104.

Moore J. W. The Capitalocene, Part I: on the nature and origins of our ecological crisis // The

Journal of Peasant Studies. 2017. № 44 (3). Р. 594-630. Povinelli E. Geontologies: a requiem to late liberalism. Durham: Duke University Press, 2016.

Scott H.V. Colonialism, landscape and the subterranean // Geography Compass. 2008. № 2 (6). Р. 1853-1869.

Надежда Александровна Мамонтова Университет Северной Британской Колумбии, Институт этнологии и антропологии РАН

Текст поступил в редакцию 17 сентября 2021 г.

Nadezhda A. Mamontova, University of Northern British Columbia (Prince George, Canada),

Institute of Ethnology and Anthropology, Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia).

E-mail: mamontova@unbc.ca

Geo-power, extractivism and vertical territories: an essay on the «geological turn» in

social anthropology (on the example of the works of E. Povinelli and K. Yusoff)

DOI: 10.17223/2312461X/34/15

The work was written within the framework of the Russian Science Foundation project

No. 20-68-46043 «Anthropology of Extractivism: Research and Design of Social Change in

Resource-type Regions » (supervised by D.A. Funk).

References

Bobbette, Adam & Donovan, Amy (eds.). Political geology: active stratigraphies and the making of life. Cham: Palgrave Macmillan US, 2019.

Braun, Bruce. Producing vertical territory: geology and governmentality in late Victorian Canada, Ecumene, 2000, no. 7(1), pp. 7-46.

Clark, Nigel & Yusoff, Kathryn (eds.) Special Issue: Geosocial Formations and the Anthropocene, Theory, Culture & Society, 2017, no. 34 (2-3).

Elden, Stuart. Secure the volume: vertical geopolitics and the depth of power, Political Geography, 2013, no. 34, pp. 35-51.

Jacka, Jerry K. The anthropology of mining: The social and environmental impacts of resource extraction in the mineral age, Annual Review of Anthropology, 2018, no. 48, pp. 61-77.

Klinger, Julie M. Rare earth frontiers: from terrestrial subsoils to Lunar landscape. Ithaca and London: Cornell University Press, 2017.

Malhi, Yadvinder. The concept of the Anthropocene, Annual Review of Environment and Resources, 2017, no. 42, pp. 77-104.

Moore, Jason W. The Capitalocene, Part I: on the nature and origins of our ecological crisis, The Journal of Peasant Studies, 2017, no. 44(3), pp. 594-630.

Povinelli, Elizabeth. Geontologies: a requiem to late liberalism. Durham: Duke University Press, 2016.

Scott, Heidi V. Colonialism, landscape and the subterranean, Geography Compass, 2008, no. 2(6), pp. 1853-1869.

Сочинение: Антропология шпаргалка

1. Антропология как наука. Междисциплинарный характер антропологии.

Человек – как объект и антропология ее место в системе практики.

Антропологию человека изучают более 200 наук. Антропология имеет междисциплинарный характер. Отметим науки, которые имеют самое непосредственное отношение к антропологии:

1. Биология – система наук о живой природе. Изучает строение и функционирования живой системы. Биология – естественнонаучная наука для изучения человека в окружающем мире.

2. Психология – изучает психику поведения человека и животных.

3. Соц. психология – изучает межличностные отношения в малых группах человека.

4. Социология – рассматривает социальные явления, рассмотренные сквозь призму взаимодействия людей. С точки зрения антропологии интересует отношения человека в обществе.

5. Этнография (пер. с греч. племя, народ) или этнология (народовед.) – наука изучает бытность и культ особенностей народов мира.

Этнос – происхождение народов.

Этнография – расселение народов.

6. Философия – изучаете наиболее общие законы общества и познания.

7. Культурология – изучение функции культуры, факторы развития, взаимодействия культуры, развитие символических систем.

Антропология – культура как показатель развития человека.

Несмотря на то, что человека изучают многие науки, но человек самое загадочное существо планеты. Задачи антропологии как науки дать целостное знание о человеке.

Объектом науки является то, на что направлена познавательная деятельность человека.

Объектом антропологии по мнению Мелюкова являются происхождение исторической эволюции человека. Емельянов говорит, что человек взят в качестве культуры, как родовое существо прошедшее историко-культурную эволюцию.

Предметом науки являются законы существенные черты, типичные признаки, тенденции исследуемого человека.

Предметом науки являются существенные черты происхождения исторической эволюции человека.

Направления.

1. Физическая антропология включающая палеоантропологию:

· Учения об антропогенезе;

· Морфологию человека.

2. Философская антропология, исследующая общее природы человека, соотношение его миром.

3. Соц. антропология, которая как наука появилась сравнительно недавно. Она базируется на базе социологии и этнической антропологии.

Объектом соц. антропологии является человек, жизнедеятельность которого протекает взаимодействии с другими людьми.

Предметом соц. антропологии являются закономерности и механизмы взаимоотношений человека и его соц. и природным окружением в условиях конкретной культурной системы.

2. Антропологические основания социальной работы.

Антропологические основания социальной работы ложатся в основу происхождения и эволюции человека, образовании человеческих рас, которые дают понимание о взаимоотношении человека себе подобным и природой на ранней стадии развития его самого. Антропология нужна для того, чтобы человек мог стать более самостоятельным.

Значение антропологии в теории и практике в социальной работе, понимается в узком и широком смысле слова. Т.е. в широком смысле слова соц. раб. направлена на гармонизацию отношений человека в обществе. Социальная работа в узком смысле слова имеет цель защищать уязвимые слои населения.

Объектом социальной работы являются: социальные отношения, взаимосвязи между группами людей, коллективами, отдельными личностями, занимающие разное положение в обществе и принимающие разное участие в его развитии.

Исследование закономерности, принципы и методы осуществления социальной работы с разными социальными группами ложится в основу путей и способов эффективной функции социальной работы. Закономерности, принципы и механизмы социальной работы занимаются теорией исследования соц. раб., и занимаются комплексным социального развития, а следовательно возможности исследования соц. раб.

Практика социальной работы занимается регуляцией межличностных и групповых отношений населения. Коррекцией девиантного поведения. Предупреждение и локализации конфликта. Психопрофилактикой. Обслуживание населения в социальном отношении.

Социальный работник должен помочь удовлетворить клиенту социальные и биологические его потребности, реализовать его интересы. Следовательно, чтобы выполнять поставленные задачи перед социальным работником, ему необходимо знать антропологию, которая дает знания о человеке как о биосоциальном существе. Социальная антропология дает знания о человеке, как существуют взаимоотношения.

3. Антропогенез влияние природных и социокультурных факторов на эволюцию человека.

Существуют два понятия – филогенез и онтогенез это проблема происхождения человека и его сознания. Имеются различные подходы к решению этой проблемы. Одна представляет собой современные научные представления о соц. происхождении первобытного человека, другая, гипотезы о происхождении человека.

Филогенез – развитие человека в ходе его развития в истории как человека.

Онтогенез – процесс индивидуального развития человека от его рождения до смерти.

Существует множество взглядов по происхождению человека. В 1969 г. ученые сформулировали недостающее звено между обезьянами и человеком. Это сформулировали Гекель и Фак. Основными версиями происхождения человека являются:

1. Бог создал по своему образу и подобию – религиозная версия.

2. Преобразование под его влиянием тело обезьяны в человека – версия Шеленга.

3. Идея о пришельцах из космоса – версия Бехтерева.

4. Человек произошел от общего предка с обезьянами, фактором, которого был труд – работа Энгельса.

Менфорт считает, что к труду какой-то деятельности целесообразны и другие существа. Он говорит, что человек изначально был способен к само совершенству.

Академик Моисеев дает некие объяснения происхождения человека в эпоху палеолита (около 3-х млн. лет назад) температура начала понижаться тропические леса уменьшались и телантропитек был вынужден выйти в саванны. Он был не конкурентным в тропиках. Академик Моисеев ссылается на основании работ супругов Лекки. Они встали перед вопросом: либо погибнуть или жить. И человек стал питаться мясом, так как до этого ел растительную пищу.

Моисеев говорит, что на этих этапах выживали находчивые особи. В этих условиях развитие мозга носило взрывной характер, после которого человек начал овладевать огнем и др. вещами. После чего человек организовывает орды, что бы защищаться от более сильных животных.

Процесс становления человека из австралопитека в формирование современного человека начинается где-то 15 тыс. лет назад.

Кроманьонец уже не чем не уступает современному человеку у него такой же объем мозга и др. возможности организма. На этом этапе развития у человека возникает табу это запрет на убийство себе подобных и на браки с близкими родственниками, это были зачатки нравственности.

В это время зарождается конкуренция между ордами. Моисеев говорит, что постепенно возникают орудия труда и постепенно появляется потребность в передачи информации. Белее высокой степенью развития является степень передачи информации другим поколениям.

30 – 40 тыс. лет назад естественный набор прекратился и за счет этого у человека возникает развитие внутреннего мира. Именно в период Палеолита человек уже сформировался. Сам Палеолит был 1,5 млн. лет назад.

Версия Моисеева заключается в том, что был классический неандерталец и от него пошло две ветви, одна из которых тупиковая. Заключаются эти ветви в следующем, неандертальцы возникают в одно время с кроманьонцами. Но неандертальцы в будущем прекращают свое существование. И поэтому он считает, что неандертальцы были сильно агрессивны, и не дали возможности развитию своим предкам. Этому подтверждают раскопки, т.е. многие раскопанные черепа были проломлены.

Точка зрения Мелюшова заключается в следующем, что первые были австралопитеки, которые появились более 5 млн. лет назад на юго-востоке Африки, после чего расселились. Он считает более реальной версией то, что реальный предок человека жил 15 – 20 млн. лет назад. И 4 – 6 млн. лет назад произошло расщепление. В Эфиопии были обнаружены останки принадлежащие самому древнему человеку жившему 4 – 5 млн. лет назад. По предположению взрослые особи должны были весить 30 – 40 кг, а рост 120 – 140 см. по мнению Мелюкова появление человека является следующим:

Afarensis – объем мозга 400 – 500 мл, прямоходящий, жил семейными группами. Афреки научная кличка «Люси».

Afrecanus – потомок «Люси», объем мозга 400 – 500 мл. Ловкий и умелый жил общественными группами.

Robustus – туземец Афрекануса. Объем мозга 530 мл. Потомства не оставил.

Homo Habiles – первый известный вид относящийся к семейству гомо. Он первый стал использовать орудия труда. Объем мозга 500 – 600 мл.

Homo Erectus – первый вид, который вышел за пределы Африки. Колонизировал ближайший и средний восток вплоть до Китая. Объем мозга 1050 – 1250 мл. Жил 1,5 млн. лет назад.

HomoSapiens – объем мозга 1200 – 1700 мл. Кроманьонец, найден в 1767 г. в Краманьоне Франция. Появился около 40 тыс. лет назад.

В мире существуют две теории появления человека:

МОНОЦЕНТРИЗМ (от моно… и лат. centrum — средоточие, центр), теория происхождения человека современного вида (Homo sapiens) и его рас (моногенизм) в одной области земного шара от одной формы древних людей.

ПОЛИЦЕНТРИЗМ (от поли… и… центр), теория происхождения человека современного вида (Homo sapiens) и его рас в нескольких районах земного шара от разных форм древних людей. Большинством отечественных антропологов не принимается.

4. Этническая структура населения и ее элементы.

Этническая структура – сеть устойчивых социальных отношений между нациями, народностями, национальными и этническими группами конкретного государства.

Этническая группа – довольно малочисленные народы, которые насчитывают от нескольких десятков, до несколько сотен человек и сохраняют некоторые этнические признаки:

· Диалект;

· Некоторые бытовые традиции;

· Территорию расселения

(Этногенетические пучки – это группа генетических родственных народов имеющих общие этногенетические истоки.)

Типичным элементом этнической структуры являются национальные группы, т.е. такие группы людей, которые сохраняют этнические признаки какой-либо нации и проживают за пределами своих национально-государственных образований или не имеют таковых вообще. До середины 30-х гг. в нашей стране национальные группы назывались национальными меньшинствами. Тогда этот термин сочли уничижительным, а кроме того численность некоторых меньшинств оказалась больше численности ряда наций. Число национальных групп на территории СНГ в результате распада СССР увеличилось. В России живут сотни тысяч немцев, евреев, поляков, в то же время за ее пределами оказалось 24 млн. русских. Анализ социальной статистики показывает, что обычно национальные группы отстают от титульного этноса по числу лиц с высшим образованием, по средним доходам и другим социальным показателям.

Если национальная группа не проживает компактно на территории другого государства, сохраняя непосредственные социокультурные связи, а находится в рассеянном состоянии, то ее называют диаспорой. Представители диаспоры, например, армянской в Италии, грузинской в США сохраняют лишь некоторые этнические признаки, прежде всего сознание общности происхождения.

Наконец, в России имеется довольно значительное число малых этнических групп, которые насчитывают от нескольких десятков до нескольких сотен человек и сохраняют некоторые этнические признаки: диалект, самосознание, некоторые бытовые традиции и территорию населения. Это ороки на Сахалине (170 чел), Эмцы на п-ве Таймыр 200 чел.

(***Этнос – целостная система, в которой системообразующую роль выполняют различные признаки (при определенной роли материального). Этническая общность – это исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая общность людей, обладающая относительно стабильными особенностями языка, культуры и психики, сознанием своего единства и отличия от подобных общностей (самосознанием), фиксируемым в самосознании (этнониме)).

5. Различие адаптации в среде у человека и у животного.

В отличии от животного у человека адаптация условием географической среды не является экологической специализацией. Этой специализации препятствует хозяйственно-культурная деятельность человека, обуславливающая взаимодействие его со средой. Т.е. индивидуум в меньшей степени зависит от природы, чем животные и человеку дана возможность взаимодействовать с природой. Это связано со сложной психической деятельностью. Так, если сложная психическая деятельность высших животных всегда обусловлена закономерностями адаптивного (приспособительного) поведения и животное генетически связано с «поведенческим амплуа» только своего вида («рожденный ползать летать не может»), то человеку свойственна вариантность поведения. В отличии от животных, он может вести себя «по мерки любого вида» (Маркс). А там, где он ограничен естественно-природным данным, он создает и использует искусственные посредники – орудия труда.

Общей предпосылкой всякого органического существования является обмен веществ между организмом и природой. В этом отношении и человек, и животное одинаково связаны с окружающей средой природными узами. Главной задачей оказывается перекачка из природной среды необходимой для жизнедеятельности энергии. Однако в отношении способов присвоения природных благ человек существенным образом отличается от животных.

Во-первых, в животном мире обмен веществ между организмами и природой происходит непосредственно. Животное воспринимает вещества природы в том виде, в каком они ему даны. Животные являются только потребителями того, что дает природа, или сами служат объектами потребления для других организмов. В производстве потребляемых объектов они участия не принимают и ограничиваются тем, что пожирают готовые запасы пищи, никогда не приступая границ элементарного непосредственно потребительского отношения.

Во-вторых, каждый новый акт потребления только повторяет один и тот же процесс, и ничего нового, кроме естественных изменений в самой природе (рост, размножение биологического вида и стихийного изменения окружающей среды), не происходит. В конце акта такого потребления, как и в начале всякого нового акта, взаимодействия происходят между теми же двумя членами начального отношения: определенным биологическим видом и природной средой, разумеется, несколько измененной. Между этими двумя членами не возникает никакой новой действительности. Процесс вращается в одной и той же плоскости, в границах природно-биологического круга.

Существенно иными чертами характеризуются отношения людей к природной среде. В них разорван круг пригодно-биологического потребления, осуществлен скачек в эволюционном развитии. Обмен веществ между человеком и природой происходит не прямо и непосредственно, как в мире животных, а через целый ряд опосредствующих звеньев, рождающих мир новых отношений общественного характера.

Человек, являясь потребителем благ природы, предваряет и определяет потребление производством этих благ. Если при потребительском отношении между животными и средой не возникало никаких новых связей и никакой новой действительности, то при производственных отношениях между человеком и природой вырастает целый мир материальной культуры. Этот мир не является только природным, он создается человеком и помещается им между собой и природой. Он составляет не естественную, а искусственную, произведенную действительность (рукотворную природу).

6. Влияние географической среды на морфологические признаки современного человека проживающего на территории России.

Особенностью влияние географической среды на морфологические признаки современного человека проживающего на территории России является то, что, территория данного государства расположена в разных географических поясах. А следовательно это огромная территория, разнообразные климатические, ландшафтные и геохимические условия, населенная большими и малыми народами (их более 80), различающих в антропологических и хозяйственно-культурных характеристиках.

Анализ морфологических и физиологических особенностей населения различных областей нашей страны – Арктики, высокогорных районов, пустыни, континентальной зоны Сибири, субтропиков, а также аналогичных данных о населении всего земного шара показал значительную территориальную вариабельность строения тела человека и физиологических показателей (например, таких, как жировой, белковый, минеральный и основной обмен, уровень гемоглобина и т.д.)

В результате антропологических исследований было выбрано описание размеры скелета, мышцы тканей, белкового, жирового обмена веществ. Таки образом в условиях повышенного холодного стресса, и кислотности почвы, это тундры с вечной мерзлотой, формируется с высококалорийной диетой. Т.е. с высоким содержанием белка и жиров.

Напротив, с понижением холодной экстремальности среды, рацион питания претерпевает изменение за счет увеличения удельного веса продуктов с высоким содержанием углеводов. Такой рацион характерен для земледельческих типов хозяйств.

С увеличением суровости погоды укрупняются размеры головы и лица, расширяется грудная клетка, уменьшаются продольные размеры тела. Понижается жироотложение и увеличения уровень холестерина в сыворотки крови, и повышается основной обмен веществ.

7. Влияние социокультурных факторов на психофизиологическую структуру человека.

Особое место в формировании и в развитии психофизиологической структуры человека и грают социокультурные факторы. Одним из таких факторов является язык. Функции языка как средства административно-политического и социокультурного общения.

Другим социокультурным фактором могут быть системы передачи информации. Т.е. на особенности функционирования мозга влияют различные системы передачи информации. Этим может быть подтверждение то, что у японцев существует около 1000 иероглифов, т.е. японцу нужно знать эти иероглифы, чтобы полноценно существовать в обществе, помимо всего он должен уметь писать слогами (ханами). Следовательно, мышление японцев отличается от других национальностей людей, а значит, имеет отличительную психофизиологическую структуру от других людей.

8. Сущность теории отчуждения труда и отрицательное ее влияние.

Отчуждение тех или иных присущих целостному человеку видов и форм деятельности (в следствии общественного разделения труда) способствует тому, что личность воспринимает собственную деятельность как несвободную, несвязанную извне, чужую. Тем более, что в процессе такой деятельности человек «изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы». Непосредственным следствием отчужденного труда является отчуждение человека от продукта труда, от своей родовой сущности, а также отчуждения человека от человека.

Проблема отчуждения труда, разработанная К. Марксом, стала сегодня еще более актуальной. Известный западный социолог Э. Фромм справедливо отмечает, что «Маркс не мог предвидеть масштабов массового отчуждения, которое охватило большую часть человечества; тем более он не мог предвидеть, что настанет день, когда огромная (и все возрастающая) часть населения попадет в зависимость не от маши, а станет объектом манипулирования со стороны других людей и их символов. Например, служащий, представитель фирмы, менеджер сегодня – это же еще более отчужденные, чем профессиональный рабочий. Деятельность рабочего еще в какой-то мере является выражением его личных способностей (ловкости, надежности и тд.) и у него нет необходимости продавать свою личность: свою улыбку, свое мнение и т.д.». Человек испытывает отчуждение в самых разнообразных сферах жизни. «Все человечество, – пишет Э. Фромм – сегодня попало в плен ядерного оружия, которое также явилось продуктом рук и мыслей человеческих. Человек является пленником политических институтов, которые он сам же создает. И сегодня испуганное человечество со страхом ждет – удастся ли ему спастись или же он все равно попадет под иго созданных им вещей, либо окажется жертвой слепых и бездушных бюрократов, которых сами же люди поставили над собой».

Студенты постоянно сталкиваются с проблемной отчуждения в повседневной жизни. Их главный труд – учеба – в известном смысле является односторонней, монотонной деятельностью, требующей большого напряжения. Не случайно к концу учебы в университете увеличивается число сердечно-сосудистых и других заболеваний среди студентов. Особенно устают они от лекций, поскольку эта форма в меньшей степени позволяет им проявлять творческую активность, заставляет себя подчиняться чужой воле. Наблюдение за поведением старшекурсников на лекциях показывает, что к концу занятий у многих головы и тела повернуты в сторону двери. Язык телодвижений ясно говорит об отчужденности, о желании студентов при первой возможности покинуть аудиторию.

Создание в обществе такого способа производства и таких организаций, в которых личность сможет преодолеть отчуждение от своего труда, от средств труда, от продукта труда, окружающих людей и даже от природы, и создать условия для свободного развития творческих способностей, остается перспективной, задачей общественного развития. Реальной задачей уменьшение масштабов отчуждения, в том числе путем создания экологически целесообразной техники, избавляющих человека от рутинных видов деятельности, преодоление бюрократизма, повышение духовной культуры личности, а следовательно, усиление потребности в продуктивной деятельности, в самореализации.

9. Смысл и ценности жизни человека.

Понятие «цель жизни» ассоциируется с образом горной вершины, которую надо достичь и которая у каждого человека своя. Одни сразу намечают к покорению самый высокий пик, другие довольствуются небольшими высотами.

Целью жизни называют некий мысленный ориентир, к которому устремляются дела и поступки человека. «Смысл жизни» раскрывается через «понимание жизни», «разумность жизни», «осознанность». Если человек сознает направленность своей жизни, сознательно выстраивает иерархию, ценностей, сознает свои возможности и стремится к их реализации, — то тем самым он задает смысл своему существованию.

Проблема смысла жизни имеет объективную и субъективную стороны и упирается в вопрос о том, находит ли человек смысл своей жизни сам или он задан человеку изначально, извне. В любом случае жизнь без понимания смысла вызывает у человека состояние психологического дискомфорта, мировоззренческого вакуума.

Каждый человек – биологическое существо, представитель Homo sapiens. В этой ипостаси он является носителем жизни и должен стремиться к сохранению и воспроизведению жизни. Жизнь как биологическое явление изначально целесообразно, и смысл жизни, следовательно, коренится в самой жизни.

К объективно-субъективному пониманию смысла жизни приводит осознание человеком принадлежности к конкретно-историческому типу общества, стремление наполнить биологическое существование социально-значимым содержанием. Для человека важно, чтобы его деятельность была востребована, признана и положительно оценена другими людьми. Смысловое оправдание своей деятельности человек ищет в различных направлениях: в творчестве, познании, выполнении долга, творении добра.

10.Человек как биосоциальное существо. Диалектика биосоциологического социального.

Человек – высшая ступень развития живых организмов на земле. Субъект и продукт общественно исторической деятельности и культуры.

Индивид – единственный представитель человеческого рода. Это отдельны обособленный член, какой либо социальной общности.

**********

Человек – биосоциальное существо. Т.к. он имеет нервную систему, систему желез, имеет обмен веществ, имеет побуждение (голод, жажда), особенности созревания и развития организма.

Для человека характерно биологическое существование. Людей можно разделить на три типа – слизь, желчь, ветер:

Люди типа слизь – это крупные люди и у них доминирует флегматичный темперамент. Нрав тихий, спокойный, но они алчные.

Люди типа желчь – это худощавые люди и проявляют себя в раннем возрасте.

Люди типа ветер – это слабые люди. Относятся в большинстве к меланхоликам и т.д.

Вообще людей можно разделять по разным признакам. Существует множество разных типов и конституций человека.

Сущность человека как социального объекта. Т.е. по мнению К. Маркса – «Сущность человека присуща отдельному индивида своей общественности, ни есть абстракт, она есть совокупность всех общественных отношений».

Диалектическое и взаимопроникновение не означает ни их взаимного растворения, ни параллельного существования их начал. Биологические структуры человеческого организма биосоциального фактора в значимой мере претерпели модификации.

Биологическое в человеке предстает не как расположенные вещи социального и биологического ряда следует понимать как биологического и социального. Следует иметь ввиду не только биологическом сохранении в социальной, но химическом в физическом, химическом в биологическом, биохимическом в молекулярном.

11. Психофизиологические основы социальной активности.

(Функции левого и правого полушария головного мозга).

Левое полушарие головного мозга связано с правой рукой и правым глазом, отвечает за логику и математические способности.

Правое полушарие мозга отвечает за художественные способности, связанное с левой рукой и левым глазом.

Мозг у каждого человека работает индивидуально.Альфа-ритм мозга, у каждого человека индивидуален. Он отвечает за индивидуальное психологическое развитие.

12. Особенности формирования индивидуальных свойств в личности.

(Генотип и фенотип).

Личность – интегральное социальное качество, которое формируется в процессе включения индивида в систему общественных отношений освоение им материальных и духовных продуктов.

Личность имеет психогенную основу врожденную – характер, темперамент.

Индивидуальность – неповторимое сочетание природных и социальных свойств индивида.

Геном – это совокупность генов содержащих в одном наборе хромосом данного человека.

Генотип – это генетическая или наследственная конституция организма совокупность всех его генов.

В современной науке рассматривается генотип ни как отдельная механическая система, а как единая система в которой любой ген может находится в сложном механизме с остальными генами.

Фенотип – это совокупность всех признаков и свойств организма с формой его индивидуального развития. Формируется в результате взаимных свойств организма и среды обитания.

У человека известно около 3000 мутагенных генов и сотни из них участвуют в развитии некоторых черт индивидуальности.

Мозг у каждого человека работает индивидуально. Индивидуальность начинается формироваться на эмбриональном уровне, на метаболизме матери. Затем в течении всего антропогенеза, называющей генной системой мозга и всей системы человека. Клетки мозга физически созревают в течении года..

Под генетическим контролем находятся не которые параметры энцифолограм мозга, в частности альфа ритм, характеризующие некоторое базальное состояние функционной зоны мозга. Формируясь к 12 –19 годам жизни сохраняется альфаритм на всю длительность жизни.

Свойство нервной системы является наиболее важными биологическими факторами, которые детерминируют формирования индивидуальной психической системы развитии.

(Известно, что пластичность одним из необходимых является необходимость к творческим способностям).

13. Экологические проблемы в жизни современного человека.

Выделение человека из мира природы знаменовало рождение качественно нового материального единства, ибо, как известно, человеку присущи не только природные свойства, но и социальные. Общество встало в противоречии с природой в двух отношениях:

· Во-первых, как социальная действительность, оно есть не что иное, чем сама природа;

· Во-вторых, оно целенаправленно с помощью орудий труда воздействует на природу, изменяя ее.

Природные и социальные системы находятся во взаимодействии. Природная среда, географические и климатические условия оказывают значительное воздействие на жизнь людей, обуславливают во многом разнообразие обществ, особенности развития этносов, народностей, наций.

В то же время сама природа испытывает на себе «организующую» силу общества. Человек по своему усмотрению «окультуривает» природу, искусственно «упорядочивая» ее. И вопрос здесь заключается в мере этого гармоничного воздействия. Отсутствие гармоничного взаимодействия социальной и природной системы приводят к экологическим кризисам и катастрофам. Уже на заре индустриальной цивилизации в XIX в. появились первые признаки ухудшения качества биосферы, связанные с загрязнением атмосферы крупных городов, источников воды и питания.

Но с особой остротой экологические проблемы встали перед человечеством во второй половине XX в., что послужило одним из признаков кризиса индустриальной культурно-исторической эпохи. Корни этих проблем, причины разрушительной деятельности человека следует видеть не в неведении или злом умысле, а в так называемом техническом типе мышления, когда природа рассматривается как источник сырья для материального производства. Для этого типа мышления характерно то, что человек мало задумывается над смыслом вещей, а увеличен соотношением их различных сторон. Решение экологических проблем зависит от способности человечества изменить позицию по отношению к окружающему миру, изменить тип мышления. Необходимо осознание того, что живая природа и человечество – это единый организм, что жизнь общества – это составная часть глобального биохимического процесса.

14. Игра в жизни человека.

Первым видом активности каждого человека в детстве является игра. В широком смысле игра предполагает не только специализированные ее виды – детские, спортивные, карточные, но и возможность превращения любой деятельности в игру. В этом случае целью становится сам процесс, а не его результат. В игре утверждаются человеческие способности и умения, приобретаются знания, формируется духовный мир.

ИГРА, это форма деятельности в условных ситуациях. Совершаемые во время игры реальные действия, часто требующие сложной умственной работы, специфических навыков и умений, происходят в ситуации условной реальности, осознаваемой в качестве таковой самим играющим.

Игра как феномен была предметом исследования многих философов. По мнению И. Канта, двойственность реальности, присущая игре как виду деятельности, роднит игру с искусством, которое тоже требует одновременно верить и не верить в реальность разыгрываемого конфликта. Ф. Шиллер считал игру специфически человеческой формой жизнедеятельности: «Человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь тогда, когда играет. Происхождение игр связывается разными исследователями с магико-культовыми ритуалами или с врожденными биологическими потребностями организма и психики человека.

Изучением игр занимаются историки культуры, этнографы и психологи. Существует несколько концепций в подходе к феномену игры: а) немецкого философа и психолога К. Грооса; согласно ей игра есть предварительная подготовка к условиям будущей жизни; б) австрийского психолога К. Бюлера, определяющего игру как деятельность, совершаемую ради получения удовольствия от самого процесса деятельности; в) голландского ученого Ф. Бейтендейка, рассматривающего игру как форму реализации общих изначальных влечений: к свободе, к слиянию с окружающей средой, к повторению. З. Фрейд считал, что игра замещает вытесненные желания. Г. Спенсер относился к игре как к проявлению избытка жизненных сил.

Одним казалось, что они нашли источник и основу игры в потребности дать выход избыточной жизненной силе. По мнению других, живое существо, играя, подчиняется врожденному инстинкту подражания. Полагают, что игра удовлетворяет потребности в отдыхе и разрядке. Некоторые видят в игре своеобразную предварительную тренировку перед серьезным делом, которого может потребовать жизнь, или рассматривают игру как упражнение в самообладании. Иные опять-таки ищут первоначало во врожденной потребности что-то уметь или что-то совершать либо в стремлении к главенству или соперничеству. Наконец, есть и такие, кто относится к игре как к невинной компенсации вредных побуждений, как к необходимому восполнению монотонной односторонней деятельности или как к удовлетворению в некой фикции невыполнимых в реальной обстановке желаний и тем самым поддержанию чувства личности.

Нидерландский мыслитель и историк культуры Йохан Хейзинга, предпринявший фундаментальное исследование игры (Homo ludens, «Человек играющий») усматривает ее сущность в способности приводить в восторг, доставлять радость; он определяет ее как «добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием «иного бытия», нежели «обыденная» жизнь». Игра, существующая не только в человеческом, но и в животном мире не поддается, по Хейзинге, логической интерпретации, это в самом полном смысле слова некое излишество.

15. Социализация.

Личность появление на определенном этапе исторического развития. Первобытный человек ни в своей деятельности, ни в своем сознании не выделяет себя из родовой целостности. Развитие производительных сил и связанное с ним разделение труда делают человека особенным индивидом. Выполнение специфических функций дет ему определенную социальную роль, в свете которой он оценивается другими и на которой основывается его личное самосознание. Каждый появившийся на свет индивид становится личностью в ходе социализации, т.е. в процессе освоения социальных ролей, функции, норм поведения, духовных ценностей и развития самосознания. Возможность социализации «маугли» — существ, выросших в изоляции от людей и воспитанных в сообществе животных, — носит крайне ограниченный характер и не приводит к возникновению личности. «Маугли», возвращенные в общество, смогли усвоить лишь самые элементарные навыки, овладеть устной речью, состоящей из нескольких десятков слов. Они так и не научились дружить, улыбаться, абстрактно мыслить, вести беседу, прожив в человеческом обществе не более десяти лет.

Истории известны примеры и другого рода. Слепоглухие дети, обученные по специальной методике педагогом А. И. Мещеряковым, успешно включались в нормальную человеческую деятельность, достигли значительных высот в духовном развитии. Один из них – А. И. Суворов – работает научным сотрудником Института психологии Российской академии образования. Данные примеры свидетельствуют о том, что социальная среда играет решающую роль в превращении биологического существа в социальное.

Стремление к слиянию с социальной общностью (и отождествлению с нею) и вместе с тем – к обособлению, проявлению творческой индивидуальности делает личность и продуктом, и субъектом социальных отношений, социального развития. Творческая активность личности как субъекта социальных отношений становится возможной и продуктивной благодаря овладению унаследованной от предшествующих поколений культурой. Активность личности коренным образом отличается от активности животных. Человек – существо уникальное и свободное. Его практическая универсальность проявляется в том, что он не производит, повинуясь как животное, а может производить по меркам любого вида, а также по законам красоты. Будучи активным элементом социальной системы, личность осуществляет свободу выбора из имеющихся возможностей, создает проект будущей жизни, ставит перед собой цели и мобилизует для их достижения собственную волю и деятельность, добивается постоянных изменений в объективных и социальных структурах, в системе общественных отношений.

16. Любовь в жизни человека.

«Что такое любовь?» — этот вопрос задавали себе многие люди во все времена. У некоторых может возникнуть вопрос: «А надо ли вообще этим заниматься?» Вопрос это очень сложный каждый человек подразумевает под этим понятием что-то свое. Например для мужчины и для женщины эти понятия абсолютно разные, это и понятно ведь строение мозга различно. Женщины имеют больше связей между полушариями мозга, и большее число этих связей приходится на центры отвечающие за эмоции. Именно поэтому женщины более эмоциональны. В разных книгах само слово любовь трактуется по разному. Обратимся к некоторым из них:

Любовь — интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею. Большая Советская Энциклопедия

Любовь — творец всего доброго, возвышенного, сильного теплого и светлого. Феликс Эдмундович Дзержинский.

Я предлагаю рассмотреть этот вопрос сточки некоторых наук: химии, геометрии и психологии. Казалось бы, как химия может объяснить любовь или привязанность? Но биохимия рассматривает такие летучие органические соединения как феромоны. Ранее считалось что феромоны — это ферменты, выделяемые млекопитающими которые влияют на самочувствие других особей того же вида. Феромоны, как выяснилось позже есть и у человека. Каждый из нас имеет свой набор феромонов, которые в зависимости от ситуации будут выделяться в воздух с нашей кожи. Если человек чего-то боится то с его кожи начинает выделяться феромон страха, и особи вокруг него начинают чувствовать себя настороженно. Потому что они воспринимают феромоны NCD центром расположенном в носу. Надо отметить, что это не рецептор отвечающий за восприятие запаха, этот центр отвечает именно за феромоны. Поэтому людям, перенесшим операцию на носоглотке труднее будет улавливать общее настроение. Так вот эти же вещества отвечают и за чувство любовь, или скорее отвечают за «нравиться — не нравится». Женщины и мужчины обладают разными наборами феромонов, но из-за каких-то аномалий центр может работать не правильно, так возникает привязанность к лицам своего же пола. Необходимо отметить, что такое влечение нельзя называть любовью, т.к. его результатом не может быть здоровое потомство. Парфюмерные компании уже научились вырабатывать искусственные феромоны, для того чтобы добавлять их в свою продукцию — одеколоны и духи. Но надо отметить, что в результате этого нельзя добиться всеобщей любви, для этого нужно еще и другие факторы. Человек пользующийся этой продукцией будет симпатичен многим у кого NCD центр будет способен воспринять эти феромоны. Феромоны меняются с возрастом. Несмотря на то, что феромоны являются такой сильной поддержкой на них нельзя полагаться. Так например в США принят закон по которому основанием для развода является тот факт, что один из супругов пользовался парфюмерией содержащей феромоны.

Теперь попытаемся рассмотреть, как влияет красота лица. Исследования проводились независимо в Англии и в США. На мой взгляд американцы добились больших результатов, но я расскажу про оба эксперимента. В Англии в Университетском Центре заметили зависимость между степенью симметричности лица и его красотой. Так например косоглазие будет сразу сказываться в отрицательную сторону.

Метод американского пластического хирурга. Он применяет свой метод на своих пациентах. Он попытался создать модель идеального лица. Для этого он в каждый элемент лица вписал шестиугольник. Получившийся макет он перенес на пленку, а затем и на компьютер. Результатом стала компьютерная программа, которая указывала бригаде его врачей, где необходимо подтянуть кожу, где изменить профиль лица и т.д. В целом же надо отметить, что наиболее симпатичны здоровые люди, способные дать здоровое потомство.

С рождения у нас в головном мозге записывается информация обо всех людях, которых мы видели. Мозгом автоматически создается усредненный вариант идеального партнера. Именно он будет базовым при выборе партнера. Поэтому белые люди, много прожившие в Африке могут выбрать себе партнера — негроидной расы. Важно знать, что мужчина любит глазами, а женщина — ушами. Это вполне четкая формула. Поэтому женщине чтобы ее любили не обязательно быть очень образованной, ей надо быть — красивой. А мужчина не должен быть сверхкрасив он должен много знать. Еще одним важным моментом является то, что невозможно полюбить человека не зная его лично. Поэтому невозможна любовь к телезвездам о которых читали в газетах, или видели их на телеэкране.

В области психологии опять происходит разлом: для женщин — одно, для мужчин — другое. Что заставляет их вступить в брак? Во-первых — это инстинкт, желание иметь детей. Во-вторых — это, как это не печально, социальные устои. Если холостой 30 летний мужчина не вызывает вопросов, то уже 25 летняя девушка не сможет спокойно жить. Виной тому будет ее окружение, в том числе и родители.

17. Индивидуальное развитие человека.

(Жизненный путь, цикл).

Индивидуальное развитие человека, как и всякого другого организма, есть онтогенез с заложенной в нем филогенетической программой, его периодизация неизбежно покоится на выделении ряда универсальных возрастных процессов (рост, созревание, развитие, старение), в ходе которых формируются соответствующие возрастные свойства (различия). То и другое обобщается в понятии возрастных стадий (фаз, этапов, периодов) или этапов развития (детство, переходный возраст, зрелость, старость и др.). Возрастные процессы подразумевают вопрос, как формируются возрастные свойства и каким путем(постепенно или резко, скачкообразно) происходит переход из одной возрастной стадии в другую.

В современной науке существует три главных термина для описания индивидуального развития в его целом – время жизни, жизненный цикл, и жизненный путь. Хотя их не редко используют как синонимы, они существенно различны по содержанию.

Время жизни, ее протяженность или пространство, обозначает временный интервал между рождением и смертью. Продолжительность жизни имеет важные социальные и психологические последствия. От нее во многом зависит, например, длительность существования поколений и продолжительность первичной социализации детей.

Понятие жизненный цикл более определенно и содержательно. Оно предполагает, что ход жизни подчинен известной закономерности, а его этапы («возрасты жизни», или «времена жизни», подобные временам года) представляют собой постоянный круговорот. Идея циклического круговорота жизни, подобного цикличности природных процессов (чередование дня и ночи, смена времен года и т.д.). Многие биологические и социальные возрастные процессы действительно являются циклическими. Организм нормально проходит фазы рождения, роста, созревания, старения и смерти. Личность усваивает, затем выполняет и, наконец постепенно оставляет определенный набор социальных ролей (трудовых, семейных, родительских), после чего тот же цикл повторяют ее потомки. Цикличность характеризует и смену поколений в обществе, где младшие (дети) сначала учатся у старших, затем активно действуют рядом с ними, а потом, в свою очередь, социализируют младших.

Понятие жизненного пути отличается от «жизненного цикла» прежде всего многомерностью, тем, что оно предполагает множество разных тенденций и линий развития в пределах одной и той же биографии, причем эти линии одновременно автономны и взаимосвязаны. В основе его периодизации – нелинейные, раз и навсегда определенные фазы, а конкретные жизненные события. Время, последовательность и способ осуществления любого жизненного события, будь то вступление в брак или выход на пенсию, не менее важны, чем сам факт, что данное событие имело место. Это требует сочетания социологического, психологического и исторического анализа.

Таким образом содержательная характеристика процессов, свойств и стадий индивидуального развития возможно либо в системе онтогенеза, либо в системе жизненного цикла, либо в системе жизненного пути. Однако эти системы не рядоположны: жизненный путь личности включает в себя жизненный цикл индивида, а этот в свою очередь включает онтогенез.

18. Влияние нервной системы на формирование индивидуальных психологических взаимоотношений.

(Соотношение способностей и склонностей).

На формирование индивидуальных психологических взаимоотношений влияет нервная система. У каждого человека нервная система индивидуальная. Примером может быть то, что человека можно разделить по типу темперамента, в котором немаловажную роль играет нервная система. Допустим, что человек типа сангвиник характеризуется живостью, быстрой возбудимостью и легкой сменяемостью эмоций. Человек типа холерик характеризуется быстротой действий, сильными, быстро возникающими чувствами, ярко отражающимися в речи, жестах, мимике. Меланхолик склонный к депрессии, настроениям грусти, подавленности. Человек такого типа характеризуется повышенной впечатлительностью и относительно незначительным внешним выражением чувств. Ну и, флегматик характеризуется медлительностью, спокойствием, внешним слабым проявлением чувств. Все эти типы нервной системы отражаются на способностях и склонностях человека, к какой либо деятельности. Способности – индивидуальные особенности личности, являющиеся субъективными условиями успешного осуществления определенного рода деятельности. Не сводятся к знаниям, умениям и навыкам; обнаруживаются в быстроте, глубине и прочности овладения способами и приемами деятельности. Диагностика некоторых сложившихся способностей проводится с помощью тестов. Высокий уровень развития способностей выражается понятиями таланта и гениальности.

Помимо особенностей нервной системы, на индивидуальность психологических взаимоотношений человека, влияет альфа-ритм мозга, который у каждого человека индивидуален. Он отвечает за индивидуальное психологическое развитие.

Человек всегда един в одном мышлении. Следовательно, все эти предпосылки стоит учитывать при обучении детей и иметь индивидуальный подход к решению проблем человека.

19. Структура личности элементы внутреннего мира личности и взаимосвязь.

Согласно концепции Маркса, личность не только субъект, но и объект общества. Жизнедеятельность личности всесторонне определяется обществом в виде социальных условий ее существования, наследия прошлого, объективных законов истории, которые она, как и другие субъекты деятельности, не может изменить ни отменить. Но некоторое пространство для социального действия личности все-таки остается. По Марксу, «история» не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком для достижения своих целей, она – не что иное, как деятельность, преследующая свои цели человека.

Современные авторы отмечают зависимость влияния личности на общество от социального статуса, занимаемого ею общественного положения. Так, один человек способен повлиять на судьбу своей семьи, а другой – на судьбу государства. Степень влияния на социальный процесс первого более очевидны, чем второго. Каждый конкретный индивид имеет свою меру влияния и ответственности перед обществом за свои действия.

В структуре личности можно выделить два компонента: совокупность отношений с внешним миром и внутренние, идеальные отношения, в значительной степени, определяющие характер взаимодействий с социальными реальностями. Совокупность разнонаправленных связей с внешним миром, центром которого является индивид, представляет свой базис личности.

Базис отражается в сознании личности, определяет формирование и развитие ее внутреннего мира. В мировоззрении личности, совокупность социальных связей отражается непосредственно, в нем содержится также их оценка и установка на поддержание или изменение существующего положения. Социальные установки – один из наиболее важных регуляторов поведения личности – ее предрасположенность к определенному поведению в конкретных условиях, возможность сделать выбор деятельности.

Отношение между элементами внутреннего мира, если их соотнести с отношениями личности с социальной средой, являются вторичным. Одновременно с этим они развиваются по своим специфическим законам, приводя в конечном итоге к изменению в базисе личности, которая является активным социальным началом, постоянно преобразующим себя и созидающим мир.

20. Особенности познавательной деятельности человека.

(Виды сознания и познания).

Знание — сила, сказал английский философ Бэкон. Знание необходимо человеку во всех видах деятельности. Из потока информации человек усваивает только некоторую часть. Эта часть и есть собственно знания, которыми мы овладели. В целом наши знания достаточно разнообразны, это знания о предметах, о том, как ими пользоваться. Особый тип знаний составляют наши идеи о том, как формируется само знание, откуда у людей берутся бесспорные представления. Знания не возникают сами по себе, они результат особого процесса, познавательной деятельности людей. Древний человек, охотясь, наблюдая за повадками диких животных, приобрёл полезные сведения, которые помогали ему в дальнейшем их одомашнивании. Ребёнок, разбивший стекло, узнаёт, что оно хрупкое, эти ситуации показывают, что познание может происходить непроизвольно, вплетаясь в ткань нашей повседневной жизни. Другие примеры: зоолог проводит исследования по выявлению особенности размножения диких животных в неволе. Подросший ребёнок в школе изучает на уроках физики свойства твёрдых тел. Здесь речь

идёт о специально организованном познавательном процессе.

Процесс познания, как бы он не проходил, всегда предполагает наличие двух сторон: познающего человека (субъекта познания) и познаваемого предмета (объект познания). Они соотносятся друг с другом. Человек познаёт мир посредством органов чувств: зрения,

обоняния, осязания, слуха, вкуса. Чувственное познание человеком мира осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление. Ощущение — это то, что мы воспринимаем органами чувств. Воздействие на органы чувств целостного образа предмета называется восприятием. Чувственный образ предметов и явлений

сохраняемый в сознании без их непосредственного воздействия называется представлением. Познающий человек не может ограничиться лишь чувственным познанием, он проникает в суть вещей, используя способность мыслить. Это рациональное познание. Процесс мышления протекает благодаря мыслительным операциям: сравнению, уподоблению, обобщению, отвлечению. Процесс мышления и оформления его в речевой форме — не два самостоятельных, идущих друг за другом процесса, а единый. Форма мысли, в которой через связь понятий утверждается или отрицается что-либо, называется суждением.

В человеческой речи суждения связаны между собой логически. Человек приходит к выводу или умозаключению.

Научное познание базируется на таких источниках знаний, как разум, оно опирается на результаты науки и опытов, формой научного познания является теория. Многие законы науки первоначально возникают в форме гипотез. Формами ненаучного познания можно

назвать мифы, практическую деятельность, народную мудрость и здравый смысл.

Иногда ненаучное познание — базируется на таких источниках, как чувство, ведущее к так называемым откровениям, или метафизическим озарениям, примером ненаучного познания является вера. Существует ненаучное познание средствами искусства, которое создаёт художественный образ.

21. Социокультурные факторы эволюции человека на рубеже 20 – 21 вв.

(Стресс, акселерация).

В XX в. полностью обнаружились кризисные явления техногенной цивилизации, возникшей на развалиннах средневековья. Культура этой цивилизации сложилась на основе особых отношений человека и природы, он стремился вырваться из зависимости от природы и высшими ее ценностями признавалось господство человека над природой, прогресс, обновление, наращивание технологических и научных знаний. Развитие техники и технологии как орудия господства человека над природой стали главными целями общественного развития. В результате возникла ситуация, когда постоянное наращивание материального богатства на основе обновления техники превратило человека в простое орудие эффективной экономической деятельности.

Такие термины как стресс, акселерация стали актуальны в конце 20 в. По всей видимости, это связано с укрупнением городов, с ускорением ритма жизни в больших городах — мегаполисах и всеобщей глобализацией общества. Человек стал более подвержен стрессу, т.к. ритм жизни ускорился, и человек уже не поспевает за ритмом жизни, что приводит к нервным срывам.

Так же отмечается акселерация, т.е. ускорение роста и развития детей и подростков по сравнению с предшествующими поколениями. Отмечена в ряде стран в начале 20 в. (по сравнению с концом 19 в.) и наблюдается на протяжении всего столетия. Поэтому наряду с некоторыми другими типичными для современного этапа развития человека явлениями, такими, как, например, увеличение длины тела у взрослых людей, удлинение репродуктивного периода у женщин, увеличение продолжительности жизни, акселерацию иногда обозначают термином «вековая тенденция», или «секулярный тренд».

Акселерация — достаточно сложное по своему происхождению явление, зависящее от действия многих биологических и социальных факторов. Основное значение, видимо, имеет весь комплекс средовых воздействий, влияющих на индивидуальное развитие человека в процессе реализации его наследственной программы. Особенно велика роль качественных изменений диеты, достижений медицины, иммунизации населения, последствий хозяйственной деятельности человека, урбанизации и связанных с ней стрессов, ослабления физической нагрузки. Определенное значение могут иметь процессы, протекающие в современных популяциях и связанные с продолжающимся смешением населения планеты. Среди причин ускорения темпов роста и развития многие ученые называют цикличность солнечной активности, ослабление которой якобы сопровождается «всплеском» акселерации. Какое бы значение не имели те или иные природные или социальные явления, ясно, что акселерацию нельзя объяснить влиянием какого-то одного фактора.

Воздействие акселерации на биосоциальный статус и здоровье человека оценивается неоднозначно. Ускорение биологического развития может не сопровождаться одновременным ускорением «социального созревания», что создает определенные сложности в становлении личности. Крайние отклонения в темпах развития вносят некоторую дисгармонию в жизнь организма («синдром напряжения») и в конечном итоге могут снижать его адаптивные возможности. (О дисгармонии, связанной с ранним половым созреванием человека, писал еще И. И. Мечников).

Суть социокультуры.

Суть новой культуры вырастает из разрушения характерных для классического индустриального общества систем, внешне детерминирующих жизнь личности. Человек перестает быть элементом технологической, экономической или политической систем, где его деятельность жестко определяется внешними по отношению к его личностной культуре качествами. Эта жесткая детерминированная схема не просто ослабевает, возникает принципиально новая ситуация, означающая, что социально-экономическое развитие зависит уже от состояния духовного мира личности, от ее развития и социокультурной устремленности.

Подобная ситуация связана не только с глобальными угрозами существования человечества, но и с коренным поворотом в системе отношений “человек-производство”. Современная экономика носит инновационный характер. Это означает, что материальные и вещественные факторы производства перестают быть основным носителем ценностей, так как устаревают каждые 3-4 года. Орудия труда, машины, станки, производственные линии, различного рода техника меняются буквально на глазах. Главным фактором обновления производства и получения прибыли является человек, его интеллектуальные и творческие возможности. Развитие личных качеств, творческих способностей и возможностей, воспитание высококвалифицированной рабочей силы становится наиболее выгодным вложением капитала. В результате общественный субъект приобретает все большую независимость от базиса, его свобода нарастает. Как показал Д.Белл, в современном информационном обществе человеческий выбор оказывается решающей детерминантой социально-исторического развития.

Возникает новая информационная культура, новые способы получения информации, производственной и научной деятельности. Доступ к информационным сетям, знанию оказывается определяющей основой для стратификации, разделения общества. На основе автоматизированного доступа к системам связи индивид или группа лиц может получить информацию, необходимую для решения профессиональных или личных задач. Происходит процесс автоматизации и работизации производства и управления. В сфере информационной деятельности работает более 50% трудоспособного населения. Концепция “информационного общества” определила пути формирования “материального тела” культуры конца Xxв.

В некоторых сферах культуры, например, в театральном искусстве, непосредственно творческие проблемы тесно связываются с решением экономических вопросов. Во время перехода театров на хозрасчет стремление отдельных деятелей искусства “подзаработать” оборачивается довольно дорогой ценой — снижением художественной ценности спектакля, нетребовательностью к репертуару, пошлостью и дурным вкусом во имя прибыли и ложного успеха.

Наступает время, когда серьезно обостряется противостояние и увеличивается разрыв между комерческой культурой и высокой духлвностью. Рассуждения о переводе всей культуры на полный хозрасчет ошибочны и могут нанести духовному развитию большой вред.

В конце XX в. культура все более осознается как эпицентр человеческого бытия. Она словно кислород насыщает и заполняет социальное пространство.

pencil

Узнай стоимость на индивидуальную работу!

icon
Цены в 2-3 раза ниже

icon
Мы работаем
7 дней в неделю

icon
Только проверенные эксперты

Готовые работы

/
Эссе

/ антропология


Эссе по антропологии

Нет нужной работы в каталоге?

Сделайте индивидуальный заказ на нашем сервисе. Там эксперты помогают с учебой без посредников Разместите задание – сайт бесплатно отправит его исполнителя, и они предложат цены.

Цены ниже, чем в агентствах и у конкурентов

Вы работаете с экспертами напрямую. Поэтому стоимость работ приятно вас удивит

Бесплатные доработки и консультации

Исполнитель внесет нужные правки в работу по вашему требованию без доплат. Корректировки в максимально короткие сроки

Гарантируем возврат

Если работа вас не устроит – мы вернем 100% суммы заказа

Техподдержка 7 дней в неделю

Наши менеджеры всегда на связи и оперативно решат любую проблему

Строгий отбор экспертов

К работе допускаются только проверенные специалисты с высшим образованием. Проверяем диплом на оценки «хорошо» и «отлично»

1 000 +

Новых работ ежедневно

computer

Требуются доработки?
Они включены в стоимость работы

Работы выполняют эксперты в своём деле. Они ценят свою репутацию, поэтому результат выполненной работы гарантирован

avatar

Иванна

Экономика

Маркетинг

Информатика

icon

117447
рейтинг

icon

2821
работ сдано

icon

1266
отзывов

avatar

Ludmila

Математика

Физика

История

icon

117384
рейтинг

icon

5540
работ сдано

icon

2498
отзывов

avatar

icon

78598
рейтинг

icon

1898
работ сдано

icon

1202
отзывов

avatar

Константин Николаевич

Высшая математика

Информатика

Геодезия

icon

62710
рейтинг

icon

1046
работ сдано

icon

598
отзывов

Отзывы студентов о нашей работе

Анна

МГПУ

С П А С И Б О огромное! задание не из легких,но выполнили его за очень короткий срок!


star
star
star
star
star

Aleksasha

ИвГУ

Благодарю Александра! За ответственное отношение к работе и профессионализм!


star
star
star
star
star

Анастасия

РГСУ

Второй раз обращаюсь к этому исполнителю. Всё замечательно выполнено, без замечаний


star
star
star
star
star

arrow

С П А С И Б О огромное! задание не из легких,но выполнили его за очень короткий срок!


arrow

arrow

Благодарю Александра! За ответственное отношение к работе и профессионализм!


arrow

arrow

Второй раз обращаюсь к этому исполнителю. Всё замечательно выполнено, без замечаний


arrow

Последние размещённые задания

Ежедневно эксперты готовы работать над 1000 заданиями. Контролируйте процесс написания работы в режиме онлайн

Уравнения

Решение задач, Химия

Срок сдачи к 18 апр.

Зачет

Онлайн-помощь, Физическая химия

Срок сдачи к 18 апр.

planes
planes

Закажи индивидуальную работу за 1 минуту!


Размещенные на сайт контрольные, курсовые и иные категории работ (далее — Работы) и их содержимое предназначены исключительно для ознакомления, без целей коммерческого использования. Все права в отношении Работ и их содержимого принадлежат их законным правообладателям. Любое их использование возможно лишь с согласия законных правообладателей. Администрация сайта не несет ответственности за возможный вред и/или убытки, возникшие в связи с использованием Работ и их содержимого.

Социальная антропология

План

Введение. 2

Становление
социальной антропологии, ее предмет и статус. 3

Социоонтогенез
человека. 6

Рефлексивное
сознание. 12

Индивидуальное
и социальное. 16

Свобода и
детерминизм. 18

Виды свободы
и формы ее проявления: игра, творчество, риск. 23

Проблема
индивидуального и социального в смысле жизни. 27

Идеальные
духовные модели и их воплощение (объективизация) 29

Духовная
жизнь человека как путь самопознания и самораскрытия. 31

Заключение. 36

Литература. 37

Введение

Социальная антропология — межпредметная научная дисциплина,
изучающая современное общество с позиции антропологов.

Цель работы – проанализировать содержание дисциплины,
выяснить сущность понятий социальной антропологии.

Задачи работы:

Изучить становление социальной антропологии, описать предмет
и статус.

Дать понятии социоонтогенеза человека.

Раскрыть сущность рефлексивного сознания.

Разграничить понятия индивидуального и социального.

Объяснить содержание понятий «свобода» и «детерменизм».

Описать виды свободы и формы ее проявления: игра,
творчество, риск.

Раскрыть проблему индивидуального и социального в смысле
жизни.

Описать идеальные духовные модели и их
воплощение(объективизацию).

Описать духовную жизнь человека как путь самопознания и
самораскрытия.

Становление социальной антропологии, ее предмет и
статус

Первоначально социальная антропология исследовала
представления о человеке как общественном существе, сложившихся в так
называемых «примитивных» обществах. К основоположникам социальной антропологии
относят Э. Дюркгейма и Марселя Мосса, очерк последнего «О даре» считается
классической работой в области социальной антропологии. Данных исследователей
относят к разряду «arm-chair anthropologists» (антропологи в креслах), так как
они использовали для анализа чужие наблюдения, не отправляясь в «поле»
самолично.

Большой вклад в развитие социальной антропологии внес
известный представитель структурализма Клод Леви-Стросс.

Становление социальной антропологии как научной дисциплины в
первую очередь связано с именами антропологов А. Рэдклиффа-Брауна и Бронислава
Малиновского.

Они также выступили невольными родоначальниками структурного
функционализма в социологии, так как их работы впоследствии использовали уже
социологи, в первую очередь Толкотт Парсонс.

Мертон, Роберт Кинг позже критиковал Малиновского и Брауна,
обвиняя их в некорректном использовании термина «функция», что привело, по его
мнению, к дальнейшему кризису структурно-функциональной теории.

Термином «социальная антропология» обозначалось на пеpвом
этапе научное напpавление, целью которого было исследование и описание
представлений о человеке как общественном существе, сложившихся в т.н.
«пpимитивных» обществах. По сути дела, pечь шла о человеке
традиционного общества — в отличие от общества современного. Иными словами,
ключевая для западной философии проблема «человек и общество»
пpоециpовалась на незападные культуры и цивилизации — на те, исследование
которых относилось к области антропологии и этногpафии.

Большой стимул к развитию социальной антропологии дало
исследование пpимитивных культур в pамках структурализма (К.Леви-Стpосс). Много
сделали историки, которые работали не в ключе истмата, а использовали
«цивилизационный подход» (например, А.Тойнби). Сравнительное описание
традиционного и современного общества в антропологическом pазpезе составило
целое направление в социальной философии и социологии. М.Вебер пpивлекал эти
сpавнения в своей концепции становления современного капитализма («духа
капитализма»).

Уже после войны, особенно в 60-70-е годы, появилось много
философских работ, посвященных самым разным сторонам взаимодействия человека и
общества — таких, где для лучшего понимания сути Запада проводилось сравнение с
обществом традиционным. Это работы о языке и цензуре, о власти, о тюрьмах и
больницах, о школе, о скуке и многом другом (например, pаботы М.Фуко).

Поскольку подавляющее большинство исследований в этнографии
и антропологии сделано учеными Запада (или получившими образование на Западе),
любое наблюдение представляло собой контакт современного и традиционного
общества и всегда включало в себя их сравнение. Любой отчет, статья или книга о
таких исследованиях представляли нам два образа, с выявлением их различий,
часто очень тонких. В 60-х годах К.Леви-Стpосс поставил вопрос о том, что
важным прогрессом в социальной антропологии был бы пеpеход к явному сpавнению
модели человека и общества Запада и незападных культур в pамках одних и тех же
структур, пpизнаков и кpитеpиев. Это позволило бы избежать скpытого
евроцентризма («импеpиалистического подхода»), который влияет на
мышление ученого пpи неявном сpавнении.

В СССР роль евроцентризма как интеллектуального фактора,
приводящего порой к полному непониманию процессов, происходящих в незападных
культурах, была осознана на уровне политического мышления намного позже.
Выражением этого осознания стала известная фраза Ю.В.Андропова: «Мы не
знаем общества, в котором живем» (эту фразу позже повторил и
М.С.Горбачев). Она означала, что в отношении России стали отказывать вроде бы
надежные социальные и философские учения и теории.

Непpостая задача преодоления евроцентризма в антропологии
тpебовала, по мнению К.Леви-Стpосса, разработки специального понятийного
аппаpата, позволяющего описывать явления pазных культур, не вставляя их в
понятия западного общества. К разработке этих представлений, пpеодолевающих
евроцентризм, социальная антропология пpивлекла большое число видных
исследователей Запада (К.Лоpенц, Э.Фpомм, М.Салинс и дp.).

К сожалению, нам мало знакомы «обратные»
наблюдения, сделанные индейцами, папуасами или аборигенами Австралии над
обществом Запада. Такие наблюдения есть, но они редко приобретают характер
научных описаний и почти не попадают в доступную нам литературу (даже труды
японских и китайских ученых). Многие важные положения антропологической модели
выражены в художественных, но строгих («почти научных») образах. У
некоторых писателей они даже даны в сравнении с моделью западного человека
(например, в серии новелл Акутагавы Рюноскэ о японских христианах). Поскольку
контакт с Западом — важная часть общественной жизни всех народов в Новое время,
такого рода художественные описания мы находим в литературе всех крупных
культур, и прежде всего в русской литературе XIX века.

Когда ограничивающее воздействие евроцентризма стало
предметом анализа, оказалось возможным включить на единой методологической
основе огромный запас знаний и идей, накопленных в русской философии,
историософии и социологии — сделать их частью социальной антропологии. Авторы
этих работ — прежде всего, религиозные философы: Вл.Соловьев, Н.Федоpов,
В.Розанов, П.Флоpенский, Н.А.Беpдяев, C.Н.Булгаков, С.Л.Фpанк. Эти философы
обобщили представления человеке, которые выросли из культуры России в целом,
вне прямой связи с исключительно религиозным взглядом. Однако и отвлечься от
религиозных (у примитивных культур — мифологических) истоков антропологической
модели нельзя, что специально показал М.Вебер в своих трудах о роли
протестантизма в становлении буржуазного общества.

Социоонтогенез человека

Онтогенез (от греч. on,. род. падеж ontos — сущее, genesis —
рождение, происхождение) — процесс развития индивидуального организма. Термин
«онтогенез» впервые был введен Э. Геккелем в 1866 году. В ходе онтогенеза
происходит процесс реализации генетической информации, полученной от родителей.

В психологии онтогенез — формирование основных структур
психики индивида в течение его детства; изучение онтогенеза — главная задача
детской психологии.

С позиций отечественной психологии основное содержание
онтогенеза составляет предметная деятельность и общение ребенка (прежде всего
совместная деятельность — общение со взрослым). Ребенок «вращивает»,
«присваивает» социальные, знаково-символические структуры и средства этой
деятельности и общения, на основе чего и формируется его сознание и личность.
Общим для отечественных психологов является также понимание формирования
психики, сознания, личности в онтогенезе как процессов социальных,
осуществляющихся в условиях активного, целенаправленного воздействия со стороны
общества.

На любом поступке человека сказывается предшествующий
онтогенез личности. Но между поступками и онтогенезом нет простых отношений
следствия и причины. Поступки человека определяются уже не только онтогенезом
личности, но и онтогенезом организма человека, онтогенезом групп и организаций,
в которых человек действует, и онтогенезом техники, которую он использует.

С одной стороны, онтогенез личности идет через изменение
количества социально-психических структур и связей между ними, а с другой
стороны, он идет за счет совершенствования, усложнения каждой такой структуры в
отдельности или за счет разрушения ее.

Представить онтогенез личности можно состоящим из следующих
характерных этапов.

1. Младенческий этап. Происходит принудительно.

2. Детский этап. Происходит также принудительно с небольшой
добавкой спонтанности.

3. Подростковый этап. Происходит, в основном, спонтанно,
хотя значительна и принудительная составляющая.

4. Молодежный этап. Идет, чаще целенаправленно, достаточно
часто спонтанно, иногда принудительно. Императив гармонии личности становится
определяющим. Он вынуждает человека конфликтовать с социальным окружением. Это
развитие чаще всего заканчивается кризисом и частичным разрушением структуры
личности.

5. Взрослый этап. Идет чаще целенаправленно. Реже —
принудительно. Совсем редко — спонтанно. Гармония личности устойчива,
подвергается лишь легким коррекциям.

6. Старческий этап. Идут лишь незначительные качественные
изменения. Структура личности либо разрушается, либо сохраняется в жесткой
форме, несоотносимой с социальным окружением.

Социализация — процесс формирования социальных качеств
(различных знаний, навыков, ценностей). Это усвоение индивидом социального
опыта, в ходе которого создается конкретная личность.

Необходимость социализации связана с тем, что социальные
качества не передаются по наследству. Они усваиваются, вырабатываются индивидом
в ходе внешнего воздействия на пассивный объект. Социализация требует
деятельного участия самого индивида и предполагает наличие сферы деятельности.

Этапы социализации совпадают (условно) с этапами возрастного
развития индивида:

Ранняя (первичная) социализация. Она связана с приобретением
общекультурных знаний, с освоением начальных представлений о мире и характере
взаимоотношений людей. Особым этапом ранней социализации является подростковый
возраст. Особая конфликтность данного возраста связана с тем, что возможности и
способности ребенка значительно превышают предписанные ему правила, рамки
поведения.

Вторичная социализация:

профессиональная социализация, которая связана с овладением
специальных знаний и навыков, с приобщением к определенной субкультуре. На этом
этапе расширяются социальные контакты индивида, расширяется диапазон социальных
ролей.

включение индивида в систему общественного разделения труда.
Здесь предполагается адаптация в профессиональной субкультуре, а также
принадлежность к иным субкультурам. Скорость социальных изменений в современных
обществах приводит к тому, что возникает необходимость ресоциализации, усвоение
новых знаний, ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно освоенных
или устаревших. Ресоциализация охватывает многие явления (от коррекции чтения и
речи до профессиональной подготовки или смены ценностных ориентиров поведения).

пенсионный возраст или утеря трудоспособности. Характерен
изменением образа жизни в связи с исключением из среды производства.

Каждый этап социализации связан с действием определенных
агентов. Агенты социализации — это люди и учреждения, связанные с ней и
ответсвенные за ее результаты.

Общественные условия социализации:

Предметно-пространственная среда (природные условия;
общественные, бытовые интерьеры; планировка и архитектура поселений).

Социальные отношения (семейные, дружественные,
производственные)

Социально значимая информация (характер повседневных,
производственных, научных, эстетических, религиозных сведений о мире, доступных
индивиду и освоенных им).

Социализация предполагает способность человека выработать и
реализовать «я — концепцию» Такая концепция включает личную и
социальную идентичность, т.е. способность человека к самооценке физических,
интеллектуальных, нравственных качеств и способность определения своей
принадлежности к какой-либо общности (возрастной, политической, семейной и
т.д.) Действие идентификации как механизма социализации связано с тем, что индивид
усваивает и реализует нормы, ценности, качества и т.п. тех групп,
принадлежность к которым он осознает. Иными словами — действия людей во многом
определяется их самооценкой и групповым членством.

Социальное развитие имеет разные уровни, разный характер
проявления. Оно включает в себя и историческое движение обществ, классов,
национальных групп, и развитие человека как главного момента всего
исторического процесса. Потому что «общественная история людей есть всегда лишь
история их индивидуального развития, сознают ли они это, или нет»[1]. Именно в
индивидуальном развитии человека и проявляется смысл, сущность социального
развития, высшей ступенью, целью и конечным результатом которого является
формирование личности

В психологии вопрос о социальном развитии имеет свои особые
аспекты, связанные с выявлением его специфических закономерностей, таких,
например, как сознательное целеполагание, оперирование идеальными объектами,
формирование внутренней позиции субъекта, его развитие в процессе собственной
деятельности и др. Их решение связано с исследованием характера социального
развития, которое происходит, развертывается в развитии личности.

В процессе онтогенеза растущий человек овладевает
общественным опытом, присваивает его, делает своим достоянием; происходит
социализация.

В то же время человек приобретает и все большую
самостоятельность, относительную автономность; происходит его индивидуализация.
По сути это неразрывно взаимосвязанный процесс социализации и индивидуализации,
на определенной стадии дополняющийся самоуправлением личности, которая
«начинает сама сознательно организовывать собственную жизнь, а значит, и
определять в той или иной мере свое собственное развитие, в том числе
психическое»[2].
Но личностью, субъектом, носителем социально-человеческой деятельности ребенок
становится только в результате осуществления этой деятельности, совершаемой
вначале с помощью взрослых, а затем и самостоятельно. Именно развитие
деятельности является способом проявления в онтогенезе и выражением социального
развития. А его результатом являются новые социальные приобретения, свойства и
качества общественного индивида. Развитие деятельности — условие социального
развития. «Свободная сознательная деятельность… составляет родовой характер
человека»[3],
выступая как его сущностная особенность. В процессе деятельности ее «продукт…
выступает… лишь как момент…. Условия и предметные воплощения процесса
производства… являются его моментами, а в качестве его субъектов выступают
только индивиды, но индивиды в их взаимоотношениях…»[4].

В отечественной психологии сформировался подход, согласно
которому деятельность, во-первых, раскрывается как сложный процесс, несущий в
себе те внутренние движущие противоречия, раздвоения и трансформации, которые
обусловливают развитие психики. Во-вторых, определяются механизмы развития
деятельности, как условия формирования интеллектуальной, аффективной и
потребностно-мотивационной сфер личности. В деятельности, представляющей собой
форму реализации человеческой сущности, происходит развитие ребенка, как
раскрытие его внутренних возможностей. Практически, однако, речь идет о
задаваемой деятельности, которая создает условия для развития человека как
личности. Организуемая обществом деятельность дает ту схему, в которой
формируются отношения, потребности ребенка, его сознание, самосознание. И
основная задача исследований, направленных на разработку психологических основ
совершенствования процесса воспитания, состоит в том, чтобы вести поиск такого
построения системы задаваемой деятельности, которая обеспечивает
целенаправленное переструктурирование внутренней деятельности ребенка,
формирование высших мотивов этой деятельности.

Понимание человека как целостного существа, субъекта
общественных

отношений требует рассмотрения деятельности не просто в качестве
средства, способа объективирования субъективного отношения к миру вещей, т. е.
не только как практической деятельности, отделяемой от общения, а как ее
противоречивого единства с самоизменением и изменением других, актуально
утверждаемого в процессе человеческого общения, потому что «предмет как бытие
для человека, как предметное бытие человека есть в то же время наличное бытие
человека для другого человека, его человеческое отношение к другому человеку,
общественное отношение человека к человеку»[5].

Рефлексивное сознание

Рефле́ксия (от позднелат. reflexio — обращение назад) —
обращение субъекта на себя самого, на свое знание или на свое собственное
состояние.

Гегель выделял, по крайней мере, три формы рефлексии:
полагающую, сравнивающую и определяющую. Кроме того, есть ещё более высокие
формы рефлексии: синтезирующая и трансцендирующая рефлексия.

Полагающая рефлексия производит самое первое отличение
самости субъекта от его жизнедеятельности в широком спектре ее возможных
содержаний. Полагающая рефлексия впервые разграничивает тотальное, ощущаемое,
разделяя Я и не-Я, но при этом оставляя их во взаимообусловленном виде.

При этом не-Я есть некоторый позитивный конгломерат событий,
определяемых номинативно: это есть А; это есть В; это есть … (область полагающей
рефлексии — это магия поименований), и всё это не-Я. Т.е. Я здесь получает лишь
негативные определения, как чистая отрицательность, как всеобщее не-Я.

Полагающая рефлексия производит самое первое высвобождение
сознания из поглощенности его бытием, но в форме связанности его в некотором
психическом образовании. Сознание свободно от бытия, но не свободно от формы
своего освобождения, не свободно в психическом «конструкте» (образе,
представлении, пристрастии, действии и др.).

Оно лишь следует (перемещается) из одной поглощающей
организованности в другую, но сам переход остается наивным (бессознательным).
Внешнее обнаружение данного перехода как раз и связано со следующей формой
рефлексии.

Сравнивающая рефлексия обеспечивает опознание субъектом себя
в налично данном, очевидном мире и отождествление с ним. Здесь сознание впервые
поднимается над каждым конкретным психологическим образованием (ощущением,
образом и, состоянием и др.). Сознание было связано во внешнем построении,
следовательно, оно должно стать свободным и безразличным по отношению к нему,
подобно тому, как оно стало свободным и безразличным по отношению к бытию.
Теперь определённость явлений сознания может выступить в сравнении: это есть А
и в В, но также и в С и в … N.

Сравнивающая (или рассудочная) рефлексия — наиболее
распространенная в современных эмпирических науках; везде, где есть ставшая
организованность, везде, где есть сведение многого к одному общему знаменателю,
везде, где требуется фиксация наличного бытия, — там сравнивающая рефлексия
является в постоянном облике — как очевидность.

При сравнивающей рефлексии происходит своеобразная инверсия
сфер Я и не-Я: все позитивные определения не-Я оказываются определителями Я: «Я
знаю это и это (Я знаком с этим); Я — во всем этом. В свою очередь, не-Я
истончается до нуля, не-Я больше нет — есть только всепоглощающая очевидность,
наличность данного (характерная черта полуобразованного сознания).

Определяющая рефлексия впервые обнаруживает несовпадение и
противоположность Я (субъект) и не-Я (объект). При определяющей рефлексии
постоянно происходит отчуждение и объективирование законов субъективной
деятельности, ее опредмечивание; происходит превращение позитивных определений
Я в позитивные определения не-Я — как независимо от Я существующего объекта,
сущность которого мне открывается, но противостоит.

Субъектно-активные формы деятельности постоянно
обнаруживаются как объектная противопоставленность, как не-Я, само же Я
приобретает все большую отрицательность, «небытие».

Определяющая рефлексия осуществляется в форме понятия,
которое выступает и как форма данности некоторой объектности, и как средство
его мысленного воспроизведения. Первый момент позволяет человеку осознавать
независимое от него существование объекта; второй есть акт его (объекта, но не
себя) понимания. Своеобразие такой ситуации сознания можно выразить следующим
образом: «Я — знаю это; и — Я знаю, что знаю это; но! — Я не знаю, что Я в
этом!». Обнаружение последнего обстоятельства есть первый шаг в работе еще
одной формы рефлексии.

Отрицание очевидности в своей непосредственной данности,
обнаружение несовпадения Я со ставшим бытием, постоянное высвобождение из
всякой поглощенности (из поглощенности всяким) есть особая форма рефлексии, и
ее можно обозначить как синтезирующая рефлексия.

Синтезирующая рефлексия собирает самоопределившуюся личность
среди многого в одно. Рассекречивая многие структуры Я как не-Я, как чуждое,
наведенное, синтезирующая рефлексия обнаруживает в то же время в каждом
определенном (лично мне ценном) «Я» свечение не-Я, где Я оказывается моей
реализованной действительностью, а не-Я — еще не ставшей, но становящейся
действительностью. Проблематизируя любое наличное состояние сознания,
синтезирующая рефлексия впервые обеспечивает выход Я за любые актуальные пределы
самого себя; позволяет главное — не только преодолеть тесные границы
очевидности, но и обнаружить становящуюся действительность как действительность
самого Я.

Синтезирующая рефлексия есть первый шаг на пути снятия
структурного противостояния субъекта и объекта; объектная реальность теряет
свою обособленность и независимость существования от моего сознания. Лишь
ассоциированная с Я (интегрированная в нем) она получает свою подлинную жизнь и
процесс осуществления.

Только теперь синтезированное «внутреннее Я» оказывается
способным принять подлинную имманентность (т.е. внутреннюю присущность) себя
Миру во всех его измерениях (нравственных, эстетических, научно-теоретических,
а также аксиологических, т.е. ценностных), обнаружить укоренённость в Мире, а
не только пребывание или взаимодействие с ним. Тем самым трансцендирующая
рефлексия позволяет выйти за пределы не только самого себя, но и своих
отношений с миром.

В этом качестве она становится трансцендирующей рефлексией,
которая, по сути, есть «расширяющееся сознание», принципиально не приуроченное
к своим явлениям и не редуцируемое к ним. Верхняя граница такой рефлексии, как
хорошо видно, имеет своим пределом бесконечность.

Следует заметить, что первые три формы рефлексии
(полагающая, сравнивающая, определяющая) основное противоречие сознания
разрешает частичным образом. Каждая из них формирует свой феноменалистский слой
сознания, рационализируемый нами с большим или меньшим успехом. Более того,
хотя становление каждой новой формы приводит к эффекту расширения сознания, но
ее «энергии» как бы не хватает для превращения акта расширения в непрерывный
процесс.

С течением времени рефлексия оказывается «на службе»
соответствующего поверхностного слоя сознания, который поглощает сознание как
целое, делает его уплощенным, некритичным к своим собственным образованиям.

Например:

при нулевой рефлексии мы имеем наивное сознание, поглощенное
бытием;

при полагающей рефлексии — поглощение
чувственно-практическими образованиями (типа привычек, установок,
направленностей);

при сравнивающей — поглощение очевидностями (типа: 2 х 2 =
4);

при определяющей — поглощение новоевропейской
рациональностью (вплоть до тезиса, что все должно быть научным, т.е. получить
благословение от науки на существование).

Только синтезирующая и трансцендирующая формы рефлексии
разрешают исходное противоречие абсолютным образом; они-то и есть подлинное
орудие собственно личностного развития.

Индивидуальное и социальное

Человек как родовое существо конкретизируется в реальных
индивидах. Понятие индивида указывает на отдельную особь как представителя
высшего биологического вида Homo sapiens и социума. Каждый индивид имеет право
на свою особенность — это его природная данность, развернутая социализацией.
Индивид как особая единичная цельность характеризуется рядом свойств:
целостностью морфологической и психофизиологической организации, устойчивостью
во взаимодействии со средой, активностью. Понятие индивида есть лишь первое
обозначение предметной области исследования человека, содержащее возможности
дальнейшей конкретизации с указанием его качественной специфики в понятиях
личности и индивидуальности.

В настоящее время существуют две основные концепции
личности: личность как функциональная (ролевая) характеристика человека и
личность как его сущностная характеристика.

Первая концепция опирается на понятие социальной функции
человека, а точнее, на понятие социальной роли. При всей значимости этого
аспекта понимания личности (он имеет большое значение в современной прикладной
социологии) он не позволяет раскрыть внутренний, глубинный мир человека,
фиксируя только его поведение, которое не всегда и не обязательно выражает его
действительную сущность.

Более глубокая интерпретация понятия личности раскрывает ее
уже не в функциональном, а в сущностном плане: она здесь — сгусток
регулятивно-духовных потенций, центр самосознания, источник воли и ядро
характера, субъект свободных действий в рамках социума и внутренней жизни
человека. Личность — индивидуальное средоточие и выражение общественных
отношений и функций людей, субъект познания и преобразования мира, прав и
обязанностей, этических, эстетических и всех иных социальных норм.

Личность есть обладающий самосознанием и мировоззрением
человек, достигший понимания своих социальных функций, Своего места в мире,
осмысливающий себя как субъект исторического творчества, как звено цепи
поколений, в том числе родственных, один вектор которых направлен в прошлое, а
другой — в грядущее. Личностные качества человека есть производные от двух
моментов: от его самосознающего разума и от его социального образа жизни. Полем
проявления личностных свойств служит его жизнь — индивидуальная и социальная.

Чтобы проиллюстрировать зависимость личностного становления
человека от развитости его самосознания и окружающего его социума, мысленно заглянем
в глубь веков. Когда появляется личность в философском понимании этого слова?
Вместе с появлением человека как биологического вида? Нет. Наш отдаленный
предок, находившийся в условиях первобытной среды и на начальных стадиях
формирования сознания, еще не был личностью, но уже был человеком. Личность —
это общественно развитый человек. Не только исторически, но и генетически
человек становится личностью по мере создания социальной и мыслительной
культуры и по мере своего индивидуального приобщения к ней. Ребенок, особенно в
самом раннем возрасте, — это, разумеется, человек, но еще не личность. В нем
лишь «проклевывается» личность, он еще должен стать ею. Если же нарушаются
социальные связи человека или происходят патологические процессы в организме (душевные
расстройства и т.д.), личность распадается полностью или частично в зависимости
от силы такого рода неблагоприятных и трагических обстоятельств.

Таким образом, личность — это результирующая функция
социального и индивидуального начал человека. Без какого-либо из этих
ингредиентов личность не состоится; более того, даже при частичном ущемлении
или биологического, или социального начала в человеке эта деформация сразу же
скажется на личности.

Свобода и детерминизм.

Детермини́зм (лат. determinare — определять,
ограничивать) — философское понятие, обозначающее обусловленность того или
иного явления определёнными предпосылками.

Детерминизм — учение о первоначальной определяемости всех
происходящих в мире процессов, включая все процессы человеческой жизни, со
стороны Бога (теологический детерминизм, или учение о предопределении), или
только явлений природы (космологический детерминизм), или специально
человеческой воли (антропологическо-этический детерминизм), для свободы
которой, как и для ответственности, не оставалось бы тогда места. Под
определяемостью, здесь подразумевается философское утверждение, что каждое
произошедшее событие, включая и человеческие поступки, и поведение, однозначно
определяется множеством причин, непосредственно предшествующих данному событию.
В таком свете детерминизм может быть также определен как тезис, утверждающий,
что имеется только одно, точно заданное, возможное будущее.

Детерминизм — философское учение о закономерной
универсальной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений объективной
действительности, результат обобщения конкретно-исторических и
конкретно-научных концепций. Понятие детерминизм возникло в средневековье как
вид логического определения понятия, противостоящий генерализации (обобщению).

В 16-17 в.в. понятие детерминизм начинает приобретать новый
смысл — смысл обусловленности — и употребляется в этике для выражения позиции,
противостоящей «свободе воли». В 17 в. в период выработки элементарных понятий
механики происходит сближение понятия детерминизм и причинности,
устанавливается тесная связь категории закономерности и причинности,
закладываются основы механистического детерминизма. Успехи механики закрепляют
представления об исключительно динамическом характере закономерностей, об
универсальности причинной обусловленности. Причинность становится формой
выражения законов науки, содержанием детерминистской формы объяснения явлений.

Полное и гармоническое слияние механической причинности и
детерминизм происходит в концепции детерминизм Лапласа. Центральной становится
идея о том, что всякое состояние Вселенной есть следствие предыдущих и причина
последующих ее состояний. Сформированное им понятие причинно-следственных
цепей, последующее отождествление этого понятия с понятием связи состояний и
теоретико-механическим представлением о движении окончательно утверждают
универсальный объяснительный статус лапласовского детерминизма.

Он обосновывал эвристическую ценность новых математических
вероятностных методов, но в рамках господствующих в то время механистических
идеалов и норм научного исследования. Переход науки к исследованию в нач. —
сер. 19 в. системных природных и социальных объектов обусловил изменение
идеалов аналитического, поэлементного характера познания; расхождение принципа
причинности и принципа детерминизм; обнаружилась сложная по структуре
абстрактно-теоретическая форма принципа детерминизм в научном исследовании.

Современное философское и методологическое осмысление
детерминизм раскрывает взаимосвязь философского и естественнонаучного статусов
(аспектов) этого принципа. Философский детерминизм фиксирует разнообразные
формы взаимосвязей и взаимоотношений явлений объективной реальности:
генетические (причинно-следственные) и статистические, пространственные и
временные, связи состояний и коррелятивные связи, функциональные и целевые
зависимости и т. детерминизм Все они выражаются через систему таких философских
детерминистических категорий, как необходимость и случайность, возможность,
действительность, закономерность, причинность и прочие дурости.

Методологическая природа принципа детерминизма проявляется в
том, что он выступает не только как философское учение, но и конкретно-научный
норматив описания и объяснения универсальной закономерной связи и
обусловленности развития и функционирования определенным образом
системно-организованных объектов в процессе полового созревания.

Принципиальная историчность этого учения обусловлена
необходимостью формирования новых естественнонаучных форм детерминизм при
переходе науки к изучению объектов с новыми системно-структурными
характеристиками. Переход науки от изучения простых динамических систем к
вероятностным, эволюционирующим объектам сопровождался кризисом концепции
лапласовского детерминизм и формированием статистического вероятностного
детерминизм в учении Дарвина. Соответственно менялся категориальный каркас
детерминистических естественнонаучных концепций, структура теоретических построений,
идеалы и нормы научного исследования. В свою очередь, освоение наукой
саморегулирующихся систем кибернетического типа, различного рода социальных
систем обуславливает формирование новых категорий — цель, самоорганизация,
саморазвитие, прямые и обратные связи, отражение и др., а также соответствующих
конкретно-научных форм принципа детерминизм (кибернетических, экологических,
социальных) и новых методологических регулятивов.

В изменении структуры познавательной деятельности участвуют
новые категориальные детерминистские схемы. Исследование вероятностных
процессов микромира в физике, целесообразного характера развития живых систем в
биологии, явлений социального порядка обнаружило ограниченность причинного типа
объяснений, привело на рубеже 19-20 в. в. к формированию философского и
естественнонаучного индетерминизма.

Принцип детерминизм является одним из наиболее выраженных
интенций научного познания, явно или косвенно участвующим в регуляции научного
поиска. Фундаментальным идеалом детерминизм в естествознании является
объяснение исследуемого предмета (в отличие от гуманитарного познания,
ориентированного на такую когнитивную процедуру как понимание).

Свобода — в самом общем смысле, это наличие возможности
выбора варианта исхода события. Отсутствие такого выбора равносильно отсутствию
свободы — несвободе.

Свобода есть один из видов проявления случайности,
направляемое свободой воли (намеренность воли, осознанная свобода) или
стохастическим законом (непредсказуемость исхода события, неосознанная свобода).
В этом смысле, понятие «свобода» противоположно понятию «необходимость».

В этике «свобода» связана с наличием свободной воли
человека. Свобода воли налагает на человека ответственность и вменяет в заслугу
его слова и поступки. Поступок считается нравственным только в том случае, если
он совершается свободной волей, является свободным волеизъявлением субъекта. В
этом смысле этика направлена на осознание человеком своей свободы и связанной с
ней ответственностью.

Абсолютная свобода — течение событий таким образом, чтобы
воля каждого действующего лица в этих событиях не подвергалась насилию со
стороны воли других действующих лиц или обстоятельств.

В «Декларации прав человека и гражданина» (1789, Франция)
свобода трактуется как возможность «делать всё, что не наносит вреда другому:
таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь
теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же
правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

В праве свобода связана не просто с ответственностью
субъекта за свои деяния, которая подразумевает его свободу воли, но и с мерой
ответственности — степени вменяемости или невменяемости поступка. Выработка
этой меры ответственности за деяние вызвано требованием справедливости,
справедливого воздаяния — меры наказания.

В праве — закрепленная в конституции или ином
законодательном акте возможность определённого поведения человека (например,
свобода слова, свобода вероисповедания и т. д.). Категория «свобода» близка к понятию
«право» в субъективном смысле, однако последнее предполагает наличие более или
менее четкого юридического механизма для реализации и обычно соответствующей
обязанности государства или другого субъекта совершить какое-либо действие
(например, предоставить работу в случае права на труд). Напротив, юридическая
свобода не имеет четкого механизма реализации, ей соответствует обязанность
воздерживаться от совершения каких-либо нарушающих данную свободу действий.

Свобода — средство для достижения цели и смысла жизни
человека. У язычников идеалы свободы послужили основой создания
демократического общества, классическим примером которого стали Афины в Древней
Греции. В последние столетия к этим идеалам вернулось и современное общество.

Свобода — это осознанные действия человека, основанные на
этике окружающего его общества.

Виды свободы и формы ее проявления: игра,
творчество, риск

1. Свобода — это специфический способ бытия человека и
любого социального субъекта, связанный с его способностью выбирать решение и совершать
поступок в соответствии со своими целями. Свобода есть фундаментальная основа
человеческого вообще и социального, в частности, так как она отражает такое
отношение субъекта к своим актам, при котором он является их определяющей
причиной, и они, стало быть, не обусловлены непосредственно природными,
социальными, межличностно коммуникативными, индивидуально-внутренними или
индивидуально-родовыми факторами. Свобода представляется выходом из круга
данностей и творческим порывом к новому, однако она не будет полноценной, если
не реализует себя внешним образом в сфере публичности.

2. Взятая в трансцендентальном аспекте, свобода означает
абстрагирование как от внешнего, так и от собственного наличного бытия и в этом
контексте может быть истолкована как внутренняя свобода. Внешняя свобода
раскрывает степень и способы зависимости частичного бытия от всецелого. Если
для реализации внешней свободы достаточно устранить социальные препятствия,
порождающие ту или иную форму зависимости личности, то получение внутренней
свободы выдвигает для человека на первый план задачи нравственного
самосовершенствования, духовного развития.

3. Свобода реализуется, прежде всего, посредством
деятельности, в этом смысле она есть сознательно-целесообразное действие.
Человек наименее зависим от внешних факторов в таких проявлениях деятельности,
как игра, творчество, риск, которые традиционно соединяли в себе информационное
начало и материальную составляющую. Соотношение последних обусловливались
факторами объективной социальной реальности. В остальных видах деятельности,
будучи свободным в постановке цели, и действуя в установленных рамках, индивид
встречает определенные ограничения и препятствия, которые имеют двоякий эффект.
Они, с одной стороны, выступают мощным стимулирующим фактором; с другой
стороны, создают возможность неудачи в достижении поставленной цели.

4. В обществе поздней современности характеристики игры,
творчества и риска преобразуются под влиянием информационных технологий,
которые служат главным источником социально-экономического развития, посредством
увеличения производительности генерирования знаний, обработки информации и
символической коммуникации. Спецификой информационной стадии техногенного
общества является направленность знания на само знание. Эта тенденция
проявляется и в игре, творчестве и риске, которые теряют физическую,
материальную составляющую и теперь имеют преимущественно самодостаточное
информационное наполнение.

5. Информатизация личности в обществе поздней современности существенным
образом трансформирует сложившиеся балансы свободы/несвободы, а также
власти/подчинения, в политической, экономической и культурной сферах.
Появляющиеся новые формы социального неравенства и контроля создают возможность
концентрации информационных ресурсов в руках меньшинства и обусловливают
степень реализации свободы социальных субъектов. Место человека в обществе поздней
современности во все большей степени определяет уровень знаний, а не
материальные ценности. Именно знания и умение владеть информацией становятся важнейшим
капиталом, а ценность личности составляет умение работать с источниками
информации, сами знания и навыки их генерирования.

6. В обществе поздней современности развитие информационных
технологий расширяет горизонты свободы за счет возможности человека
использовать относительность шкал отсчета времени и отсутствию необходимости
физического присутствия для осуществления действий. Этим делается первый шаг к
размыванию границ реальной и виртуальной деятельности, а следовательно и
реальной и виртуальной свободы. В любого рода виртуальной реальности человек
имеет дело не с реальным объектом, а с его образом — симуляцией. О
виртуализации общества можно говорить, поскольку во всех сферах деятельности
людей, в их отношениях друг с другом образы замещают реальность. Новая культура
виртуальности переносит трактовку и реализацию свободы в мир симулякров.

Имеющиеся в литературе определения творчества, хотя и
значительно разнятся друг от друга, тем не менее позволяют выделить некие общие
его основания . Это прежде всего качественная новизна конечного продукта
творческого акта. Во-вторых, непосредственное отсутствие этого качества в
исходных предпосылках творчества. В-третьих, нельзя не видеть, что любой
творческий акт содержит в себе интеллектуальный поиск, есть продукт
своеобразной игры внутренних интеллектуальных сил субъекта творчества.
В-третьих, нельзя не видеть, что любой творческий акт содержит в себе
интеллектуальный поиск, что она есть продукт своеобразной игры внутренних
интеллектуальных сил субъекта творчества. Современная антропология располагает
массой фактов, указывающих практически на одну и ту же закономерность
антропогенеза: по мере эволюционного исторического развития человека
преодоление трудных ситуаций (творческий поиск) все более определяется внутренними
когнитивными усилиями, а не хаотическими попытками непосредственного
поведенческого решениям проблем по методу проб и ошибок, случайного перебора
вариантов. Творчество конечно же связано с открытием, но не может быть сведено
только к нему, ибо открытие есть обнаружение уже имеющегося, ранее
существовавшего, но остававшегося скрытным, теперь ставшего явным, ясным.
Творчество же есть кроме того изобретение, то есть не просто обнаружение, но и
создание (внедрение) нового, чего ранее не было не только в системе
познавательных достижений человечества, но и самом объективном, «во
внечеловеческом» мире.

С людей спрашивается за то, за что они в действительности,
как индивидуальные субъекты, ответственности не несут . Ответственность, как
правило, переносится на коллективный субъект, на условия социального бытия, на
общество как таковое. Конечно, отмечал В. Франкл, гораздо проще возвышать или
унижать «расы» целиком, чем пытаться оценить каждого отдельного человека — то
есть отнести его к одной из двух групп, на которые с точки зрения
нравственности делятся все люди: к «расе» людей порядочных или к «расе»
нравственно испорченных. Не менее порочной представляется сознательно
внедряемая безответственность на всех уровнях социальной структуры — от ее
высших этажей (властных структур), до психологии каждого члена общества.
Разумеется, что такая «тотальная пропаганда» безответственности неизбежно
воплощается и практически реализуется в повседневном поведении людей, и вольно
или невольно закрепляется в системе моральных норм, традиций и обычаев народа.
Нельзя пройти мимо характеристики тех каналов, по которым сегодня наиболее
настойчиво и эффективно проводится эта пропаганда. К сожалению, в ряде случаев
таким каналом выступают средства массовой информации: радио, телевидение,
пресса. Весьма Известный политический деятель и авторитетный журналист
Александр Бовин так пишет о роли современной журналистики в «политическом
образовании» народа и «привитии» у него столь важного для нормального
существования демократического общества чувства ответственности: мы сами,
журналисты, с подачи и при поддержке «властных структур» отучаем себя и народ
наш от серьезной политики, от демократической ответственности содеявших за
содеянное, от гласности, открытости, понятности в деятельности уже упомянутых
структур. Политический анализ подменяется описанием политиканства, дворцовых
интриг на византийский (ордынский?) манер, ничтожных — по масштабам великой
России — столкновений вьющихся вокруг власти клик и кланов.

Проблема индивидуального и социального в смысле
жизни

Благодаря общим ценностям индивидуальный поиск смысла жизни
сочетается с аналогическими усилиями других индивидов — членов общества,
учитывается и принимается смысловое содержание жизни других людей, их опыт, их
проблемы . Таким образом, ценность должна быть понята как общественно значимая
путеводная Звезда индивидуального поиска смысла жизни. Только в таком статусе
общественная ценность обретает индивидуальную значимость, включается в систему
мотивации деятельности человека. Наверное, у ценности есть и иные
функциональные роли, но в данном контексте надо обратить внимание только на эту
связь общих ценностей с индивидуальным смыслом жизни каждого отдельного
человека. Такое понимание позволяет наиболее адекватно решить сложную проблему
заполнения смыслом жизни каждого отдельного человека, проблему, связанную с
преодолением имманентно присущего человеку сомнения в наличии у него смысла
жизни. Дело в том, что такое сомнение не болезненное состояние психики, а
нормальное, истинно человеческое переживание. Следовательно, сам поиск смысла
жизни с необходимостью должен коррелироваться с общественными факторами и
обстоятельствами, которые включаются в интересующую нас проблему и как
оценочный критерий смысла жизни, и как ценностные ориентиры его поиска и
обретения. Кроме того, социальная среда в самом широком понимании есть поле
подготовки человека к самостоятельному поиску своего смысла жизни (воспитание,
обучение, лечение, контроль за девиантным поведением и т. п.). Смысл жизни есть
единство внутреннего и внешнего. Единство сложное, противоречивое,
акцентированное.

Как видно, утверждение индивидуальности смысла жизни не
означает, отрицания неких общих черт и особенностей, присущих множеству
различных ситуаций, в которые попадают (или находятся) разные люди . Иначе
говоря, есть смыслы, которые присущи людям определенной общности. Их можно было
бы назвать смыслами, относящимся, скорее, не к уникально-единичным ситуациям, а
к некоторым общеситуационным положениям, в которых находятся люди данной
общности или даже целой исторической эпохи. У множества людей, находящихся в
сходных жизненных ситуациях, возникает некое общее содержание их жизненных
смыслов. Это общее содержание индивидуальных смыслов может быть обозначено как
ценность. Будучи нормативно закрепленным обобщением смыслов, ценность затем
выступает в качестве унифицированного средства (ориентира) поиска людьми своего
индивидуального жизненного смысла в каждой индивидуальной ситуации. Ценность
известным образом стандартизирует, унифицирует, а поэтому облегчает и сокращает
смысложизненный поиск, предупреждает от возможных просчетов и ошибок. Так
например, этические или эстетические ценности и есть по сути дела закрепленные
в определенных социальных нормах унифицированные пути поиска людьми данной
эпохи, данной культуры своих индивидуальных смыслов жизни. К такого же рода
методологическим «поводырям» относятся и ценности традиций или обычаев.
Правильно понятые и принятые общие ценности не подменяют и не заменяют
индивидуальность смысла жизни. Они соотносят множество индивидуальных смыслов
друг с другом, связывают смысл жизни и пути его обретения их, объединяют в
некое единство.

Идеальные духовные модели и их воплощение
(объективизация)

Нормативно-ценностная
личностная модель – это
социальная модель, имитирующая
основные свойства и отношения личности,
рассматриваемые в аксиологическом контексте.
Каждая культура вырабатывает свой идеал и образ личности. Но личностный идеал – мысленный образец
совершенства, норма, к которой следует
стремиться как к конечной цели деятельности –
должен характеризоваться преодолением всех противоречий между индивидом
и обществом, что
практически недостижимо.

Поэтому идеальные теоретические положения лишь указывают
направленность духовного развития человека,
но не реализуются в повседневной жизненной практике, где ориентирами
являются нормативно-ценностные
модели – образы
личности, воплощающие
наиболее предпочтительные представления о реальных жизненных нормах и ценностях.

В нормативно-ценностной
модели личности заключены представления о нормах и ценностях, выходящие за рамки идеала, но опосредованно
ориентирующие на него, создающие
условия для частичной реализации идеального в определенных конкретных
обстоятельствах. Идеал
в этом случае выступает в качестве абстракции от реальных ценностей и норм. Он представлен как
совершенство и теоретические обоснование того,
какими должны быть реальные ценности и нормы.

Выделяются три формы существования ценностей:

1) идеальные
– выработанные
общественным сознанием и обобщёнными представлениями о совершенстве;

2) предметно
воплощённые – зафиксированное
в культуре выражение ценностных идеалов, реализующихся посредством
человеческой деятельности (причём
воплощением их может выступать либо сам процесс деятельности – деяние, либо объективированный
продукт деятельности – произведение);

3) личностные
– ценностная
система субъекта, выступающего
средством осознания значимости предмета или явления для удовлетворения его
потребностей.

Предметное воплощение идеальных ценностей осуществляется
только посредством целенаправленной деятельности людей, ориентированных на эти ценности, причём мотивация деятельности
исходит не от абстрактных социальных ценностей,
а от личностных ценностей индивидов.

Формирование нормативно-ценностной
модели личности представляет собой процесс трансформации нормативных и
ценностных идеалов в реальные нормы и ценности,
являющиеся жизненными ориентирами для личности, путем их отбора, осуществляющегося через призму социально- группового восприятия в соответствии с
личностными предпочтениями.

Нормативно-ценностная
модель личности характеризуется единством ведущих духовных регуляторов: реальных ценностей и
норм, формирующихся
на их основе ценностных ориентаций и принципов поведения человека.

В структуре нормативно-ценностной
личностной парадигмы можно выделить два уровня: внутренний и внешний. Внутренним содержанием
структуры личностной модели являются созданные на основе идеальных обобщенные
представления о реальных нормах и ценностях,
а внешним ее выражением выступают жизнеспособные нормативно-ценностные координаты
поведения и духовных устремлений человека.

Ценности представляют собой положительную значимость
предметов и явлений, формируются
в процессе субъект-объектных
отношений в результате осознания социальным субъектом своих потребностей и в
соотнесении их с предметами окружающего мира –
то есть в результате ценностного отношения,
реализуемого в акте оценки,
складывающейся из сравнения (собственно
оценки) и рекомендации
к отбору (выбору
того, что
признаётся ценностью).

Усвоение совокупности норм,
потребностей, интересов, ценностей и идеалов, образующих соционормативную
культуру, приводит
в движение социальный механизм,
который регулирует отношения индивида и общества, организует,
активизирует и направляет деятельность людей на достижение осознанных
целей.

Своеобразные алгоритмы социальных действий, на которые ориентируют
сложившиеся нормативно-ценностные
образцы, экономят
усилия людей в процессе социализации,
облегчают социальную адаптацию.

Духовная жизнь человека как путь самопознания и
самораскрытия

Среди главных вопросов, вокруг которых ведутся споры и
обсуждения, можно выделить следующие: природа самосознания, место самосознания
среди других психологических феноменов,  факторы, определяющие развитие
самосознание,  структура самосознания,  генезис самосознания, Решение вопроса о
природе самосознание всецело зависит от философских позиций тех концепций, в
рамках которых он трактуется. Так, интроспекционизм игнорирует роль объективных
факторов в возникновении и развитии самосознания. Представители этой концепции
отождествляли психическое с сознанием, а сознание с самосознанием.

Сторонники бихевиоризма и необихевиоризма, напротив
старались выявить и подчеркнуть влияние окружающей действительности на
психическую деятельность человека, однако впоследствии они пришли к исключению
сознания и самосознания из сферы психической жизни, к отрицанию роли сознания в
поведении людей. Вся психическая деятельность была сведена ими к механическим
реакциями организма на внешние стимулы.

Разные исследователи отводят различное место самосознания в
системе психологических феноменов. Расширительный подход к решению этого
вопроса состоит в том, что самосознание считается почти синонимом психического.

Одна из первых попыток выделить социальный фактор в осознании
личностью самого себя принадлежат У. Джемсу. Однако социальные и индивидуально
— природные компоненты “Я” остаются у Джемса рядоположными.

В начале XX века социолог Кули сформировал теорию
“зеркального Я”, согласно которой представление человека о самом себе, “идея
Я”, складывается под влиянием мнений окружающих и включает 3 компонента:
представление о том, каким я кажусь другому лицу, представление о том, как этот
другой меня оценивает, и связанную с этим самооценку, чувство гордости и
унижения.

Формирование человеческого “Я” в процессе реального
взаимодействия индивида с другими людьми в рамках определенных социальных групп
было исследовано Д.Т. Мидом. Мид утверждал, что самосознание — это процесс, в
основе которого лежит практическое взаимодействие индивида с другими людьми.
Чтобы успешно взаимодействовать с другими людьми, необходимо предвидеть реакцию
партнера на то или иное действие. Рефлексия на себя есть, по сути дела, не сто
иное, как способность поставить себя на место другого, усвоить отношение других
к себе.

Иной подход к рассмотрению самосознания характерен для
представителей гуманистического направления в психологии. К. Роджерс, говоря о
самосознании, оперирует понятием “Я — концепция”, под которой понимает сложную
структурированную картину, существующую в сознании индивида как самостоятельная
фигура и фон и включающая как собственно Я, так и отношения, в которые оно
может вступить, а также позитивные и негативные ценности, связанные с
воспринимаемыми качествами и отношениями “Я” в прошлом, настоящем и будущем. “Я
— концепция” включает в себя реальное и идеальное “Я”.

Работая в рамках гуманистической психологии Р. Бернс
предложил более дифференцированную структуру “Я — концепции”. При этом автор
попытался впервые использовать идеи теории и практики гуманистической
психологии в процессе обучения и воспитания.

Развитие личности в теории самоактуализации А. Маслоу
понимается исключительно как внутренний процесс, связанный с изначальным ее
стремлением актуализировать в себе наследственные и генетические
предрасположенности в отношении темперамента, характера, интеллекта. Маслоу
выделяет самоактуализацию, или самореализацию, как одну из основных
человеческих потребностей.

Одной из наиболее распространенных теорий, которые до сих
пор оказывают влияние на психологию личности, является фрейдизм и его
разновидность — неофрейдизм.

Всю психику З.Фрейд делит на 3 системы различные по законам
их функционирования. Прежде всего, это бессознательная система ОНО, в основе
которой лежат субъективные потребности биологического или афективного порядка.
Затем, система Я — это центр, реализующий процесс сознательной адаптации. Я
является той силой, которая уравновешивает глубинные неосознанные влечения и
требования общества. Наконец, Сверх-Я — это своеобразная моральная цензура,
содержанием которой являются нормы, запреты, принятые личностью, это его
совесть. Между Я и ОНО устанавливаются отношения постоянной напряженности. ОНО
оказывает давление на Я, а Я должно сдерживать это давление, учитывая
требования общества. В концепции Фрейда

“Я”, сознание, самосознание — явления однозначные. В
качестве определяющих факторов развития самосознания З.Фрейд выделял врожденные
биологические инстинкты, бессознательные силы.

Неофрейдисты признавали зависимость самосознания от существующих
условий жизни и межличностных отношений. Они допускали влияние социальной среды
на формирование личности, но только до определенного предела, когда вступали в
силу внутренние психические факторы, такие, как страх, беспокойство,
потребность в нежности.

В отечественной психологии под самосознанием понимается
процесс познания человеком самого себя, в результате которого образуется
представление о себе в качестве субъекта действий и переживаний и складывается
эмоционально- ценностное отношение.

В психологической литературе особенно много работ, в которых
самосознание рассматривается как важнейшая часть личности. При этом нередко
подчеркивается, что уровень развития личности пропорционален уровню развития
самосознания. Будучи регулятором поведения, самосознание влияет на дальнейшее
развитие личности. Исходя из правильного понимания природы и сущности
самосознания личности, отечественные психологи внесли ясность и в вопрос о
развитии самосознания ребенка. В противоположность психологам — идеалистам,
которые придерживаются мнения о врожденности самосознания, наши психологи
признают врожденным не самосознание, а лишь предпосылки к его развитию.

Поэтому настоящий источник и движущие силы развития
самосознания, как отмечает С.Л. Рубенштейн, следует искать не во врожденных
предпосылках, а в возрастающей реальной самостоятельности индивида,
выражающийся в изменении его взаимоотношений с окружающими людьми. Регуляция
связи ребенка со средой, воспитания тем самым играет ведущую роль и в развитии
самосознания личности ребенка.

В отечественной психологии в качестве определяющих факторов
развития самосознания берется собственная практическая деятельность человека и
его взаимодействие с окружающими людьми, посредством которых он усваивает
накопленный человечеством общественный опыт.

Самосознание представляет собой сложное психическое
образование, состоящее из структурных составляющих, однако относительно
содержания и функций составляющих мнения исследователей не всегда совпадают.

На каждом возрастном этапе онтогенеза — в годы младенчества,
раннего и дошкольного детства, в младшем школьном, подростковом и старшем
школьном возрастах, в ходе становления и развития личности ребенка происходит
формирование и развитие его активности, самосознания.

Заключение

Из предыдущих размышлений следует суждение о том, что
социальная антропология является областью гуманитарно-научного познания. Она
осуществляет связь человека как био-психосоциалъного существа, т.е. существа
мыслящего, понимающего других, переживающего и творящего, с деперсонализированными
сферами его окружения, нейтрально или враждебно чуждыми ему. Применяя, с одной
стороны, обезличенные методы анализа, а с другой — ценностный подход к выбору
целей своих рекомендаций, она как бы объединяет результаты бесстрастного
анализа с человеческой целью для внедрения своих знаний в жизнь. В этом ее
практическая значимость, полезность для людей.

Из этой позиции следует и понимание предмета социальной
антропологии. Ее предметом являются закономерности и механизмы взаимодействия
человека с его социальным и природным окружением

Литература

1.  
Американская
социологическая мысль. Раздел «Феноменологичес­кая социология». М., 1994.

2.   Артюхович Ю.В. Нормативно-ценностная
модель личности современника. Ставрополь: Изд-во СКГТУ, 1999. С. 8.

3.   Виндельбанд В. Философия в немецкой духовной жизни Х1Х столетия. М.: Наука, 1993.

4.  
Емельянов Ю.Н.  Основы
культурной  антропологии.   СПб., 1994.

5.   Иваненко Л.И. Ценностно-нормативные
механизмы регуляции //
Культурная деятельность: опыт социологического исследования. М.: Наука, 1981. С. 50–151.

6.  
Кертман Л.Е. История
культуры стран Европы и Америки. М., 1987.

7.   Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. — №4. С. 22–24.

8.  
Орлова Э.А. Введение
в социальную и культурную антропологию. М., 1994.

9.  
Очерки  социальной 
антропологии. СПб., 1995.

10.
Разин В.М.  Введение в
культурологию.   М.,1994.

11.
Реформирование 
России:  мифы и  реальность.  М., 1994.

12.
Социокультурное
исследование.  М., 1994.

13.
Тугаринов В.П. Философия
и ценностные формы отражения. М.: Мысль, 1978.

14.
Человек.  М., 1995.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *